Ещё

Стратегическая инициатива. Как Артем Аветисян строит карьеру и большой банк для малого бизнеса 

Стратегическая инициатива. Как Артем Аветисян строит карьеру и большой банк для малого бизнеса
Фото: Forbes.ru
В декабре 1997 года студент достал из заначки $2000, купил сотовый телефон, галстук, костюм-тройку от фабрики «Большевичка» и зарегистрировал компанию «Независимый экспертно-оценочный центр» (НЭО-Центр). Первые заказы он соглашался брать бартером, в обмен на рекламу. Через 19 лет, летом 2016-го, на стол легло письмо банкира Аветисяна, совладельца банков «Юниаструм» и «Восточный». Он изложил концепцию создания опорного банка для кредитования малого и среднего бизнеса. Финансист предложил объединить свои банки с банком «Кредит Европа» и МСП Банком (принадлежит ), суммарные активы четырех банков составляли 588 млрд рублей, объединенная структура могла бы занять 17-е место на рынке и работать на территории всей . Президент идею одобрил. «Аветисян сейчас на виду, — рассказал Forbes высокопоставленный федеральный чиновник. — Он хорошо продвинулся с проектами в созданном Путиным (АСИ), его знают в правительстве и в ».
Как Аветисян прошел путь от скромного студента-оценщика до влиятельного банкира, известного президенту?
Восточный подход
«Представляю вам политику выжженной земли в отношении зарубежных активов, — говорил в 2014 году в одном из интервью глава Bank of Cy rus . — Избавляемся от всего, что не приносит прибыли и проедает капитал». Bank of Cy rus (BoC) тяжело переживал банковский кризис на , непросто было и его российскому дочернему банку «Юниаструм». Незадолго до предыдущего кризиса, в 2008 году BoC купил «Юниаструм» за €450 млн у основателей банка и . К 2014 году на «Юниаструм» приходилось около 5% комиссионных, процентных и прочих доходов кипрской банковской группы, но сам российский банк был убыточным. В начале 2015 года киприоты выставили его на продажу. Несколько месяцев к банку присматривались известные банкиры и . Однако в итоге покупателем стал владелец банка «Региональный кредит» Артем Аветисян: летом 2015 года он заплатил за «Юниаструм» с активами 47 млрд рублей €7 млн — в 64 раза меньше, чем семью годами ранее получили от киприотов прежние собственники Закарян и Писков. Аветисян отказался от комментариев для этой статьи.
Первым делом команда Аветисяна начала сокращать издержки. «Банк ужали, остались только жизненные функции, а затем начали наращивать бизнес по отдельным направлениям», — говорит источник в «Юниаструме». Банк сосредоточился на торговле ценными бумагами и выдаче гарантий. Часть активов перевели в «Юниаструм» из «Регионального кредита». Этот первый банк Аветисяна, который он купил у  Дмитрия и , впрочем, никогда не был классическим: в конце 2014 года при активах в 27,6 млрд рублей кредитный портфель составлял всего 5 млрд рублей, остальное приходилось на ценные бумаги. Среди заемщиков банка был сам Аветисян: «Региональный кредит» кредитовал его компанию «Конти» под покупку недвижимости, а затем скупал у нее же площади в нежилых зданиях. Кредиты в банке брала и жена Аветисяна Ирина Агалецкая — в том числе на танцевальную школу, которую учредила вместе с женой Еленой.
Получив в управление «Юниаструм», уже к концу 2015 года команде Аветисяна удалось выправить ситуацию: после убытка в размере 5,6 млрд рублей в 2014 году банк получил чистую прибыль 3,9 млрд рублей. Правда, она появилась специфическим образом — банк нанял компанию, переоценившую его недвижимость, операция принесла «Юниаструму» 7 млрд рублей дохода.
Меньше чем через год после сделки с киприотами Аветисян заинтересовался еще одним проблемным банком — «Восточным экспрессом» с активами на 160 млрд рублей. Этот банк из Благовещенска, специализировавшийся на необеспеченном розничном кредитовании и некогда построивший внушительную федеральную сеть, пребывал в плачевном состоянии — в 2015 году убыток составил 10,7 млрд рублей, а просрочка достигала 20% портфеля. Банк контролировался фондом Baring Vostok. Как любой фонд прямых инвестиций, Baring Vostok первоначально не планировал получать контроль над банком и стал владельцем скорее вынужденно. Поэтому новый партнер был фонду как нельзя кстати. Летом 2016 года выкупил половину допэмиссии «Восточного экспресса» за 1,5 млрд рублей и получил почти 25% в капитале банка. В январе 2017 года «Восточный экспресс» заявил о слиянии с «Юниаструмом». Фондам Baring Vostok принадлежит 44,5% в объединенном банке, Аветисяну через кипрскую компанию Finvision Holdings Limited — 32%.
Второе поколение
Масштабные амбиции в банковском бизнесе Аветисян успешно совмещает с политической и общественной деятельностью. Он вхож в высокие кабинеты и, как и многие чиновники, включая премьера , активен в социальных сетях. В своем твиттере он ретвитит знакомых например экс-главу администрации президента , разместившего очередной пост про любимую рок-группу Procol Harum с песней Pandora’s Box, и вице-премьера с новыми фото.
Интерес к микроблогам не единственное, что сближает Аветисяна с чиновниками, он дружит с их родственниками. Сын Александра Волошина долгое время входил в совет директоров «Регионального кредита» Аветисяна. Там же работал брат Дворковича Михаил. «Илья Волошин обладает большим GR-потенциалом, — рассказывает его знакомый. — Когда он работал в „Юникредит Секьюритиз“, то на одном из Санкт-Петербургских экономических форумов сумел посадить на деловом завтраке гендиректора UniCredit за стол к главе . Позже Профумо стал советником Грефа».
С Волошиным-младшим в «Юникредит Секьюритиз» работал выходец из Ташкента Шерзод Юсупов. Юсупов — ключевая фигура во всех проектах Аветисяна, входил в совет директоров «Регионального кредита», курировал корпоративный блок «Юниаструма». Он занимает пост управляющего директора в инвестбанке Global Finance. Эта компания участвовала в сделках по покупке Аветисяном долей в «Юниаструме» и «Восточном». У Юсупова, как и у Аветисяна, много статусных знакомых, он дружит и ведет совместные дела с детьми чиновников и бизнесменов. В капитале компании «МСМ-5 Девелопмент» Юсупов входил вместе с Ильей Волошиным, сыном замглавы администрации президента и Парвизом Ясиновым, сыном девелопера Обида Ясинова. Есть у него и другие интересы, не имеющие отношения к проектам Аветисяна. Например, Юсупов входил в совет директоров казанского банка «Тимер», а источники Forbes называют его дальним родственником экс-замминистра обороны Искандара Юсупова и связывают с девелоперскими и машиностроительными компаниями и Поволжья.
В 2009 году Аветисян познакомился с сыном Германа Грефа и предложил ему присоединиться к команде НЭО-Центра. Через два года после прихода Олега Грефа НЭО-Центр заработал 651 млн рублей на оценке и 900 млн на консалтинге и занял 1-е место в рейтинге оценочных компаний «Эксперта РА». С начала 2000-х клиентами компании Аветисяна были Сбербанк, , РАО ЕЭС, структуры , «Олимпстрой». Бывший сотрудник НЭО-Центра рассказал Forbes, что через компанию Аветисяна проходили большие объемы сделок с ипотечными клиентами Сбербанка. Сейчас дела у НЭО-Центра идут куда хуже, чем в 2011-м, как говорит источник в компании, крупных проектов почти нет. Олег Греф покинул НЭО-Центр в марте 2017 года на фоне иска, поданного компанией PPF Management в  к Сбербанку. Иск связан с утерей контроля над российским предприятием по добыче щебня «Павловскгранит» (им владел ) — истцы обвиняют Сбербанк в рейдерском захвате. Соответчиком также проходит НЭО-Центр, оценивавший стоимость «Павловскгранита» для Сбербанка в 2008 году.
Впрочем, от управления своим оценочным бизнесом Артем Аветисян отошел уже давно. В 2011 году Владимир Путин назначил его одним из директоров Агентства стратегических инициатив (направление «Новый бизнес»). После этого карьера Аветисяна кардинально изменилась и превратилась в демонстрацию идеального социального лифта в России. Правда, источники Forbes уверены, что без протекции со стороны. Связь с Грефом есть и в АСИ — он входит в наблюдательный совет АСИ. Кандидатуру Аветисяна рассматривали на должность главы агентства, но в итоге гендиректором АСИ в 2011 году стал . За его плечами тоже были связи. До выдвижения в АСИ он был гендиректором группы компаний «Рускомпозит», в которую входили предприятия «Стеклонит» и «Тверьстеклопластик». Долей в обоих предприятиях владел , партнер братьев по . Возглавив АСИ, Никитин не раз утверждал в интервью, что никогда не обсуждал с Калантырским свое выдвижение в АСИ.
Читать также: Андрей Никитин — о дружелюбии байкеров, в администрации президента и добровольном участии в митинге за Путина
Знакомство с Никитиным сказалось на банковском бизнесе Аветисяна. Своего руководителя из АСИ он пригласил на пост председателя совета директоров «Юниаструма». Одним из акционеров объединенного «Восточного» с долей 4% стал , входящий в совет директоров «Рускомпозита». В начале 2016 года в правление «Юниаструма» пригласили , которая раньше работала в СМП Банке, также в банке Аветисяна недолгое время был вице-президентом , до этого возглавлявший , который находится на санации у банка братьев Ротенбергов.
Под свое крыло после покупки «Юниаструма» Аветисян взял также коллег и хороших знакомых из «Клуба лидеров».
Клубная принадлежность
В ноябре 2016 года на острове Кинг-Джордж, расположенном в 150 км от Антарктического полуострова, высадилась экспедиция из ста человек в ярко-красных куртках. Российские бизнесмены из «Клуба лидеров» заплатили примерно по 500 000 рублей, чтобы провести несколько дней на станции Беллинсгаузен в окружении пингвинов и тюленей и пообщаться по телемосту с Владимиром Путиным.
Попасть в «Клуб лидеров» куда проще, чем на Антарктиду, — надо заплатить взнос 100 000 рублей и получить рекомендацию действующего участника. Но перспективы, которые сулит участие в клубе, стоят несопоставимо больше. Необязательно даже ехать к Южному полюсу — «Клуб лидеров» и в  проводит встречи с Владимиром Путиным. Их также посещают высокопоставленные чиновники, например первый вице-премьер и помощник президента .
Клуб был образован в начале 2012 года, после того как несколько десятков предпринимателей написали Путину открытое письмо, в котором изъявили желание поучаствовать в улучшении инвестклимата в России. Источник Forbes в АСИ рассказал, что идея создать клуб родилась у бизнесменов, не прошедших отбор в АСИ. Основателями и ключевыми фигурами клуба выступают Шерзод Юсупов и совладелец одного из крупнейших производителей обуви в России «Брис-Босфор» . «Клуб лидеров» стал партнером АСИ. На телеканале «Россия 24» выходит передача «Агент бизнеса», где каждую неделю предприниматель из «Клуба лидеров» отправляется в один из регионов страны и оценивает, насколько просто там заняться бизнесом. Аветисян лично подводит итоги, выставляя баллы регионам: оценивается все от отношения местных властей до комфортности гостиниц. За рейтингом следят не только местные власти. На Санкт-Петербургском экономическом форуме в 2016 году помощник президента Андрей Белоусов, входящий в набсовет АСИ, обрушился с жесткой критикой на , который не вошел в топ-20 рейтинга инвестиционной привлекательности агентства.
Деятельность контролирующих органов также часто становится объектом критики Аветисяна и «Клуба лидеров». «Когда от нас отстанут? Проверки уже замучили», — говорил весной 2016 года на прямой линии с президентом Зыков. «Будем вместе работать», — пообещал ему Путин. Зыков должен был быть ему знаком: его проект был одним из первых, поддержанных Аветисяном в АСИ. Речь идет о строительстве тепличного хозяйства «Агрокомплекс Волжский» в . Проект стоимостью 7,6 млрд рублей запущен в 2012 году. По данным «Контур-фокус», сейчас доля Зыкова (45%) в агрокомплексе заложена в банке «Юниаструм». «Восточный» является залогодержателем и совладельцем и других компаний Вячеслава Зыкова: среди них «Брис-Босфор» и ряд компаний, связанных с ГК «Бразис», одним из лидеров по производству консервов.
Как выяснил Forbes, вместе с банком Аветисяна инвестиции в проекты Зыкова осуществляет инвесткомпания KFG Ca ital. Согласно информации на ее сайте, у нее есть интересы в нефтяном бизнесе и агропромышленном бизнесе. По данным «Контур-фокус», KFG вместе с «Юниаструмом» инвестировала в нефтяную компанию «Ухтагеонефть» и ТК «Привольный» и «Полтавский», занимающиеся выращиванием овощей. По адресу последней находится офис компании «Полтавские консервы», среди ее собственников — Вячеслав Зыков.
Источник Forbes связывает KFG Ca ital с бывшим главой службы безопасности Русланом Алмакаевым и говорит, что тот ранее был соинвестором в проектах Вячеслава Зыкова. Связаться с Алмакаевым не удалось, Зыков не ответил на запрос Forbes. О знакомстве с Алмакаевым в интервью «Эху Москвы» однажды рассказывал бывший совладелец . Он утверждал, что Алмакаев убеждал его продать компанию в обмен на прекращение проблем с .
Управляющий партнер KFG Ca ital сообщил Forbes, что знаком с Алмакаевым, но прямой связи между ним и компанией нет. Согласно «Контур-фокус», бизнес Алмакаева и KFG пересекается — компания Алмакаева «Геолэкспертиза» и структуры компании Федосеева «Ронаэльнефть» и «Ухтагеонефть» похожи по составу менеджмента и находились по одному адресу в .
Не возникает ли у Аветисяна как владельца банка «Восточный» конфликта интересов в связи с работой в АСИ и участием в «Клубе лидеров»? Руководитель Trans arency International Russia Илья Шуманов говорит, что этическая составляющая конфликта интересов есть, но не юридическая. «АСИ создано в форме некоммерческой организации (НКО), поэтому любые ограничения распространяются только на ее гендиректора. Есть прямая связь между Аветисяном и лоббированием планов по созданию крупного банка, но по закону об НКО Аветисян из-под действия понятия „конфликт интересов“ выведен», — говорит Шуманов. Возглавлявший совет директоров «Юниаструма» Андрей Никитин в феврале 2017 года покинул банк и АСИ и был назначен врио губернатора .
Большие амбиции
Несмотря на амбициозный старт и одобрение президента, на пути со своим банком в топ-20 Аветисян столкнулся с трудностями. Большая часть его команды из «Юниаструма» не переходит в объединенный «Восточный». О массовых сокращениях в «Восточном» Forbes рассказали два человека, близких к руководству объединенного банка. Якобы сразу после официального сообщения об объединении «Юниаструма» и «Восточного» в конце января предправления последнего распорядился сократить почти две трети сотрудников головного офиса Юниаструмбанка. Сам Кордичев это не подтверждает, но говорит, что сокращения в банке действительно проходят, в том числе за счет сотрудников «Юниаструма». «Отмечу, что интеграция банков прошла за два месяца и включала в себя технологическую интеграцию, — сказал Алексей Кордичев Forbes. — Теперь банк работает на единой IT-платформе, а не двух параллельных — это значит, что ряд процессов и функций можно сократить, уменьшив при этом расходы банка. Мы сокращаем наиболее дорогие бэк-офисные подразделения, которые располагались в Москве (многие из них — подразделения Юниаструмбанка), оставляя аналогичные в регионах».
Читать также: Одиночество Аветисяна: амбициозный банкир теряет команду и влияние
Также, по словам Кордичева, в правление объединенного банка войдут только два человека из «Юниаструма» — среди них Мисане из СМП Банка. У Аветисяна и его партнеров 40% в капитале объединенного банка и всего два места в совете директоров. Знакомый Аветисяна утверждает, что у того есть опцион на выкуп долей других акционеров, с помощью которого он может в перспективе довести свою долю до контролирующей. Но чтобы реализовать этот опцион, акционерам необходимо решить проблемы с капиталом банка. О том, что банку в 2017 году потребуется докапитализация, говорится в годовой отчетности — для этого банк начал переговоры с держателями своих субординированных облигаций с предложением конвертировать их в бессрочные бумаги.
«Восточный» все же выбрался из убытков и по итогам 2016 года показал прибыль 3,5 млрд рублей. «Наиболее быстро достижимая и очевидная синергия от объединения „Восточного экспресса“ и „Юниаструма“ — это экономия на ад