Ещё

100 дней «трампономики» 

100 дней «трампономики»
Фото: Коммерсантъ-Деньги
Как  меняет экономику Экономическая политика нового президента Дональда Трампа может радикально изменить не только Америку — весь мир. Однако к исходу первых месяцев президентства стало очевидно, что сделать это будет не так просто. АЛЕКСАНДР ЗОТИН Некоторые республиканцы в последнее время появляются в Конгрессе в коричневых пиджаках. Прозрачный намек: коричневый пиджак носил президент США  (1981-1989), самый значительный экономический реформатор в США за последние полвека как минимум. «Рейганомика» включала сокращение госрасходов и налогов, дерегуляцию, жесткую борьбу с инфляцией. «Трампономика» не менее радикальна. Но пока это лишь обещания, а не действия. Дональд Трамп принял страну в неплохом состоянии. Во всяком случае в сфере экономики. Фондовые рынки продолжают пребывать в эйфории в ожидании анонсированной Трампом налоговой реформы (с момента победы республиканца в ноябре 2016-го индекс Dow Jones вырос более чем на 10%). Текущие макроданные тоже позитивны. Экономика не просто здорова, она уже скорее перегрета. Свидетельство тому не только перекупленный фондовый рынок, но и сильный рынок труда. Уровень безработицы упал в марте 2017-го до 4,5% — близко к уровню полной занятости. Рост ВВП за четвертый квартал 2016-го составил 2,1% год к году, что вполне достойно (в первом квартале 2017-го показатель, вероятно, будет ниже — 1% ВВП). Основным драйвером остается рост потребления — 3,5% в четвертом квартале 2016 года. Сильный рынок труда и увеличение персональных доходов потихоньку начинают подстегивать инфляцию (почти забытое на Западе явление). Кадровое замешательство в экономике Тем не менее пока все эти процессы происходят без явного участия Трампа и его команды. С последней у нового президента проблемы. «Трамп нарушил негласное правило назначать на новые посты в администрации людей из республиканского истеблишмента, занимавших умеренно высокие посты в иерархии (аналог наших заместителей министров и начальников департаментов), — отмечает один из авторов книги „Как выигрывают выборы в США, и : Анализ политических технологий“ . — Его чуть ли не единственным преданным сторонником можно назвать, пожалуй, только Райнса Прибуса, главу аппарата Белого дома. Остальные — сторонники скорее тактические. Ну а оскорбленное среднее звено истеблишмента (вашингтонские бюрократы, которых нельзя снять указом президента), похоже, вообще объявило итальянскую забастовку и намеревается в таком состоянии пересидеть Трампа до новых выборов». На этом фоне кадровая политика президента в высших эшелонах остается эклектичной. На одну из последних значимых экономических вакансий, пост главы Совета экономических помощников (Council of Economic Advisers), Трамп назначил в начале апреля , который известен как вполне мейнстримный экономист умеренно консервативных взглядов. Что любопытно, Хассет не является противником трудовой миграции и свободной торговли. Вряд ли он найдет общий язык с другим экономистом в администрации Трампа, известнейшим критиком свободной торговли в целом и  в частности Наварро, возглавившим Национальный совет по торговле. А еще один советник Трампа, глава Национального совета по экономике , вполне себе мейнстримный выходец из Goldman Sachs (как и секретарь Казначейства ). И опять же, как и Мнучин, придерживается традиционных взглядов, выступая за свободу торговли и миграции. К тому же по крайней мере до последнего времени Кон был зарегистрированным демократом. Трамп, судя по недавнему интервью в Wall Street Journal, собирается оставить на своем посту главу после того, как ее контракт истечет в начале следующего года. А ведь еще недавно Трамп собирался от Йеллен избавиться. Существенный сдвиг для политика, обещавшего ранее разогнать вашингтонский истеблишмент. Trumpcare против Obamacare Есть от чего засмущаться и задуматься. Первые шаги Дональда Трампа в сфере экономических реформ кажутся провальными. Так, 24 марта завершилась фиаско попытка республиканцев провести через Конгресс American Health Care Act (Trumpcare) с целью отмены Patient Protection and Affordable Care Act (ACA, Obamacare). Obamacare — введенная президентом в 2010 году обязательная медицинская страховка для тех, у кого нет приобретенного в частном порядке медполиса. При этом основные бенефициары Obamacare — малоимущие (главная цель Обамы состояла в увеличении охвата населения страховкой приблизительно с 80% в 2010 году до 95% к 2020-му). У малоимущих в рамках Obamacare появилась возможность (субсидируемая за счет более высоких налогов на богатых и дополнительного акциза на дорогие страховки) покупать полисы на специальной бирже, а не у работодателя. Для страховых взносов в этом случае установлен потолок 3-9,5% от доходов клиента. Разумеется, подобное «разбазаривание» денег состоятельных налогоплательщиков на помощь малоимущим не особо понравилась республиканцам. Самые консервативные из них Obamacare ненавидят и мечтают отменить с момента принятия. Однако пока Obamacare устояла: республиканцы не смогли договориться и набрать в Конгрессе достаточное количество голосов, чтобы провести законопроект Trumpcare, и в итоге отозвали его. Причина в том, что внутри царит раскол. Основными противниками Trumpcare кроме демократического меньшинства в Конгрессе стали крайне правые республиканцы и либертарианцы из House Freedom Caucus (кокус — фракция законодателей с общими взглядами). У House Freedom 32 места в Конгрессе из 435, и его сторонники желают полной отмены Obamacare, а не компромиссного Trumpcare, сохраняющего определенные элементы социального страхования. 26 марта Трамп обвинил в своем твиттере House Freedom в срыве реформы. Радикальные республиканцы не возражали. Более того, консервативная НГО Americans for Prosperity and Freedom Partners, финансируемая миллиардерами братьями Кох, объявила о создании фонда в поддержку республиканцев, голосовавших против Trumpcare. Кроме крайне правых республиканцев против новой программы Трампа выступили и некоторые умеренные из кокуса Tuesday Group (50 мест в Палате представителей ), в особенности представители небогатых штатов. В соответствии с оценкой Congressional Budget Office в случае принятия Trumpcare 24 млн американцев потеряют медицинскую страховку в течение следующих десяти лет. Поэтому для конгрессменов из небогатых штатов, пусть даже и республиканцев, поддерживать Trumpcare политически рискованно. Позиция гибридного республиканца Провал Трампа в отмене Obamacare заставил многих аналитиков усомниться в способности президента США провести через Конгресс и другие реформы. Прежде всего налоговую. Однако было бы, вероятно, преждевременно расценивать провал отмены Obamacare как личный провал президента. Дело в том, что его взгляды вообще не вполне соответствуют республиканскому «канону». Трамп — гибридный республиканец, сочетающий республиканские взгляды с популистскими и даже социалистическими. Трамп не возражает против абортов и на ранних этапах предвыборной кампании вполне терпимо относился к Obamacare (потом пришлось чуть ужесточить позицию, чтобы больше соответствовать архетипическому образу республиканского кандидата). Традиционные республиканцы терпеть не могут конфискацию собственности государством (так называемый eminent domain) и любят свободу торговли. Трамп, наоборот, не возражает против eminent domain и при этом он — ярый протекционист. «Соглашение NAFTA было подписано . Эта была катастрофа, абсолютная катастрофа для страны», — сказал Трамп в интервью Fox News около года назад. Подобные протекционистские инвективы Трамп высказывает довольно часто. Вот только соглашение, создавшее зону свободной торговли между США, и  (самую большую в мире по товарообороту после ЕС), на самом деле было подготовлено и подписано президентом-республиканцем в декабре 1992 года. А ратифицировано Конгрессом действительно уже при Клинтоне, в августе 1993-го. Но при этом за NAFTA проголосовало больше республиканцев, чем демократов. В Конгрессе за проголосовало 234, против — 200 человек; из голосовавших за было 132 республиканца и 102 демократа. В Сенате за проголосовал 61, против — 38; из голосовавших за — 34 республиканца и 27 демократов. Как видно, традиционные республиканцы не возражают против свободной торговли и аутсорсинга — перенесения рабочих мест в промышленности за границу, где труд значительно дешевле, чем в США. Следствием этого стало падение зарплат среднего класса в Америке. Зато у крупных транснациональных корпораций растет прибыль, дешевая рабочая сила и дешевый импорт им выгодны. Выражающие позиции крупного капитала традиционные республиканцы вполне с этим согласны. Их архетипический избиратель — WASP — белый протестант англо-саксонского происхождения, состоятельный сторонник политики свободных рынков. А Трамп психологически, как отмечает американский публицист Джордж Лакофф, близок к владельцам мелкого бизнеса — собственникам пиццерий, кафе, парикмахерских, автомоек, а также к профессионалам из среднего класса — архитекторам, юристам, врачам. Для них высокие тарифы и протекционизм не проблема. Великая налоговая революция Если по Obamacare республиканцам не удалось договориться между собой при относительно пассивном наблюдении Трампа, с налоговой реформой (в особенности с ее самыми важными протекционистскими элементами) интрига иная: возможна открытая фронда республиканцев против Трампа. С другой стороны, провал отмены Obamacare, наоборот, может стимулировать большее единство республиканцев по вопросу налоговой реформы, в противном случае они продемонстрируют избирателям свою полную неспособность договариваться. Пока же стоит присмотреться к планам реформы. А они без всякого преувеличения грандиозные. Возможно, мы скоро станем свидетелями самой масштабной трансформации налоговой системы США за последние 100 лет. С соответствующими последствиями для всего мира и для  в частности. В радикальном варианте реформы, подготовленном в бюджетном комитете Конгресса (Ways and Means Committee), планируется снижение корпоративного налога на прибыль с 35% до 20% и введение destination-based cash flow tax (DBCFT, он же BAT — border adjustment tax), чем-то похожего на НДС — общепринятого налога почти во всех странах, но отсутствующего в США. Это налог на потребление, но с вычетом для зарплат, разработок, интеллектуальной собственности и капитальных затрат на территории США. В случае принятия DBCFT американский экспорт будет освобожден от налога, а импорт подпадет под него. На данный момент ситуация совсем иная — все компании платят корпоративный налог, базу которого составляет любая выручка как от внутренних продаж, так и от экспорта минус внутренние (зарплаты, промежуточные компоненты и т. п.) и внешние (импорт) затраты. DBCFT, в отличие от действующей корпоративной налоговой системы США, означает переориентацию налогообложения с прибылей на потребление, причем по территориальному признаку — налогом будет облагаться только потребление внутри страны, так же как при классическом НДС. DBCFT резко стимулирует американский экспорт и дестимулирует импорт. В результате его принятия следует ожидать резкого роста курса доллара. В теории для нейтрализации эффекта нового налога на торговый баланс США доллар должен подорожать на 25% относительно валют торговых партнеров. Например, если американская компания с исключительно внутренними продажами тратит €100 на импорт из  или любой другой страны, при DBCFT ей придется заплатить $20 налога при условном паритете $/€. Однако, если американская валюта вырастет до уровня $/€1,25, стоимость импорта упадет на $20, полностью компенсируя новый налог. Аналогично американский экспортер, продающий товары во Францию на €100, получит налоговый вычет $20 в условиях паритета американской и европейской валют. Однако, если доллар подорожает на 25% относительно евро, налоговый выигрыш будет полностью компенсирован снижением цены продаж в долларовом эквиваленте во Франции. Впрочем, ожидать роста доллара в полном соответствии с теорией не стоит, так как кроме торгового баланса на курс влияет множество иных факторов, например глобальные потоки капитала, аппетит к риску, денежно-кредитная политика центробанков. Тем не менее, если DBCFT или его аналог будет одобрен Конгрессом, стоит ожидать достаточно резкого роста доллара. В своем анализе влияния DBCFT на разных игроков аналитики Fitch отмечают, что наибольший удар придется по экономикам со значительным профицитом торгового баланса (Китай, ) и крупным держателям номинированного в долларах корпоративного нефинансового долга (, , ). Также в зоне риска окажутся страны с экспортом, ориентированным прежде всего на американский рынок (Мексика, Канада). Конкретный удар по этим экономикам, а косвенно и по сырьевым рынкам оценить пока сложно, но ясно, что он окажется очень существенным. Вероятность принятия радикального варианта налоговой реформы на данный момент оценить сложно, за проект выступают спикер Конгресса и значительная доля республиканцев в Конгрессе, против — демократическое меньшинство. В Сенате, по данным Deutsche Bank, большинство пока против. Среди республиканцев достаточно противников протекционизма, а следовательно, и нового налога. Например, против DBCFT активно лоббируют те же братья Кох, имеющие активы в отраслях, зависимых от импорта (Koch Industries), а значит, проигрывающих при введении DBCFT (импортеры вряд ли смогут полностью переложить издержки от нового налога на потребителей, хотя частично это произойдет: импортные товары в США подорожают). Из  за DBCFT выступает Наварро, а Кон и Мнучин высказывают сомнения. Если говорить о бизнесе, за новый налог предсказуемо выступают экспортеры вроде , , и , против — импортеры, ритейлеры и компании, имеющие большую долю аутсорсинга в бизнесе: Target Corporation, Gap, Nike, . Возможный вариант: налоговая реформа Трампа в итоге выльется во что-то менее значимое вроде снижения персональных налогов для среднего класса и замены DBCFT на НДС. В любом случае тех или иных конкретных решений по реформе стоит ожидать не раньше осени. Однако процесс подготовки законопроектов и оценка вероятности их принятия игроками может оказать существенное влияние на фондовые, валютные и сырьевые рынки значительно раньше. Что обеспечит пристальное внимание к новым шагам Трампа: в случае реализации радикального варианта налоговой реформы «трампономика» затмит «рейганомику». Коричневые пиджаки придется сменить на прически a la Трамп.
Видео дня. Что будет с российской валютой на следующей неделе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео