Ещё
IT-Пермяк
Фото: Lenta.ru
Технологический прогресс последних 10 лет сделал доступными инструменты для воплощения практически любых бизнес-идей и ИТ-продуктов. Самое интересное в сфере интернет-предпринимательства происходит в регионах, где новые Кулибины покоряют локальные рынки и готовятся к международной экспансии. В поисках будущих русских Цукербергов мы запускаем серию репортажей, которые расскажут о молодых талантливых предпринимателях, живущих в нашей стране. Наша первая остановка — , где 18 февраля прошел слет городских стартаперов, организованный при поддержке Венчурного фонда , и «Телеком Идеи».
— Как, черт возьми, понять, что функция, которую мы ввели в продукт, сделала его, черт возьми, лучше? И продукт будет лучше покупаться?!
Артем Разумков, основатель компании Macroscop, энергично жестикулирует, расхаживая по сцене. Сотня молодых стартаперов с почтением наблюдают за ним. Он вырастил бизнес из идеи, построил компанию, получив грант «Старт», а затем венчурные деньги, а после выкупил свою долю обратно. Недосягаемо крутым в глазах стартаперов его делает то, что он лично предстал перед и продемонстрировал ему свой проект. Артем полностью вписался бы в образ американских гениев высоких технологий, если бы не пермский акцент, смягчающий слова и заставляющий жителей само название города произносить так, будто в нем два мягких знака. Возможно в том — влияние мягкой Камы, покладисто текущей в паре десятков метров от DigitalPort — технологического центра, в конференц-зале которого проходит форум молодых стартаперов.
Такие мероприятия, как это — Perm Startup Day, — раз в год проходят в 12 , в которых у организатора — ФРИИ — есть свои представительства. Туда зовут стартаперов со своими проектами или тех, кто уже попытался вырастить из идеи компанию, но не получилось, и теперь желает попробовать с другим проектом или понять прежние ошибки. Зовут инвесторов и уже успешно работающие проекты.
На сегодняшнем пермском мероприятии присутствовали человек восемьсот. Многие, слушая Разумкова, волнуются — после его мастер-класса заявлен конкурс проектов. И, может быть, какой-нибудь из присутствующих инвесторов одобрит чью-то идею и захочет вложиться в нее финансово.
— Артем — очень хороший пример развития компании с нуля, — говорит мне на ухо сидящий рядом Александр Старолат, сам основатель успешного сервиса LpMotor. — Она уже работает на международных рынках.
Разумков, жестикулируя, рассказывает зачарованным стартаперам, как надо действовать, развивая проект. После, возбужденный собственной презентацией, он спускается в зал, но быстро возвращается, чтобы сообщить — он ищет помощника и будет рад найти его среди собравшихся.
— Проблема кадров, — комментирует Александр. — В IT-сфере высокий спрос на людей, но мало предложений.
Ведущий объявляет конкурс питчей — каждый проект выступит с одноминутной презентацией. Прозвучавшее нерусское слово «питч» мягко входит в слушателей, как родное, пермское, не вызывая вопросов. Если ты зовешь себя стартапером, то должен уметь вставлять в русские слова «стартаперские англицизмы» и разговаривать ими с зарубежными инвесторами, которые на всем рынке венчурных инвестиций говорят только по-английски. Вертеть головой и недоуменно переспрашивать «что-что он сказал?» на таких мероприятиях — плохой тон.
Молодые стартаперы по очереди выходят на сцену и предлагают легко заказать столик в ресторане или пиццу, помыть машину, купить квартиру по выгодной цене на сайте с единой базой данных, вложиться в устройство, расшифровывающее звуки для глухонемых людей и издающее за них слова…
Последним на сцену поднимается плотный молодой человек с бородкой. «Даниил», — представляется он и роняет листок бумаги. По залу проходит смешок. Стартапер рассказывает об умных домах и о том, что сейчас это очень дорого — а его проект позволит здорово удешевить продукт.
— Наше устройство для людей, которые устали от роста цен. Наша система может помочь вам сэкономить деньги… и подарить все прелести умного дома… Просто сейчас ваши деньги вылетают в форточку. — А я так и не понял, что это за система конкретно! — возглас из зала. — Я поставлю свою систему, и у вас будет правильно работать отопление, а не… как сейчас — ваши деньги улетают в форточку…
Зал смеется.
К вечеру, когда стартаперы послушают четыре часа лекций и мастер-классов, пообщаются с выбранным экспертом, ФРИИ отберет восемь проектов и пригласит их в свой заочный акселератор, в котором проекты будут расти. Не все вырастут в бизнес — но уже никто не сможет сказать, что компания провалилась потому, что ей в нужный момент не помогли.
— Даниил, как и многие профессионалы, деформирован, — уже позже, когда мы покидаем здание, отмечает Александр Старолат. — Он не может нормально объяснить, ему кажется, что всем и так все понятно.
За нашей спиной остается Кама, каменный мост, цеховое здание DigitalPort. Впереди — автостоянка, за которой подъемник для корабля, оставленный для декорации. Летом тут шумит река, гуляет ветер, но в этот сезон Кама скованна, воздух — стояч, а оживляет территорию лишь знание о том, что там, в технологическом центре, крышу которого украшают уродливые трубы, сконцентрированы сотни новых молодых надежд на то, что их идеи прорастут не на самом благоприятном российском пространстве.
Сам Александр — тоже выпускник акселератора. За три месяца акселерационной программы его конструктор сайтов LpMotor вырос во второй по величине на российском рынке. Знаниями, почерпнутыми в акселераторе, Александр пользуется до сих пор. А его конструктором — 202 тысячи человек.
— У Даниила боль, — говорит Александр. — Ему нужен инвестор. У нас тоже когда-то была боль, и не было 500 тысяч рублей на то, чтобы запустить наш бизнес. У потребителя тоже была своя боль — и когда предприниматель увидит ее и поймет, что людям это действительно важно, тогда он может запустить успешный стартап, — лишить потребителя этой боли.
Александр придумал сервис, позволяющий легко и недорого сделать собственный сайт. Любое агентство берет за создание сайта от 20 тысяч до 500 тысяч рублей, поясняет Александр, и в этом была его боль: «ну, не может сайт столько стоить».
— Вот, например, за что там отдавать 200 тысяч, — он показывает на девушку, перебегающую дорогу, с сумкой Luis Vuitton в руке. — Чисто логически сумка не может столько стоить. Как и создание сайта… Машина останавливается у похожего на общежитие бизнес-центра, который когда-то был ракетным училищем. Здесь находится офис LpMotors.
— Это моя исповедь, и я буду искренен…
Партнер Александра протягивает свой смартфон и просит меня прочесть текст, только что написанный для распространения в соцсетях.
— Я учился в вузе, в медицинской академии, — читаю вслух текст, обильно сдобренный смайликами. — И, сказать честно, меня это не зажигало. Меня тянуло в маркетинг, рекламу. Уже на четвертом курсе я открыл свой бизнес по помощи в получении кредитов… И наступил момент, когда я принял решение — наверное, самое важное в своей жизни: я ушел из вуза. И все пошло, поперло. И вот наступило 27 июня 2015 года. Я спал со своей девушкой. — Лучше поправить на «ночевал», — вставляет Александр. — Но было девять утра! — протестует Илья.
Сквозь сон он услышал треск, открыл глаза и увидел дым, водопадом сползающий по двери. Илья описывает, как он пытался выбраться, но лишь обжег руки и ноги. Увидел в окно соседа, висящего на карнизе — он спрыгнул, но сломал спину. Заметил внизу и свою девушку — она тоже прыгнула, ее поймали прохожие.
«Камень с души упал. Я повис на подоконнике и спрыгнул с третьего этажа. И угодил голыми ногами в бетон. Был жуткий треск, обе кости на пятках вышли наружу. Я хотел встать, но провалился, будто в зыбучий песок. Очнувшись после операции, я многое понял…»
Илья краснеет. Смеется. В глазах — боль. Но не та, о которой говорил Александр. Концовку текста обещает отредактировать.
— Нормально написано? — спрашивает он. — Вызовет эмоции? А будут ли пользователи до конца читать такую портянку?
Илья говорит, что тогда осознал высшую цель. «Я на таких мероприятиях, как сегодняшнее, часто появляюсь спикером или экспертом — это моя благотворительная поддержка молодого предпринимательства. Я хочу помогать», — говорит он и обещает этот момент подробнее прописать в своей «портянке».
Он рассказал, что пришел в Пермский фонд, который дал им когда-то грант на продвижение, и предложил бесплатно пользоваться их платформой. Но фонд не поверил, что что-то может быть просто так. «Может, это менталитет у нас в стране такой — что все хотят всегда обмануть, — размышляет Илья. — Они не поверили в нашу миссию. Вы только что прочли мою историю. Я всю правду написал. Вот откуда у меня эта история с ногами появилась? Я, когда занимался кредитами, выяснил, что одна моя сотрудница пользовалась контактами с банками, — Илья краснеет еще сильнее, прячет глаза, — и, в общем, каких-то нерусских людей на бабки швыряла. Я уволил ее. Но, как ни крути, ответственность на мне. И я реально считаю, что это вселенная наказала меня пожаром за это».
Он отвергает версию, что просто загорелась проводка: «Знаете, это выигрышная стратегия — верить в то, что, отдавая добро, ты его назад получаешь».
— Я тоже считаю, что если ты накосячил, то это к тебе вернется, — произносит Александр. — Хотя, с точки зрения логики, это эзотерика чистой воды.
Свет в офисе не горит. За окном темнеет. Александр подходит к окну. Смотрит на город.
— Мне Пермь нравится, — говорит он. — Маленькая, кривая, промышленная, а меня устраивает. Не собираюсь уезжать. Особенно сейчас, когда мы собрали команду и несем ответственность за нее и за семьи, каждого ее члена. Уже сто человек, за которых мы несем ответственность.
— Когда я был подростком, занимался программированием, создавал первые модели роботов, — говорит Даниил Подтаев, предлагавший на форуме стартаперов свою разработку умного дома. Сегодня он сидит в кафе, одетый в отглаженную до хруста рубашку и не звучит так растерянно, как вчера. — Был у меня проект, с которым я выступал на международных конкурсах — робот-танк. Я купил его на китайском рынке, написал ему свои мозги и загрузил в него. С моими мозгами он смог объезжать препятствия и находить цель в пространстве. Он выступил в конкурсе и получил много наград. Мне было 16 лет, и я просто хотел сделать робота.
На третьем курсе университета Даниила пригласили на одно из оборонных предприятий.
— Мы делали спецтехнику — связь, по которой говорят важные люди в нашей стране. Это и прослушивание, и защита, — объясняет он. — И потом, мне очень нравилось, что я — идейный человек. — Что такое идейный человек? — Ну, мы же на физфаке все были такие. Кто наш враг? Америка. Физики и математики — они так устроены, они свою страну любят. Потому что знают, какие у нас в стране ученые жили, изучают историю науки. У нас сильные ученые в университетах сидят. Многое в науке благодаря им происходило. — Но вы говорите так, будто что-то изменилось. Сейчас вы не любите свою страну? — Ну, страну-то я люблю, а вот правительство — так себе. Мне кажется, должно быть многое по-другому… — Вы хотите уехать из России? — Не собираюсь. Но если мой бизнес начнет развиваться и его захотят отнять, то придется подумать об этом… Ну, вот поработал я несколько лет на том предприятии, — возвращается он к хронологии. — Но там все было в застывшем состоянии и не развивалось, — и изобретатель стал искать другие идеи.
Даниил рассказывает еще о множестве проектов, для которых он «написал мозги».
— А потом мы скопили немного денег и вот решили заняться этим», — он вынимает из пакета пластиковую коробочку размером с ладонь. — Такие устройства уже были, но несовершенные. Наше решение сложилось в полный умный комплекс. Управление светом, теплом, водой, сбор данных, анализ. Мы можем оснастить дом датчиками и управлять жалюзи, воротами, освещением, поддерживать температуру, имитировать присутствие человека. Да, подобные решения существуют на рынке, но не такие качественные, как наше. А самое главное — это комплекс энергосбережения, — он долго говорит о преимуществах своей системы, на этот раз не вспоминая про форточку, в которую вылетают деньги.
Даниил еще рассказывает о солнечных батареях, о приборе, который в будущем войдет в его систему и, наблюдая за работой сердца жильца, сможет предсказывать и предупреждать сердечный приступ. Он говорит о системе, как о живом, но невидимом мозге, который рождается где-то посередине — там, где сходятся в единый пучок импульсы расставленных по всему дому датчиков. Он поднимает от своего устройства мрачный лоб, и кажется, это не низко висящая над столом лампа, а богатое наследие российской науки бросает на него свой яркий отсвет.
— Просто у нас нет пока хорошего описания и рекламной продукции, поэтому мы не продвигаемся, — Даниил убирает устройство в пакет.
Продукт готов. Пошли первые продажи. На StartupDay Даниил приходил, чтобы показать продукт на конкурсе питчей и найти инвестора. Время покажет, найдется ли в России кто-то, интересующийся его проектом.
Илья Солдатов посылает свою исповедь в соцсети. Доработанная концовка звучит так: «Я очнулся и меня озарило — бежать к мечте нужно, наслаждаясь бегом. Пусть и на сломанных ногах. Высшая цель — сделать вклад в развитие своей страны». После точки Илья ставит значок — флаг Российской Федерации. Он выкладывает историю в Instagram и во «ВКонтакте». Наверное, когда-то, до существования соцсетей, какой-нибудь пермяк так закидывал свое послание, запечатанное в бутылку, в покладистую Каму, не рассчитывая на отзыв. Интернет приносит отзывы моментально, а также новых клиентов для LpMotors — благодарных за искренность и утоление индивидуальной потребительской боли.
Видео дня. Спрос на смартфоны вырос после перечисления пособий на детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео