Ещё

Под Смоленском люди оказались заложниками «недостроя» 

Фото: Российская Газета
Трехэтажка расположена на границе областного центра: пять минут до остановки городского транспорта, прекрасное место, чистый воздух. Семья Елены Малолетневой продала «однушку» в Смоленске и вложила все вырученные деньги в квартиру в этом доме. На тот момент до сдачи дома в эксплуатацию оставалось три месяца — и люди решили, что ждать недолго, можно перекантоваться в съемном жилье. Но месяцы шли, а на новоселье застройщик все не звал: то возникали проблемы с поставкой материалов, то еще что-то. А вскоре владелец строительной компании исчез.
Дом к тому моменту был полностью построен, но значительный комплекс работ остался невыполненным. Так, в двух подъездах из трех не были застеклены окна, в квартиры не проведено электричество, вода, газ, канализация, не установлены котлы индивидуального отопления, в подъездах не было отделки… Когда дольщики почувствовали, что доводить дом до ума некому, они попросились на прием к областному начальству, и тогдашний первый вице-губернатор Михаил Питкевич дал им совет: обращайтесь поскорее в суд, чтобы вам выдали свидетельство о праве собственности на объект незавершенного строительства. Люди послушались, их иски были рассмотрены и удовлетворены. Еще через месяц выяснилось, что сделали они это не зря: недостроенный дом, оказывается, был заложен. Еще чуть-чуть — и кредиторы пропавшего бизнесмена наложили бы руку на это имущество.
— Мне позвонили из Воронежа из коммерческой структуры и начали расспрашивать, как это мы оформили квартиры в собственность, если застройщик взял у них большой кредит под залог этого дома, — вспоминает Елена Малолетнева. — И это всего через месяц после того, как мы закончили оформление документов!
С понятием «обманутые дольщики» смоляне познакомились в 2005 году в результате краха злополучной корпорации «Социальная инициатива». С тех пор в регионе разорилась не одна строительная компания, немало людей оказались жертвами недобросовестных бизнесменов. Были, например, случаи, когда незавершенный дом достраивала другая фирма, и в результате все оставались довольны. В данном случае ситуация иная. Объем недоделок не был непосильным, и дольщики решили, что справятся своими силами. Как вспоминает Елена Малолетнева, 24 тысячи рублей с квартиры заплатили за подключение электричества, по 18 — за воду, по четыре — за газ. Платили из своего кармана за вывоз строительного мусора, благоустройство придомовой территории, окна в подъезде и квартирах, котлы, отделку, настил полов… Результат работы налицо: экспертиза Общероссийского общественного фонда «Центр качества строительства» показала, что техническое состояние дома — работоспособное, строительство здания выполнено в соответствии с проектной документацией.
Полноценно распоряжаться своим имуществом люди не могут
— Золотые у нас квартиры, — констатирует еще одна жительница многострадального дома пенсионерка Ирина Бабий, переехавшая с мужем в Смоленск из Якутии. — Платили, скидывались, я даже не скажу, сколько в общей сложности пришлось дополнительно вложить, но вот сосед из однокомнатной квартиры учет вел — говорит, у него 700 тысяч рублей получилось.
Но главная беда заключается в том, что дом до сих пор не принят в эксплуатацию. У четырех жильцов есть свидетельства о праве собственности на квартиры, шесть человек прописаны по этому адресу, однако всем остальным и в одном, и в другом отказано. Полноценно распоряжаться своим имуществом они, разумеется, не могут. Администрация Смоленского района, которая должна принять дом в эксплуатацию, ссылается на Градостроительный кодекс: разрешение на строительство и ввод дома в эксплуатацию дается застройщику. Поскольку застройщика нет (по данным СПАРК, стройфирма исключена из реестра юридических лиц в январе 2016 года), принять дом в эксплуатацию невозможно.
— Раньше было трудно даже представить себе такую ситуацию, — поражается председатель правления СРО «Объединение смоленских строителей» Вениамин Потапов. — Если уж так получилось, администрация района, как мне кажется, должна взять ответственность за принятие решения на себя. Люди-то ни в чем не виноваты.
Брать ответственность районные чиновники категорически отказываются. Глава района Ольга Язева поясняет, что принять жилой дом в эксплуатацию можно только у строительной организации.
Чиновники посоветовали жильцам обратиться в суд, чтобы получить свидетельство о собственности на жилые помещения. Но в суде их остановили: мол, не этого вы, товарищи, требуете. Квартиры у вас и так в собственности, сейчас вы должны требовать ввести дом в эксплуатацию. Истцы переписали требования. И суд им отказал — согласно все тому же Градостроительному кодексу.
Опешившим после такого решения суда жильцам дали новый совет: обратиться в суд о признании собственности на общее имущество дома, потом через суд поделить его на доли… И кто-то уже заговорил, что нужно проводить экспертизу, поскольку дом планировался трехэтажный, а получился — если считать бельэтаж — четырехэтажным. Но эта экспертиза стоит миллионы рублей.
По мнению главы района Ольги Язевой, жильцам дома нужно принимать в собственность не только квартиры, но и общее имущество дома.
— Раздражение людей понятно, но мы не можем нарушать закон, — поясняет она.
Комментарий
Геннадий Наумов, начальник регионального департамента Государственного строительного и технического надзора:
— Не нужно было требовать, чтобы суд обязал главу района принять дом в эксплуатацию. Жильцам следовало добиваться признания их права собственности на жилые помещения, как им и советовали, а не рассчитывать, чтобы суд принял решение, противоречащее закону. Как бы то ни было, нам поручено оказать жильцам этого дома содействие, и мы этим вопросом занимаемся.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео