Ещё

Механизм отъема. Как «отжимают» землю у фермеров 

Разного рода «шишки» подчас ведут себя, как средневековые феодалы: например, могут запросто отнять землю и отдать другому. Попытка противостоять нажиму порой заканчивается махровым криминалом: избиениями и даже стрельбой.
Ваш участок продан!
А ведь когда-то фермерство было в моде: в начала 90-х многие захотели узнать, каково это — быть хозяином на своей земле. Именно тогда участками в Новоусманском районе обзавелись Юрий Жуков, Василий Аксёнов и Михаил Земляков: на днях они обратились в «АиФ-Черноземье» и рассказали о своей беде.
Частная собственность на землю тогда только зарождалась, и фермеры получили колхозные угодья в бессрочное пользование с правом наследования. Казалось, приватизация участков — лишь формальность: по закону бессрочные владельцы могут выкупить свои участки, заплатив 15% кадастровой стоимости. И только когда фермеры попробовали это сделать, поняли: не тут-то было!
Весной 2016 года Юрий Жуков начал проводить кадастровые работы, чтобы уточнить границы и составить межевой план участка, а затем оформить свои 20 га в собственность. Но тут выяснилось, что землю Юрия Жукова пересекает другой участок площадью в 100 га. Администрация района сформировала его, поставила на кадастровый учёт и в 2007 г. передала в аренду на 49 лет другому фермеру.
Составить межевой план не удалось. Администрация Нижнекатуховского сельского поселения отказалась согласовывать границы: оказывается, местоположение законно полученного участка, который фермер обрабатывает уже 24 года, местным чиновникам неизвестно.
«Мы для них — пыль!»
Виктор Чернышев, глава района, ответил фермеру, что администрация не вправе вносить изменения в договор аренды и посоветовал согласовать границы с самим арендатором. Обращения в департамент имущественных и земельных отношений и в прокуратуру тоже не помогли: Юрия Жукова послали в суд.
А к фермеру Василию Аксёнову в 2015 году нагрянул гость, рассказавший, что в 2013 году оформил его 20 га себе в собственность. Василий Аксёнов обратился в полицию, но разбирательство было недолгим. «Принято неокончательное решение об отказе в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия ответов из администрации Новоусманского района», — сообщили через девять дней из райотдела МВД.
Так же неожиданно с новым собственником своего участка познакомился и Михаил Земляков. Результаты жалоб были аналогичными. Отчаявшись найти правду в районе, фермеры обратились к вице-губернатору Максиму Увайдову, но, с их слов, ответа так и не дождались.
«Чиновники показывают, что мы для них — пыль и мусор!» — в отчаянии восклицает Юрий Жуков.
Дом в поле
Разумеется, можно свалить всё происходящее на неразбериху с учётом земельных отношений — мол, законодательство менялось, и чиновники просто запутались, искренне не подозревая, что распорядились чьим-то участком. Но очевидно и другое: такая неразбериха — идеальные условия для сомнительных схем. Тем более что никто, похоже, не собирается всерьёз выяснять обстоятельства.
Сами фермеры уверены: у чиновников администраций — рыльце в пушку. Не зря за пригородными районами — Рамонским, Семилукским и Новоусманским — в народе давно закрепилась слава самых коррупционных. Что неудивительно, учитывая стоимость земли.
Тенденция очевидна: на пашню наступают коттеджные посёлки. Фермеры уверены, что землю, которую у них так ловко «уводят», никто не собирается засевать пшеницей или подсолнухом. Задача — изменить её назначение и отдать под строительство. Михаил Земляков показывает дом, одиноко стоящий в поле под Рыканью — весьма вероятно, что скоро рядом с ним вырастут ещё несколько. У края дороги — столб с объявлением «Продаётся участок». Михаил уверен, что такие же дома хотят построить и на его земле.
Неподалёку от деревни Волна-Шепелиновка в живописном месте рядом с речкой тоже, похоже, намечается строительство. Сюда уже провели линию электропередач и установили новенькую электроподстанцию. Вот только местность эту, по словам жителей деревни, часто затапливают вешние воды. Правда, в последние годы здесь было сухо — из-за малоснежных зим. Но что случится последующими вёснами, остаётся только гадать.
Обыкновенный феодализм
Владимир Киреев, политолог:
— Это своего рода феодализм. Чиновники стремятся извлекать выгоду из ресурса, которым распоряжаются в рамках своих служебных полномочий. Кто-то «эксплуатирует» молодёжную политику, кто-то выдаёт и регистрирует документы, выжимая прибыль из бюрократической волокиты. При этом используются как законные, так и криминальные способы. И если, например, в городе сверхприбыли приносит система ЖКХ, то на периферии, где не так много промышленности и не настолько развита инфраструктура, главный интерес представляет земля.
Вроде бы в городе у чиновничества, бизнеса и криминала больше ресурса. Но специфика сельской местности в том, что человек там менее защищён. Лицо, не особо влиятельное в масштабах всего региона, за счёт контроля над местными органами власти может подвергать своих оппонентов настоящему террору. И хотя борьба с коррупцией сейчас ведётся на всех уровнях, избавиться от этого явления очень сложно: оно поразило все сферы жизни общества.
Виноват бардак
Андрей Смирнов, адвокат:
— В последнее время всё чаще и чаще встаёт вопрос о повторном выделении земельных участков. Дело в том, что до того, как были установлены чёткие правила выделения и регистрации, в системе учёта был очень большой бардак. Участки выделялись на основании сырого законодательства и правильно не оформлялись.
Нарушения совершались по двум причинам. Первая — отсутствие чётких реестров, вторая — юридическая безграмотность владельцев, которые не оформляли право собственности на свои участки. Поэтому часто новое руководство поселения выделяло участок, не подозревая о том, что часть его уже была кому-то выделена. Новые владельцы оформляли право собственности, тем самым нарушая права предыдущих владельцев.
Вернуть всё на круги своя не представляется возможным. В суде позиция людей, которые в своё время получили землю в бессрочное пользование, но не оформили право собственности на участки с чётко выделенными границами, гораздо слабее, чем у тех, кто получил землю недавно, но такое право юридически оформил.
Конечно, бардак в системе учёта может быть и источником коррупционных схем. Но каждый случай нужно рассматривать отдельно, изучая конкретные факты.
Нужно объединяться
Юрий Трещевский, доктор экономических наук:
— Во всём мире фермеры неконкурентоспособны по сравнению с агрохолдингами, это не российская и тем более не воронежская специфика.
За счёт чего держатся фермеры в Европе? Все они объединены в кооперативы. Никто из них не приобретает никакую технику, вся она — кооперативная. У каждого фермера — узкая специализация. Например, он выращивает свиней, а кооператив обрабатывает его землю, выращивает и продаёт зерно. Взамен фермеру выдают комбикорма. Ещё европейские фермеры получают поддержку. С другой стороны, есть ограничения по объёмам продукции. Так что жизнь у них тоже непростая.
У нас фермерам обязательно нужно объединяться, проблем у них очень много. Это и конкуренция с агрохолдингами, и нехватка рабочей силы — на селе народ попивает, квалификация низкая. Хотя больших перспектив я здесь не вижу. Это фрагмент экономики, ориентированный на привередливых потребителей, которые не хотят питаться продукцией крупных предприятий. Но по нынешним временам это очень ограниченный рынок.
В 90-е фермерам, возможно, было попроще. Ещё не было распределения земли, налоговая за ними так не гонялось, кредиты могли и не вернуть. В общем, каждый отбивался, как мог.
С каждым годом всё хуже
Ольга Мощенко, фермер:
— Сегодня работать стало труднее. Когда-то в Семилукском районе было 234 фермерских хозяйства. На сегодня в лучшем случае осталось 10%. В 90-е годы можно было просто написать заявление и получить кредит. Сейчас это очень сложно. Нужно собрать много бумаг, должен быть крупный залог.
И самое главное, фермерам, у которых заканчивается срок аренды, предлагают выкупать землю не за 15% от кадастровой стоимости, как предусматривает федеральный закон, а по рыночной — такое решение приняли местные законодатели. А рыночная стоимость — не 15%, а, например, в нашем районе целых 40%. Теперь нам приходится брать кредиты, чтобы выкупить землю, которую мы обрабатываем с 1993 года.
Разве можно так относиться к фермеру? Земля — это его жизнь, он вложил в неё столько труда! Ну, отдайте её бесплатно или за какой-то маленький процент! Однако чиновники всё равно считают такую покупку льготной и вводят всё новые ограничения. Например, чтобы продать мясо на рынке, нужно свинью живой привезти на бойню. Там её забьют и выдадут нужные справки. Поэтому на рынке сейчас не купишь натуральной свинины. Агрохолдинги выдавливают фермеров. И с каждым годом становится всё хуже.
Ходят разговоры, что уже на следующий год придётся выкупать землю по кадастровой стоимости. Это 70 тыс. руб. за гектар! Какой фермер сможет это осилить?
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео