Ещё

Вся мощь юридического сообщества нацелилась на систематизацию законодательства 

Вся мощь юридического сообщества нацелилась на систематизацию законодательства
Фото: Коммерсантъ в Санкт-Петербурге
Форум Представители юридического сообщества подвели итоги 2016 года на VIII Юридическом форуме ИД «Коммерсантъ». Основными трендами законодательства и правоприменительной практики в экономической сфере оказались преемственность позиций Высшего арбитражного суда в деятельности Верховного суда и усиление контроля за бизнесом. При этом арбитражные суды все чаще принимают решения в пользу бюджета, а новые законы ограничивают свободу рынка. Юридический форум, организованный ИД «Коммерсантъ» в Санкт-Петербурге, традиционно был посвящен основным трендам, определяющим перспективы и риски развития предпринимательской сферы. Площадкой дискуссии вновь стал юридический факультет Санкт-Петербургского госуниверситета — alma mater большинства ведущих юристов города. Заместитель декана факультета по научной работе в приветственном слове призвал коллег направлять «всю мощь юридического сообщества» не на лоббирование узких интересов, а на систематизацию законодательства. Согласившись, что это одна из важнейших проблем российского нормотворчества, бессменный модератор форума исполнительный вице-президент объявил старт дискуссии, которую он провел вместе с телеведущим . Высокая степень преемственности Вопреки опасениям юридического сообщества, Верховный суд (ВС) продемонстрировал высокую степень преемственности позиций упраздненного Высшего арбитражного суда (ВАС), констатировала руководитель юридической практики EY в Санкт-Петербурге Анна Костыра, выступая с презентацией о тенденциях в работе объединенного ВС. Но в ряде дел ВС изменил ранее сформированные позиции ВАС. Например, на должников, задержавших оплату, кредиторы теперь не могут переложить убытки за неисполнение своих денежных обязательств перед другими лицами, а залог при продаже залогодателем заложенного имущества добросовестному приобретателю сохраняется без согласия залогодержателя. Как отметила госпожа Костыра, ВС проявляет более гибкий подход к реализации процессуальных прав участников спора, в частности, позволив рассматривать в одном деле постановление и предписание . Кроме того, по ряду значимых противоречий относительно подведомственности экономических споров с физическими лицами поставлена точка. Суды общей юрисдикции уполномочены рассматривать дела о досрочном прекращении полномочий генеральных директоров компаний, о выплате стоимости доли в ООО наследникам и о взыскании с физлица денежных средств по договору поручительства. Наметился у ВС и «вектор защиты публичных образований» — в частности, изменена практика ВАС по правилам определения платы за аренду государственных и муниципальных земель. Между тем, по мнению докладчика, ВС в меньшей степени, чем ВАС, стремится к формированию прецедентных судебных позиций: за минувшие два года нижестоящие суды ни разу не рассмотрели спор в связи с изменением практики ВС в качестве нового обстоятельства. Это позволяет сделать вывод, что в целом деятельность ВС не в полной мере обеспечивает потребность практики в новых толкованиях в сфере экономических споров, считает Анна Костыра. В качестве позитивного тренда она отметила активное использование ВС прогрессивных материально-правовых институтов — например, необходимость оценки судами добросовестного или недобросовестного поведения сторон. Реализована идея разделения договора, создающего основание для распоряжения, и распорядительной сделки, а также отмечено право бенефициара оспаривать решения контролируемого общества; учитывается практика гражданского оборота при оценке применимости скидок на стоимость долей общества при их продаже. В целом ВС становится «менее формальным», призывает к широкому, неформальному, изучению доказательств, все чаще «снимает корпоративную вуаль». Беловоротничковая зона риска Более тревожными оказались в 2016 году тенденции, связанные с уголовной ответственностью топ-менеджеров, следует из выступления доцента кафедры уголовного права СПбГУ и управляющего партнера юридической компании CLC адвоката . Ужесточение ответственности руководителей и собственников бизнес-структур — единый тренд, который наблюдается не только в «беловоротничковой зоне» уголовного права, но и в смежных отраслях налогового и гражданского права, например, в институтах банкротства и финансовой дисциплины банков, отметила госпожа Шатихина. Бизнес-среда, по ее словам, к таким рискам не готова: компании не обеспечивают себе доказательную базу по структуре собственности или огромных сделок, в то время как инструменты уголовного права (прослушивание и допросы) позволяют следствию «быстро узнать, куда уходили деньги». Наиболее острой проблемой эксперт считает фактически возложенную на следственные органы фискальную функцию: «Они получают звезды и медали за то, сколько средств вернули в бюджет, это общемировая практика». Поэтому компаниям необходимо пересмотреть механизмы отстраивания своей финансовой дисциплины с точки зрения наличия уголовно-правовых рисков. «Контроль правоохранительных органов за бизнес-процессами усиливается, и бизнесменам надо понимать, что к ним могут постучать», — подтвердил актуальность темы Алексей Чичканов. Отмечалось на форуме, что бизнесмены «привыкли оперировать липовыми договорами» (что может позволить защититься в арбитражном процессе, а не на допросе) и «трудно найти организацию, в которой нет двух печатей». С другой стороны, нередки ситуации, когда следователи устраивают истерики судьям арбитражных судов: «Как вы посмели отменить недоимки по налогам, если у нас уголовное дело», жаловались юристы. Советник бизнес-омбудсмена в Санкт-Петербурге Евгений Кононов напомнил, что лишь 20% уголовных дел, возбужденных по предпринимательским составам, передано в суд, при этом «люди лишаются работы, имущества или становятся банкротами». Несомненно, требуется и совершенствование действующего законодательства: привлекать к уголовной ответственности за ущерб в 10 тыс. рублей, причиненный одним бизнесменом другому, — неправильно, это дает недобросовестным представителям органов следствия и оперативных служб рычаги давления на бизнес, отметил он. А суды, по его словам, на стадии меры пресечения фактически переписывают выводы следствия. По мнению Натальи Шатихиной, необходимо усилить контроль за следствием со стороны , которая сейчас сталкивается с делом лишь на стадии подписания обвинительного заключения. При этом прекращению уголовного дела против отсидевшего в  гражданина фактически препятствует прогрессивный институт реабилитации, поскольку он предусматривает возмещение ущерба за незаконное уголовное преследование, констатировала она. Реформа третейских судов Практические аспекты реформы третейского разбирательства проанализировали ответственный администратор Арбитражного центра при АНО «Институт современного арбитража» и партнер юридической фирмы VLawyers Федор Вячеславов. Как отметил господин Горленко, «разбирательство без участия публичной власти в рамках самоорганизации бизнеса — одна из самых цивилизованных форм разрешения споров». В сентябре вступили в силу новый закон о «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ» и поправки в другие законодательные акты. В частности, появился закрытый перечень неарбитрабельных споров. Такая правовая определенность наиболее важна для юридического бизнеса и бизнеса в целом: заключая арбитражные соглашения, стороны должны понимать, что решения третейского суда будут исполнены, отметил господин Горленко. Гибкость и конфиденциальность третейского разбирательства будут способствовать повышению привлекательности России не только как места разрешения споров, но и как места ведения бизнеса, надеется он. По словам Федора Вячеславова, третейское разбирательство по-прежнему поощряется в РФ как проявление свободы воли участников гражданского оборота: споры разбираются теми, кого они знают и уважают. Одновременно наблюдается тенденция к «необходимому и назревшему» усилению контроля за этой сферой, в том числе для борьбы с «карманными» третейскими судами. В качестве обоснованности этого тренда эксперт привел в пример созданный при ООО «Всероссийская юридическая служба» третейский суд «Ваша юридическая скорая», председателем которого был единственный учредитель и гендиректор ООО, ранее судимый за мошенничество в особо крупном размере именно при использовании третейского суда. Для таких судов в новом законодательстве «дверь закрыта». Но для решения проблемы необходимо изменение правосознания и участвующих в спорах юристов и судей, отметил эксперт. Еще одна тенденция связана с тем, что российские государственные суды при рассмотрении дел об исполнении решений третейских судов стали больше радеть за «дело государево», сказал господин Вячеславов. Одним из ярких примеров такого подхода, по его словам, стало громкое дело Орловского тоннеля. Невской концессионной компании (НКК) не удалось взыскать с  за отказ от строительства тоннеля компенсацию убытков на сумму 330 млн рублей, которую присудил указанный в концессионном соглашении третейский суд (он был образован в , хотя и администрировался Международной торговой палатой в Париже). Позицию государственных судов РФ, что такой третейский суд «не является российским», как требует законодательство, господин Вячеславов считает «странной». В качестве другого примера он привел «крайне интересную», по его мнению, позицию ВС. В определении от 16 августа 2016 года по делу, связанному с банкротством , ВС признал, что несмотря на наличие третейской оговорки в договоре банка с компанией Phosint Limited, возникший между ними спор не подлежал передаче на рассмотрение третейского суда. Препятствием послужило осуществление в отношении банка санации, которая «являлась государственной деятельностью, имеющей публичный характер, экономическую и социальную направленность», решил ВС. «В силу такой аргументации любой спор после введения конкурсного производства или процедуры предупреждения банкротства кредитных организаций может оказаться неарбитрабельным», — предупредил Федор Вячеславов. В рамках реализации реформы при  создан совет по совершенствованию третейского разбирательства, который будет рассматривать вопросы соответствия институций новым жестким требованиям. Как отметил Алексей Чичканов, Минюст старается устранить возможность выдачи «карманными судами карманных решений». Этим, признал модератор, «злоупотребляют многие юристы», выстраивая схемы, позволяющие им не отвечать за подписанные их компаниями гарантии и сделки. Однако юристы также опасаются, что введение института госаккредитации арбитражных учреждений приведет к цензуре и дополнительному контролю за третейскими судами. Принцип несвободы договора Руководитель петербургского офиса и партнер «Пепеляев Групп» в докладе «Новый закон о торговле: принцип несвободы договора» поделился впечатлением от ряда «существенных экономических ограничений для участников рынка, делающих его еще более несвободным». Он проанализировал поправки в федеральный закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ», которые вводят ограничения, способные оказать существенное влияние на деятельность торговых сетей и их поставщиков. К ним, в частности, относится установление совокупного размера вознаграждения торговой сети до 5% (в том числе за услуги по продвижению, подготовке, обработке и упаковке товаров и логистике), обязательного для соблюдения всеми лицами, входящими в одну группу с торговой сетью или поставщиком. «Учитывая, что многие торговые сети активно развивают местных и региональных поставщиков, составляющих конкуренцию транснациональным корпорациям и олигархическим холдингам, эти изменения могут повлиять на сотрудничество мелких поставщиков с торговыми организациями», — считает эксперт. Поставщик, инвестировавший в производство и не имеющий своего транспорта, мощностей по упаковке, подготовке и хранению продукции, но покупавший эти услуги у торговой сети, теперь вынужден искать независимых от ритейла сервис-провайдеров, пояснил господин Спасеннов. Это может быть заметно дороже услуг торгового партнера, а также рискованно с точки зрения качества продуктов питания, поступающих на прилавок, поскольку независимый логистический подрядчик не несет ответственности перед покупателем, в отличие от торговой сети, чей логистический сервис нацелен на доставку до потребителя и продажу продукта без претензий и потерь. В соответствии с новой редакцией закона о торговле продвижением товаров являются услуги, оказываемые поставщикам, в том числе путем рекламирования продовольственных товаров, осуществления их специальной выкладки, исследования потребительского спроса, подготовки отчетности, содержащей информацию о таких товарах. При этом даже небольшие поставщики, для которых слишком дорого и нерационально продвигать свои товары на телевидении и через СМИ, теперь должны нанимать независимые рекламные агентства для организации продвижения своих товаров в торговых сетях. Появляется еще одно звено, заинтересованное не в увеличении продаж товара, а в оказании своих рекламных услуг, полемизирует с законодателями господин Спасеннов. Также новый закон о торговле предусматривает сокращение сроков оплаты торговой сетью товаров поставщикам до восьми и двадцати дней в зависимости от видов товара, причем сроки исчисляются со дня фактического получения сетью продовольственных товаров. По словам господина Спасеннова, это является существенным изменением, поскольку ранее сроки оплаты рассчитывались с момента передачи документов, относящихся к поставке товара. Неоднозначная ситуация может возникнуть при ошибках в товаросопроводительной документации (пересортице), отметил он. У торговой организации жесткие сроки по оплате принятого товара, при этом поставщик обязан предоставить документы на товар в срок, не превышающий трех дней с момента фактической приемки товара торговой сетью. «Вправе ли она не оплачивать товар, если корректные документы так и не предоставлены поставщиком? Или накажут и поставщика, и торговую организацию за нарушение взаимных обязательств о сроках? Каков на практике подход регулятора и судов к таким конфликтам, мы увидим уже в наступающем году», — заявил эксперт. Как отметил господин Спасеннов, поправки, внесенные в КоАП РФ, увеличили сроки давности привлечения к административной ответственности за нарушения закона о торговле с двух месяцев до года, а также ужесточили ответственность за нарушение требований закона о торговле, сформулировав большинство составов как «длящиеся правонарушения». Это позволит антимонопольным органам исчислять сроки давности не с момента заключения договора, а с момента выявления правонарушения, опасается эксперт. А введение дисквалификации должностного лица за нарушение требований закона о торговле, по его мнению, «выглядит совсем нелепо». «Очень тревожно наблюдать, как одна из самых свободных сфер деятельности в истории человечества — торговля товарами повседневного спроса — становится все более подвержена публично-правовому регулированию. Снижаются возможности для свободной конкуренции и развития многообразных форм взаимодействия производителя и ритейла», — заявил докладчик. Многие производители продуктов также считают, что закон усложнит им жизнь, добавил он. Правовое поле интернета Заместитель директора гражданско-правового департамента юридической фирмы «Клифф» в докладе на тему «Правовое регулирование персональных данных и отношений в области интернета» отметила, что прозвучавшая в начале форума тема подсудности споров с физическими лицами имеет прямое отношение к интернет-бизнесу. Администраторами доменных имен корпоративных сайтов зачастую выступают физлица без статуса индивидуального предпринимателя. Поэтому приходится разрешать споры по доменным именам в суде общей юрисдикции, не имеющем достаточной компетенции в этих вопросах. Это усложняет и удлиняет процедуру защиты прав предпринимателей, из-за чего бизнес несет дополнительные расходы. Вопросы вызывает и реформа правового регулирования интернета, в том числе «тема блокирования сайтов», отметила госпожа Никитина. За последние годы в РФ было принято большое количество изменений законодательства, ужесточающих требования к ведению бизнеса в интернете, которые активно реализуются в судах. Например, в сфере защиты персональных данных в минувшем году самым резонансным делом оказалось блокирование на территории РФ доступа к социальной сети LinkedIn, с которой работали крупные корпоративные структуры для подбора квалифицированного персонала. Кроме того, в 2016 году активизировал работу , уполномоченный рассматривать дела, связанные с нарушением прав на интеллектуальную собственность в интернете. В суде возросло число дел по привлечению к ответственности не нарушителей этих прав, а «информационных посредников», причем не только хостинг-провайдеров, но и регистраторов доменов. Как отметила докладчик, суд привлекает их к ответственности даже при отсутствии нарушения права интеллектуальной собственности на сайте в момент рассмотрения дела — ссылаясь на то, что такой сайт создает угрозу нарушения прав в будущем. Часто выносятся судом и заведомо неисполнимые решения в отношении иностранных компаний без выяснения их статуса и страны регистрации. Архитектура и цензура Перспективы судебного оспаривания отказов властей в согласовании архитектурно-градостроительного облика объектов строительства оценили на форуме старший юрист и юрист практики разрешения споров компании Rightmark Group — и Мария Крюкова. Дискуссионным, по их мнению, является вопрос, сформирован ли в спальных районах Санкт-Петербурга архитектурный облик, который должен соответствовать критериям развития мегаполиса и культурной столицы? Какие объекты при этом являются ориентирами? По мнению экспертов, решать проблему неограниченного усмотрения строительных компаний при формировании архитектурного облика строящихся объектов необходимо, но критерии, заложенные в законодательстве Санкт-Петербурга, позволяют руководству комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) оценочно подходить к согласованию облика объектов, что недопустимо. Такие вопросы следует решать коллегиально, настаивают юристы: в Москве, например, их решает совет в составе 15 человек, включая чиновников, представителей бизнеса и экспертов. Как отметила госпожа Петрова, на практике отказ КГА в согласовании архитектурного облика препятствует подаче документов на получение градплана, хотя в соответствии с Градостроительным кодексом государственные органы должны выдавать его без условий: например, в Москве и  такие согласования проводятся уже после выдачи градпланов. В 2016 году ВС уже признал недействующим ряд положений регламента КГА, которыми выдача градплана была поставлена в зависимость от получения технических условий. Однако застройщики, которым отказали в согласовании архитектурного облика объекта, пока не решаются бороться с администрацией в суде. Согласования архитектурного облика фактически одним чиновником — это цензура и откат в 1990-е годы, подтвердили другие участники форума. При этом подчеркивалось, что речь идет не об охране объектов и панорам исторического центра, а о согласовании проектов для спальных районов, в том числе «трансформаторной подстанции на внутридворовой территории». «Вот почему чиновники всегда подтверждают участие в форуме, но никогда не приходят», — отметил Алексей Чичканов. А Евгений Кононов предложил предпринимателям, пострадавшим от незаконных отказов в выдаче градпланов, обращаться в аппарат бизнес-омбудсмена по Санкт-Петербургу. " тоже был банкротом" Законодательство о банкротстве развивается в русле общей тенденции повышения ответственности топ-менеджеров, считает руководитель практики разрешения споров Maxima Legal , рассказавший на форуме о новеллах в этой правовой сфере. Разумным, по его мнению, является новый тренд, направленный на повышение защиты интересов кредиторов, тогда как долгие годы законодательство о банкротстве имело «продолжниковый» уклон. Теперь практика привлечения к ответственности контролирующих должника лиц (топ-менеджеров, акционеров, бенефициаров) должна активизироваться, в том числе за счет поиска их имущества за рубежом, прогнозирует эксперт. Роман Герасимов в заключение напомнил, что новый президент Дональд Трамп «то ли пять, то ли семь раз» был банкротом.
Видео дня. В России подорожали новостройки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео