Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Жигулевская фармкомпания "Озон" потребовала от налоговиков и силовиков оплатить убытки от выемки документов

ООО "Озон" занимается производством фармацевтических препаратов в Жигулевске. Единоличным собственником предприятия вступает ООО "Озон Фармацевтика", руководителем и основным бенефициаром которой выступает Павел Алексенко.

12 октября 2016 г. ООО "Озон" обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании незаконным постановления МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области от 5 июля 2016 г. об изъятии документов и предметов. Иску предшествовали драматические события, произошедшие на предприятии летом 2016 года. Их подробности стали известны на прошлой неделе в ходе судебного заседания, состоявшегося 26 января 2017 года.

Видео дня

Как пояснили в ходе заседания заявители, "5 июля 2016 г. в 10 часов утра в здание заводоуправления ворвались порядка 40 человек, половина из которых являлась сотрудниками силовых органов, а половина — фискалами. Они вошли без предупреждения, без предъявления документов, закрыли ворота предприятия, не позволяя никому выезжать и заезжать на его территорию. Всех сотрудников вывели на улицу на 35-градусную жару, взламывали двери кабинетов, рылись в личных вещах работников". Как уверяют представители "Озона", во время "маски-шоу" пострадал один из сотрудников предприятия, которого ударили локтем в грудь. "Фискалы изъяли порядка 40 серверов, в том числе отвечавшие за пожарную безопасность, климатические условия производства препаратов, видеонаблюдение. Действия полностью парализовали работу предприятия, которое простаивало в течение пяти дней после инцидента", — описывали ситуацию представители фармкомпании.

После инцидента менеджмент "Озона" направил жалобы на действия фискалов к начальнику России по Самарской области , в , депутатам различных уровней, однако поддержки там не получил. В итоге свои интересы завод решил защищать в судебном порядке. Более того, представители "Озона" пошли на не имеющий прецедентов шаг, потребовав взыскать с налоговиков причиненные компании из-за выемок, по ее версии, убытки.

26 января представители "Озона" попросили суд приобщить дополнительные документы, а именно — материальные требования на сумму ущерба, нанесенного налоговиками в результате выемки.

"После изъятия серверов "Озон" не мог осуществлять производственную деятельность и простаивал с 5 по 11 июля. Мы понесли убытки в виде упущенной выгоды. Ее размер "Озон" оценил в 22,2 млн рублей. "При этом государство в виде недополученных налогов недосчиталось 4,5 млн руб.", — рассказали представители завода в суде.

Также жигулевцы потребовали от ведомства более 782 тыс. руб. за работы по восстановлению систем безопасности "Озона", нарушенных в ходе мероприятий. К "Озону" присоединилась экспедиционная компания "Глобалавто", выставившая налоговикам счет на сумму около 10 тыс. рублей. Ее машины 5 июля 2016 г. приехали на завод за товаром, но не смогли загрузиться по причине блокирования фискалами ворот.

Со своей стороны, фискалы заявили в суде, что действовали строго в рамках закона. Представитель ответчиков сообщал, что выемка произошла по вине самого "Озона", так как предприятие не предоставило проверяющему органу все требуемые документы.

"22 апреля на "Озон" были представлены требования на получение дополнительных документов, однако к нам они (документы. — Прим. ред.) не поступили, что и повлекло за собой необходимость совершения выемки", — пояснили суду представители ИФНС. Они также подчеркнули, что выемка проходила в полном соответствии со всеми инструкциями. "Вы сделали из обыкновенной выемки какой-то блокбастер, а между тем мы никого не оскорбляли, в грудь никого не били, человека просто попросили отойти, он не захотел, и его локтем вежливо отодвинули сотрудники силовых органов. Мы подозреваем, что документы хотели сокрыть предумышленно, нам их в итоге так и не дали. Мы бы не стали изымать серверы, если бы смогли получить истребуемое мирным путем. Двери мы не ломали, мы их вежливо сняли с петель и оставили на месте", — заявили в суде сотрудники налоговой.

Как стало известно в ходе судебного процесса, "маски-шоу" фискалы устроили из-за желания выяснить, сколько "Озон" зарабатывает на популярном препарате "Редуксин", который применяется для похудения. По версии налоговиков, в аптеках БАД продается в 30 раз дороже себестоимости. На жигулевском заводе заявляют, что процесс ценообразования налоговиков вообще не должен касаться.

"Редуксин" входит в категорию БАДов и применяется для снижения массы тела. В России данный препарат выпускают два производителя — Московский эндокринный завод и "Озон". Владеет данным товарным знаком московская фармацевтическая компания "Промомед", с которой у "Озона" заключен контракт. В аптеках БАД продается по цене от 1,5 до 2 тыс. рублей.

Как стало ясно в ходе судебного процесса, при выемках, которые проводили налоговики, их интересовали документы, связанные с "Редуксином". "В мае–апреле были выставлены одно, второе, третье, четвертое требования. Причем начали запрашивать такую информацию, которая налоговиков обычно не интересует. Например, технологический процесс производства препарата, его регистрация, различная дополнительная документация, при помощи которой можно было бы определить не объем и цену произведенной продукции, а ее себестоимость. Все сведения, которые необходимы для исчисления налогов, мы фискалам предоставили. Но они у нас просили внутреннюю документацию, которая фискалов касаться не должна", — доказывали представители "Озона".

Налоговики же заявили в суде, что имеют полное право и все основания для запроса дополнительных документов. Как рассказали представители ИФНС, "себестоимость одной пачки "Редуксина" на "Озоне" составляет 69 руб., однако в результате цепочки ценообразования стоимость препарата увеличивается до 2 тыс. рублей". В ответ представители "Озона" уверяли: "Редуксин" не входит в утвержденные правительством списки жизненно важных лекарств, соответственно, БАД может продаваться по какой угодно цене".

"При проверке налога на добавленную стоимость налоговые органы вправе требовать только те документы, которые необходимы для исчисления этого налога, а именно: счета-фактуры, книги покупок, книги продаж. При проверке на прибыль должны быть представлены документы, подтверждающие доходы и расходы предприятия, и они должны быть экономически обоснованы. В рамках проверки налога на прибыль налоговыми органами вполне могут быть затребованы различные дополнительные документы, подтверждающие формирование себестоимости", — разъясняет управляющий группы компаний "Бизнес-Актив" Наиля Насыбуллина.

Официально комментировать прессе конфликт стороны отказались. Юристы уверяют, что претензии "Озона" не имеют аналогов. "Думаю, что данное судебное разбирательство однозначно можно назвать прецедентным, ничего подобного в Самарской области не происходило. И даже по России подобных дел я не припоминаю. Думаю, что "Озону" будет трудно доказать причинно-следственную связь между убытками и действиями фискалов и неправомерность действий проверяющих органов. И полагаю, что перспективы для "Озона" здесь довольно туманны. Взыскание убытков — это весьма сложная категория судебных споров, особенно если оно связано с налоговыми правоотношениями. Здесь придется доказывать незаконность действий со стороны государственного органа", — считает управляющий партнер адвокатского бюро RBL Дмитрий Самигуллин.