Ещё
В интересах всех сторон
Фото: Коммерсантъ в Санкт-Петербурге
Диалог Дальнейшее развитие невозможно без конструктивного диалога градозащитников, органов власти и представителей бизнеса. На текущий момент четкого взаимодействия сторон, признаются эксперты, пока нет. Последние события, связанные с Исаакиевским собором, проектом закрытия Пулковской обсерватории и застройки прилегающей территории, объединения Российской государственной и Российской национальной библиотек, обострили общественную активность многих петербуржцев. На акции протеста стали выходить тысячи людей, в том числе на митинги, посвященные градостроительным проблемам. Активный Петербург Как полагает руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры» , Петербург в силу своей исторической и архитектурной уникальности не может не выделяться на общем фоне. «Наличие огромного количества архитектурных памятников мирового значения, внесение архитектурного ансамбля исторической части города в список объектов всемирного наследия , что подразумевает международный контроль и охрану памятников, значительная концентрация образованного и неравнодушного к культуре населения в городе — все это привело к наиболее развитому градозащитному движению в стране», — высказывает точку зрения господин Комиссаров. Между тем градозащитные сообщества Петербурга достаточно неоднородны. К крупным и известным из них можно отнести петербургское отделение ВООПиК, общественную организацию «Живой город», движение «Красивый Петербург», градозащитную группу «Эра» и ряд других. В городе активно работают и локальные градозащитные движения, занимающиеся конкретной территорией или отдельным объектом: «Гражданин Пушкин», противники застройки Шушар, Пулковской обсерватории, строительства дороги через Удельный парк. Начальник управления развития и управления активами ЗАО «БФА-Девелопмент» Мария Скобелева отмечает, что разброс методов работы среди разных групп градозащитников тоже различен — от группы «Эра», которая принципиально не вступает в какие-либо переговоры, до градозащитной «группы Сокурова», которая выступает с законодательными инициативами. Спектр действий, по ее словам, также обширен в зависимости от выбранных методов. Среди них, кроме традиционных пикетов, сборов подписей и написания протестных бумаг, практикуемых «Живым городом» и ГСП, в городе все чаще стали появляться «несанкционированные» баннеры, граффити, трафареты, проводятся акции с элементами театрализованного действа и флешмоба, а также акции прямого действия, связанные с противодействием . Инвестиционные потери Представители бизнеса относятся к градозащитникам, мягко говоря, неоднозначно. Ведь из-за активности общественников были сорваны отдельные инвестиционные проекты. Последние примеры: блокадная подстанция на набережной Фонтанки, которую намеревалась превратить в апарт-отель, Конюшенное ведомство, которое под давлением активистов Смольный отобрал у бизнесменов Зингаревичей. «В Петербурге градозащитники стали барьером, разделяющим законное новое строительство от правильно оформленных бумажек. С этой точки зрения данная общественная группа, безусловно, эффективна. И преданность этих людей делу защиты города нельзя не уважать. Однако у любой медали две стороны, и мы не можем не отметить все те случаи, когда героически „спасенное“ от застройки здание оставалось в полуразрушенном состоянии, так как у бюджета денег на его развитие нет, а инвесторов распугали. В этом случае приходится спрашивать себя, стоило ли оно того», — задает вопрос управляющий партнер ФГИК «Размах» . По мнению Марии Скобелевой, именно в силу того, что градозащитные организации не смогли выработать единый способ работы с выявляемыми ими нарушениями и как-то консолидировать свои позиции в городе, очевидно общественно полезное дело превратилось не более чем в один из политических рычагов давления на городскую власть и застройщиков. «Вопрос о четких целях их деятельности, на мой взгляд, открыт для них же самих. Но их репутация сейчас выглядит довольно сомнительно», — делает выводы она. Руководитель межрегиональной жилищной программы «Переезжаем в Петербург» полагает, что деятельность градозащитных организаций Петербурга глобального влияния на застройку не оказывает. Если сносится в центре города памятник архитектуры, то претензии к строительной компании вполне обоснованны. Однако его беспокоит, что из-за градостроительных конфликтов в городе появляются брошенные территории, в том числе там, где изначально предполагалось изначально разместить башню . «Сейчас вместо гигантского поля деловой застройки в центре Петербурга с торговыми и бизнес-центрами мы видим десятиметровый строительный забор и земельный участок, который никому не нужен. Никто не собирается делать музей крепости, а использование этого участка сильно ограничено раскопками, которые давно приостановлены. На набережной уже построены такие архитектурные доминанты, как бизнес-центр , который должен был войти в ансамбль нового Сити, а над Петербургом потихоньку начинает возвышаться „Лахта-центр“, который, как выяснилось, будет виден со всех точек города», — отмечает Николай Лавров. В поисках компромисса По мнению градозащитников, сторонних экспертов, давно пришло время наладить конструктивный диалог градозащитников, органов власти и бизнеса. Как отмечает член ВООПиК , эффективное взаимодействие возможно построить только при уважении взглядов и интересов всех сторон. «Причем важно, что все позиции сторон должны быть правомочны и не должны вредить городу. Думаю, определенный компромисс между сторонами возможен. К нему нужно стремиться», — считает он. Пока соблюсти баланс интересов, полагает Андрей Комиссаров, между гражданами, не желающим того, чтобы их город был перестроен в угоду бизнесу, и самим бизнесом, постоянно стремящимся к работе над наиболее выгодными проектами, крайне проблематично и сложно. Поиском компромисса и выстраиванием диалога между бизнесом и обществом должна заниматься власть как институт общества, как публичный субъект, наделенный соответствующими полномочиями. По словам Сергея Ефремова, ключевой аспект — в нахождении баланса между сохранением исторической ценности зданий и сооружений и сохранением их жизни как объектов недвижимости. «Но у всех сторон данного диалога будут диаметрально противоположные интересы, поэтому об абсолютном консенсусе говорить несколько утопично. На мой взгляд, единственная эффективная дорога в данном случае — это дальнейшая систематизация трехстороннего общения, фиксация на уровне ПЗЗ основных правил застройки новых территорий и привлечения мнения градозащитных организаций на стадии первичного обследования зданий и сооружений», — полагает управляющий партнер ФГИК «Размах». Мария Скобелева делает выводы, что диалог должны начать выстраивать сами градозащитники. «Совершенно очевидно, что именно им придется придумать и отстоять предложенный механизм и перед лицом девелоперского сообщества и перед лицом власти. Ни власть, ни игроки рынка с такими предложениями не выступят. Если градозащитники хотят, чтобы в них видели системное движение с понятными задачами и репутацией, то на существующем этапе истории адекватные, технически реализуемые предложения по собственной интеграции определят дальнейший вектор развития этого общественного движения», — резюмирует специалист. Артем Алданов
Видео дня. Ставки по ипотеке к концу года могут упасть до 7 процентов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео