Ещё
Разница в рознице
Фото: Коммерсантъ в Нижнем Новгороде
Банки
Для банковского сектора, в том числе и в , 2016 год стал удачнее предыдущего. Многие банки нарастили портфели и увеличили выдачу ссуд, однако в целом по рынку объемы кредитного портфеля снизились, и прежде всего за счет снижения активности бизнеса. Но нижегородские банкиры в 2017 год смотрят с оптимизмом, отмечая возврат населения к потребительской модели поведения и рассчитывая на продолжение тренда роста ипотеки.
Все познается в сравнении
Банкиры отмечают, что в целом в 2016 году им было комфортнее работать, чем годом ранее. Первая половина 2015 года была нестабильна после резкого скачка ставок и роста курса валют, финансовый рынок был турбулентен, и приходилось непросто и клиентам, и самим банкам, напоминает директор приволжского филиала . «Впоследствии ситуация стабилизировалась. В 2016 году таких потрясений не было, каких-то резких колебаний ставок, курсов не отмечалось, что позволило последовательно развивать бизнес. Но, в частности, ужесточилась борьба за лучших заемщиков на рынке среди крупнейших банков, поскольку они стали более осознанно относиться к качеству своих активов», — рассказывает банкир. С ним соглашается директор Восточно-Европейского округа : «2016 год был легче 2015-го за счет того, что ситуация в экономике и ставки по ипотеке, с которыми мы могли работать, стали намного комфортнее. Но это не значит, что год был простым — все банки пытались отыграть падение 2015-го и нарастить свою долю, поэтому на ипотечном рынке мы видели крайне серьезную конкуренцию». С другой стороны, для массового бизнеса 2016 год был сложнее, поскольку регулятор выступал на этом рынке более активно, и банкам пришлось выстраивать отношения с частными клиентами с учетом новых требований, добавляет директор по массовому бизнесу нижегородского филиала . Директор по розничному бизнесу нижегородского филиала Альфа-банка Сергей Нагайцев говорит, что 2015 год «был переходным и воспринимался как кризисный, однако время показало, что это новая реальность, которую нужно принять и научиться работать в новых условиях».
В итоге бизнес и население более или менее адаптировались к новым реалиям и в основном жили по средствам, экономили и пытались делать накопления, отмечает президент : «Бизнес оптимизировал внутренние процессы, но пока очень осторожен в отношении долгосрочных инвестиционных проектов. Банки в основном также вполне адаптировались к новым требованиям, стали более рискоориентированными».
Ставка на розницу
Оживление рынка кредитования физлиц началось со второго квартала 2016 года. По словам Сергея Нагайцева, причиной для роста стало улучшение состояния кредитного портфеля по рынку в целом и понижение регулятором ключевой ставки. «Нужно отметить рост „среднего кредитного чека“ — суммы стали крупнее, кредиты теперь активно берет и средний класс. Потребители стали чаще пользоваться кредитными картами: сейчас этот продукт, особенно карты со льготным периодом, активно использует даже премиум-сегмент», — говорит господин Нагайцев.
Главным драйвером розничного рынка в прошлом году банкиры называют ипотеку, в том числе с государственной поддержкой. Например, у  объем выдачи ипотечных кредитов в Нижегородской области за год увеличился на 48%, у «Дельта-Кредита» — на 25,5%, а у  — в шесть раз. Существенным драйвером ипотечного рынка в 2015–2016 годах стала также ипотека с государственной поддержкой, напоминают банкиры. «Программа оказала населению помощь с приобретением жилья в сложный момент, когда люди опасались брать кредиты. Господдержка позволяла снизить нагрузку и получить более комфортные условия», — отмечает управляющий ВТБ24 в Нижегородской области .
Кроме того, рост выдач банкиры объясняют существенным снижением ставок на покупку вторичного жилья, которое традиционно более востребовано населением. «Если в 2015 году показатели первичного и вторичного рынка находились примерно на одном уровне, то в 2016 году пропорции резко изменились — доля вторичного рынка сегодня занимает более 70% от всех ипотечных займов», — отмечает управляющий Волжским региональным центром Райффайзенбанка . В этом отношении нижегородский рынок мало отличается от федерального, говорит Анна Пантелеева. «Для нас в 2016 году были актуальны все общероссийские тренды. У нас были лишь незначительные отклонения: в Нижнем Новгороде почти в два раза больше клиентов использует материнский капитал — 13,7% против 7,5% по . Также отличается доля ипотеки на первичное жилье — в среднем по банку это 20%, а по банку в Нижнем Новгороде — 13%», — рассказывает банкир. Кроме того, в 2016 году стало больше обращений от собственников бизнеса, которые хотели приобрести в ипотеку квартиры и индивидуальные жилые дома.
Портфель потребкредитов в большинстве опрошенных «Ъ» банков также увеличился. Например, на территории региона выдал в 1,5 раза больше потребкредитов, чем годом ранее, ВТБ24 увеличил выдачу в два раза, Альфа-банк — на 31%. Банкиры объясняют это тем, что модель поведения населения снова сменилась со сберегательной на потребительскую. «В кризис люди начинают больше сберегать и меньше тратить. Такая ситуация наблюдалась в 2015 году, а в 2016-м ситуация поменялась. Это означает, что первый шок после событий конца 2014 года прошел и началась стабилизация», — поясняет господин Гречин.
С другой стороны, крупные банки показали прирост и по депозитам, так как на фоне продолжающейся «расчистки рынка» от недобросовестных игроков заемщики стараются размещать свои средства в наиболее устойчивых банках, входящих в список системообразующих, по оценке . «Кроме того, частные лица все чаще используют краткосрочные инструменты сохранения средств, такие, как, например, накопительные счета с процентами на остаток. Их преимущество — возможность востребовать средства в любой момент без потери процента», — рассказывает Сергей Нагайцев. Впрочем, рост по депозитам показали не только крупные коммерческие банки, но и опорные региональные. «Люди приспособились к новым условиям — сократили расходы, научились экономить», — поясняет Ирина Алушкина.
Отрасли восстановления
В корпоративном сегменте банковского бизнеса не такие позитивные результаты. У многих банков, даже у Сбербанка, на территории Нижегородской области объем выданных бизнесу кредитов снизился, у других остался на уровне 2015 года или показал незначительный рост. «Последствия кризиса еще ощущаются, и нижегородские предприятия не торопятся запускать новые инвестиционные проекты из-за низкого потребительского спроса. При этом предприятия все так же стараются ограничить уровень своего кредитного портфеля, чтобы как можно меньше зависеть от внешних факторов, и это продолжительный тренд», — рассуждает Олег Виндман из Росбанка. Кроме того, сами банки в прошлом году делали акцент не на расширение кредитного портфеля, а на повышение его качества, а также на привлечение новых клиентов в транзакционном бизнесе, говорит Алексей Рочев, директор Поволжского центра корпоративно-инвестиционного банка Альфа-банка.
Впрочем, у Саровбизнесбанка корпоративный кредитный портфель в прошлом году вырос на 27%. «Бизнес начал проявлять больший интерес к кредитованию, чем в прошлом году. Пока в основном растет потребность в кредитовании на пополнение оборотных средств, но оживает спрос и на инвестиционные кредиты», — говорит госпожа Алушкина. В нижегородском филиале рост составил 5%, что в банке объясняют относительно благоприятной ситуацией в экономике региона. «В прошедшем году мы наблюдали падение в строительстве и торговле, но оно было сбалансировано ростом в машиностроении и наукоемком производстве. Еще одна тенденция прошлого года — серьезный рост в сельском хозяйстве и пищевой промышленности региона. Именно в этих отраслях запускаются новые проекты, и мы видим, что на сегодня они наиболее привлекательны для внешних инвесторов», — отмечает Игорь Рожковский. Кроме того, в прошедшем году менялся рынок продуктового ритейла: местные игроки стали продавать свой бизнес крупным федеральным, и это продолжится, полагает банкир. «С одной стороны, число небольших компаний будет сокращаться, с другой — монополизация рынка крупными игроками усилится. Но в то же время мы наблюдаем и обратную тенденцию — некоторые сильные местные компании, к примеру Spar, „Бристоль“, выходят на федеральный уровень», — рассуждает господин Рожковский. Алексей Рочев из Альфа-банка подтверждает, что был заметен рост в сельском хозяйстве, food-ритейле, перерабатывающих производствах и химической промышленности: «Плюс начала снижаться стоимость кредитных ресурсов для заемщиков, что также способствовало развитию всех направлений бизнеса и отраслей».
Отряд не заметил потери
Расчистка банковского рынка от недобросовестных игроков, курс на которую взял ЦБ несколько лет назад, в 2016 году снова не прошла мимо Нижегородской области. Лицензии были отозваны у  и «». ООО «Коммерческий банк „Богородский“» (создан в 1990 году, контролировался Павлом Ромащенко и членами его семьи) лишился лицензии в марте прошлого года: регулятор мотивировал это высокорискованной кредитной политикой банка, размещавшего средства в низкокачественные активы, что привело к полной утрате собственных средств. Впрочем, «Богородский» уже несколько лет практически не вел полноценной банковской деятельности, а в 2012 году оказался в центре скандала с обналичиванием.
В самом конце года, в декабре, Банк России отозвал лицензию еще у одного нижегородского банка — АО «Фора — Оппортюнити Русский Банк», созданного в 2005 году Фондом поддержки предпринимательства ФОРА с иностранными бенефициарами. По мнению Центробанка, руководство «Форус Банка» при неудовлетворительном качестве активов неадекватно оценивало кредитный портфель и принятые риски, поэтому после формирования адекватных резервов по требованию регулятора банк утратил значительную часть собственных средств. На рынке тогда отмечали, что банк «погорел» из-за выбора высокорисковой ниши (потребительского кредитования и микрокредитования), которая в кризис просела больше всего, и в целом был нижегородским лишь «по прописке».
Другие игроки банковского рынка в регионе ухода двух кредитных учреждений практически не заметили. «Покинувшие рынок организации стабильностью своей работы не отличались, и их клиенты пользовались услугами других банков уже давно. Кроме того, в нашем регионе представлено достаточно много банков — федеральных и региональных, поэтому уход с рынка нескольких участников не приводит к какому-то заметному перераспределению клиентов между другими банками», — констатирует Ирина Алушкина. Совокупная рыночная доля лишившихся лицензии банков не являлась значительной, соглашается директор приволжского филиала Росбанка Олег Виндман, однако в целом процесс концентрации банковской системы и планомерный отзыв лицензий у банков, чья деятельность не соответствует требованиям регулятора, сказывается на рынке и на предпочтениях клиентов достаточно ощутимо. Каждый новый отзыв лицензии все больше убеждает клиентов в том, что нужно обслуживаться именно в надежных и устойчивых банках. Управляющий ВТБ24 в Нижегородской области Георгий Гречин добавляет, что заметные сдвиги при отзыве лицензий у региональных банков происходят в тех субъектах РФ, где высока доля локальных игроков. «Например, в , где не так давно лишился лицензии , сейчас действительно происходят тектонические сдвиги. У нас такой доли региональных банков, как в Татарстане, не было, поэтому мы изменений особых не заметили», — заключает господин Гречин.
Курс на стабильность
В 2017 год участники банковского рынка Нижегородской области смотрят с умеренным оптимизмом и ожидают продолжения тенденций, наметившихся в прошлом году. В частности, по мнению Александра Грицая, стоит ждать некоторого оживления кредитного рынка в целом. «Мы не ожидаем каких-то сюрпризов, 2017 год будет для банков достаточно стабильным. По-видимому, он станет первым годом с положительным ростом экономики в терминах ВВП, ростом уровня инвестиций, реализацией отложенного спроса на товары и последующим восстановлением потребления населением. Мы ожидаем продолжение тенденций, которые наметились во второй половине 2016 года: восстановление спроса на кредиты, продолжение снижающегося тренда с точки зрения рисков, дальнейшее укрепление капитальной базы банковского сектора и восстановление прибыльности», — прогнозирует Олег Виндман из Росбанка. Кроме того, продолжится умеренный рост вкладов и кредитов населению, полагает Ирина Алушкина. «И население, и бизнес слишком долго ждут „более подходящего момента“, а это ожидание не может быть бесконечным. Кредиты физлицами будут более востребованы, так как людям нужно делать ремонты, строить дома, обновлять автомобили, в конце концов. А бизнес должен развиваться и зарабатывать», — уверена госпожа Алушкина. Кроме того, страна вошла в электоральный цикл, который чаще всего сопровождается смягчением бюджетной политики, что приводит к повышению покупательной способности, росту накоплений и кредитования, напоминает директор по розничному бизнесу нижегородского филиала Альфа-банка Сергей Нагайцев.
Драйвером роста банковского бизнеса будут сбережения, полагает Игорь Рожковский. «Кроме того, мы продолжим активно развивать направление транзакционного бизнеса — документарные продукты вызывают интерес у нижегородских предпринимателей. Также, по нашим прогнозам, будет расти ипотечное кредитование: уже сейчас мы наблюдаем повышение спроса у населения на приобретение жилья», — отмечает банкир. С ним соглашается Александр Грицай: «Ипотека, конечно, останется флагманом, но и потребительское кредитование покажет определенный рост». Завершение программы ипотеки с государственной поддержкой на объемах жилищного кредитования практически не скажется, уверен Георгий Гречин. «Условия рыночных ипотечных кредитов сейчас опустились практически до уровня кредитов с господдержкой. И то, что  не будет продлять программу господдержки, не окажет негативного влияния на рынок», — считает господин Гречин. Кроме того, по прогнозам банкиров, в течение года можно ожидать снижение ипотечных ставок в пределах процента, а также рост интереса ко вторичке в связи с окончанием программы господдержки.
Корпоративное кредитование будет продолжать расти умеренными темпами, прогнозирует Олег Виндман, а рост будет обусловлен, в основном, спросом со стороны крупных клиентов вслед за восстановлением инвестиций и промышленного производства. В бизнес-сегменте будет постепенно происходить смена целей кредитования, прогнозирует Александр Грицай. «Все чаще предприятия обращаются за получением инвестиционного кредита. Конечно, о восстановлении бизнес-кредитования говорить рано, но желание компаний вкладывать деньги в развитие бизнеса является позитивным сигналом», — считает банкир.
Как полагают участники рынка, доля просроченной задолженности перед банками в 2017 году останется на уровне 2016 года или даже несколько снизится. Кроме того, банкиры говорят о дальнейшей либерализации требований к клиентам. «В 2014–2015 годах требования к заемщику ужесточились, а сейчас идет процесс их ослабления. Мы видим, что заемщики за последние два года стали более внимательно относиться к своим долгам, более аккуратно их погашать, и даже те, кто не погашал займы в течение года или двух, при появлении средств на счетах начинают закрывать кредиты. Поэтому, думаю, банки в ближайший год продолжат двигаться в направлении либерализации: нам нужно все же выдавать кредиты. Но не распродавать активы, поэтому мы пытаемся найти баланс, чтобы выдать деньги, но гарантированно их потом вернуть», — говорит Георгий Гречин.
Серьезной проверкой игроков банковского рынка на прочность станет ужесточение норм резервирования по некоторым видам кредитов, которые Центробанку представляются высокорисковыми. В частности, речь идет о требовании начислять резервы в размере 100% вместо нынешнего 21% по ссудам для компаний, не ведущих реальную деятельность, которое вступит в силу с 1 апреля. В результате большая часть банков должна будет увеличивать свои резервы, и это приведет к новому витку расчистки банковского сектора, отмечает Александр Грицай. «По мнению наших экспертов, сильнее всего это затронет небольшие банки, которые применяют схемы сокрытия плохих кредитов и вывода денежных средств», — добавляет банкир. В целом для рынка это будет означать усиление процесса консолидации: продолжится перераспределение долей рынка в пользу серьезных игроков, клиенты будут уходить к более крупным и устойчивым банкам, полагают в нижегородском филиале Альфа-банка. Однако большинство опрошенных банков не видит для себя угрозы в связи с принятием новых норм. Ужесточение подходов к резервированию на возможные потери по ссудам уже ни для кого не является сюрпризом и происходит на протяжении нескольких последних лет, добавляет Ирина Алушкина. «Это один из элементов политики регулятора, направленной на усиление банковской системы. Регулятор пытается донести до бизнеса: если ты не хочешь быть прозрачным и платить налоги, то доступ к кредитным ресурсам тебе будет практически закрыт, либо цена кредита будет слишком высокой. Это вынуждает банки более трезво и консервативно оценивать финансовое состояние заемщиков, их способность расплачиваться по принимаемым обязательствам, реалистичность бизнес-планов и окупаемость проектов, зависимость от крупнейших контрагентов и многое другое. А это значит, что для определенных групп заемщиков снизится доступность кредитов или повысится их стоимость», — полагает президент Саровбизнесбанка.
В ПФР рассказали, как выйти на пенсию раньше срока
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео