Ещё

Эксперт о банкротстве: «Нельзя одним росчерком пера поражать в правах» 

Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“ в течение 2016 года претерпел серьезные изменения. Однако, процесс совершенствования этого закона продолжается.
7 февраля с.г. в пресс-центре „Парламентской газеты“ прошло „нулевое чтение“ проекта федерального закона „О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве) “, в котором приняли участие члены Общественной Палаты РФ, члены НКС при ОП РФ, представители министерства юстиции, министерства экономического развития, министерства труда и социальной защиты, Федеральной нотариальной палаты, Верховного суда, эксперты. Развернуто широкое обсуждение проекта этого закона в российских СМИ.
Специально для ИА REGNUM, ситуацию с внесением поправок в Закон о банкротстве прокомментировал директор Воронежского филиала саморегулируемой организации арбитражных управляющих „Авангард“ в НП СРО „Авангард“ Игорь Вышегородцев: „Одно из первых предложений ФНС — сделать торги по продаже имущества предприятий банкротов максимально прозрачными. Тогда имущество будет продаваться быстрее, дороже. А значит, возврат средств кредиторам тоже будет более скорым. В том числе и в бюджет. Торги уже сейчас идут прозрачно и открыто в сети интернет. Нет уже, как ранее было, закрытых аукционов. Но электронные торги вызывают другие сложности. К примеру,.фермер из посёлка Синие Липяги не может купить коровник на соседнем холме так как он не знает, что такое электронная подпись. Тут появляется фигура посредника, который за долю малую со своей электронной подписью покупает коровник для фермера.
Если под улучшением ситуации с торгами подразумевается введение монополии (чтобы торги шли только на одной площадке, принадлежащей государству), то до добра такая монополия не доведёт. Вырастет бюрократия. Кроме того, сама налоговая служба не позволяет проходить торгам эффективно. Сотрудники налоговой службы часто устанавливают высокие начальные цены на продаваемое имущество. Не чуждо налоговой службе и наложение обеспечительных мер в виде запрета на проведение торгов, если вдруг что-то идёт не по её „сценарию“. На мой взгляд, гораздо эффективнее для торгов было бы наличие единой электронной цифровой подписи. И для торгов, и для сдачи отчётности в ФНС, и для отправки документов в суд. Вот чем надо бы озадачиться налоговой службе“.
Второе предложение ФНС, отмечает эксперт, — это ограничить участие владельцев компании-банкрота и аффилированных с ними лиц в процедуре банкротства. Да, случаи злоупотребления в деле о банкротстве со стороны бывших собственников есть. Но ведь судебный процесс это состязательный процесс. И нельзя просто одним росчерком пера поражать в правах юридическое или физическое лицо.
“Что владельцу компании вменить в вину априори? Что он негодяй потому, что он владелец банкрота? Мы вернёмся к статье 58 с поражением в правах не по суду, а по решению „тройки“? Надо в суде доказать вину владельца в доведении предприятия до банкротства. А для этого надо изменить правила проведения финансового анализа, которые у нас „временные“ уже лет двадцать. Сотрудники налоговой службы должны быть высококвалифицированными, чтобы в судах аргументированно доказывать аффилированную связь между собственниками и „левыми“ кредиторами. А арбитражные управляющие — опытными и не вступать в криминальные схемы с бывшими владельцами предприятий-банкротов», уверен Игорь Вышегородцев..
Кроме этого, необходимо, чтобы обновился не сам текст закона о банкротстве, а были созданы новые правила проведения финансового анализа предприятия — банкрота. Чтобы полиция имела основания и своевременную, точную информацию о попытках преднамеренного банкротства. Необходимо, чтобы налоговая служба подавала заявление о банкротстве предприятия-должника, когда на предприятии ещё есть активы. Когда есть чем расплачиваться за неоплаченные долги.
«Управление ФНС по Воронежской области отработало эффективную стратегию. Когда начинает расти задолженность по налогам, но на предприятии ещё есть персонал, денежный поток по счетам, не выведено имущество, то УФНС по Воронежской области подаёт заявление о банкротстве. Собственник завода или торгового центра не готов терять имущество и гасит долги перед бюджетом, не доводя до банкротства. Поэтому и бюджет деньги имеет, и самого банкротства не происходит (суд его прекращает за отсутствием долга у заявителя), то есть налогоплательщик сохраняется и рабочие места тоже. А если налоговая не знает своих подопечных, или (предположим) закрывает глаза на вывод имущества или, видя наращивание кредиторки, не предпринимает мер, то это уже вина самой налоговой службы», подытожил эксперт.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео