Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

«Железная дорога — это не только машинисты и проводники»

«Решение принималось на семейном совете»
«Железная дорога — это не только машинисты и проводники»
Фото: ИА RegnumИА Regnum
работает на железной дороге с 1993 года. Тогда, во времена всеобщего развала, выбирать, куда пойти работать, не приходилось. Особенно в Мичуринске, который и сейчас остается «железнодорожным городом».
«На семейном совете сделали выбор в пользу железной дороги, потому что это достаточно надежная структура. Пришел слесарем первого разряда в локомотивное депо «Кочетовка». Вообще, к электричеству тянуло с детства, паял всегда, занимался радиолюбительством. У меня старший брат до сих пор работает на железной дороге. На выбор этого пути повлиял и его опыт. Отец какое-то время работал на железной дороге», — рассказывает Сергей Кириллов.
Первое место работы — локомотивное депо «Кочетовка». В 2011 году Сергей Кириллов перешел на тяговую подстанцию на должность электромеханика, после стал старшим электромехаником, спустя еще несколько лет — главным инженером, а в 2013 году был назначен на должность начальника дистанции. Сейчас Сергей Кириллов также преподает в Мичуринском государственном аграрном университете, но все равно работа на дистанции занимает намного больше времени, чем, возможно, хотелось бы.
«На семью времени не хватает»
Сейчас Мичуринская дистанция электроснабжения территориально находится в трех областях: Тамбовкой, Рязанской и Липецкой. В подчинении у Сергея Кириллова 235 человек, которые работаю на шести районах контактной сети, шести районах электроснабжения, на трех тяговых подстанциях, в диспетчерском пункте и на ремонтном участке. Такое количество подведомственных участков не дает скучать.
«Работать всегда сложно, потому что всегда сталкиваешься с трудными задачками. Сложно, но интересно, постоянно что-то меняется, нет однотипных задач. Нужно держать себя в тонусе, чтобы быть во все оружия, повышаешь всегда свою квалификацию. Большинство примеров — не для озвучивания, потому что они зачастую связаны с человеческим разгильдяйством», — говорит Сергей Кириллов.
Распорядку героя ИА REGNUM позавидует любой тренер личностного роста, пропагандирующий ранние подъемы: утро Сергея Кириллова начинается задолго до 6:00. Уже в 6:15, садясь в автомобиль, он начинает работать: звонит диспетчеру, чтобы выяснить обстановку на участках. В случае, если нет никаких ЧП, к примеру, задержек поездов или нарушений электроснабжения, начинаются многочисленные планерки: сначала планерка дирекции, затем — собрание руководителей линии, на которых ставятся планы и обсуждаются проблемы. После — плавное вхождение в рабочий день: планирование с учетом совещаний и мероприятий. «Каждый день обязательно выезжаю в какое-либо подразделение, и всегда стараюсь сделать за день что-то полезное, не обязательно что-то грандиозное и глобальное, но обязательно полезное для работников и пассажиров», — говорит Сергей Кириллов.
Рабочий день заканчивается в 7 8 часов вечера.
«Конечно, чувствуется недостаток времени, мало уделяю времени детям и семье. Но стараюсь это компенсировать тем, что участвую в принятии стратегических решений. Вечером — обязательно полтора-два часа общаюсь с детьми. Регулярно куда-то выезжаем, общаемся. Большая часть моего времени — это работа, но семья все понимает», — рассказывает собеседник ИА REGNUM.
«На железной дороге — переизбыток реформ»
Сергей Кириллов сравнивает работу с семьей — эти сферы в чем-то очень похожи. К примеру, в том, что и там, и там он — глава.
«Не понимаю и не хочу понимать, когда человек не делает то, что нужно, не потому что он не знает, а потому что не хочет, или знает, как сделать правильно, но делает неправильно. При нашем уровне ответственности, жесткость должна быть. Не надо только путать жесткость и жестокость. У нас здесь не приют для девиц. Чтобы железная дорога работала, чтобы поезда шли в любую погоду, обязательно нужна строгость. Наши руководители очень часто используют старый лозунг: жалость порождает беду. Одна незакрученная гайка может повлечь такие последствия, что просто страшно представить», — считает Сергей Кириллов.
Но, как бы то ни было, Сергей Кириллов старается поддерживать благоприятную атмосферу в коллективе, ведь именно от этого зависит, как качественно будет выполняться работа.
«На железной дороге сейчас переизбыток реформ. В Китае есть такое проклятье: жить тебе в эпоху перемен. Вот мы живем в эпоху перемен. И они уже почему-то стали перманентными. Людей это нервирует, люди не уверены, что будет завтра. И нам приходится их успокаивать, чтобы люди на местах знали, что хаоса нет, что есть руководство, которое отвечает за свои решения».
«Главная задача — избежать производственных травм»
В 2012 году Сергей Кириллов получил патент на собственное изобретение. Под сложным названием «Подъемное устройство для обслуживания и ремонта контактной сети» скрывается понятная система оповещения, которая может сохранить жизнь работникам железной дороги.
«Это система информирования о наличии потенциала высокого напряжения на монтажной площадке автомотриса. Смысл в том, что при работе на монтажной площадке напряжение в 27 тысяч вольт, весь этот потенциал работник передавал на себя. Раньше на ней можно было работать под напряжением. Потом, когда стало много несчастных случаев из-за нарушения порядка ремонтных работ, работу под напряжением запретили. Теперь работаем только по категории «Со снятием напряжения» — участок контактной сети отключается и заземляется. Иногда все-таки продолжали работать и погибали, когда люди допускали нарушения. И я разработал систему информирования: если на монтажную площадку подается высокое напряжение, то система отправляет SMS руководителю дистанции: «Тревога», значит, люди работают под напряжением. То есть это дополнительная система контроля за выполнением требований охраны труда. Работу высоко оценили и в нашем департаменте, и получили патент», — рассказывает Сергей Кириллов.
Сейчас на дистанции есть опытный образец изобретения. Ранее были планы по запуску системы оповещения в промышленное производство, но они до сих пор не воплощены в жизнь.
«Мне регулярно звонят, но пока широкого применения не получило. Здесь нужно волевое решение, если руководство посчитает, что это необходимо, то есть возможность применения», — говорит Сергей Кириллов.