Ещё

Ямальские браконьеры идут на таран 

Ямальские браконьеры идут на таран
Фото: Красный Север
С начала года они истребили десятки представителей животного мира.
Пока одни охотники считали дни до открытия сезона на водоплавающую дичь, их менее щепетильные «коллеги» палили во всё, что шевелится.
С начала года на Ямале браконьеры убили четырех лосей и столько же диких северных оленей. Также в списке незаконно добытого: тетерева и глухари, соболя и песцы — всего 33 «трофея».
Специалисты уверены, что ущерб, причиненный природе, гораздо серьезнее, поскольку вскрыть все факты теневого промысла нереально.
Об этом «КС» рассказал , заместитель директора службы по охране, контролю и регулированию использования биоресурсов .
«ГЛУХАРЬ» В ЛЕСНОЙ ГЛУШИ
По словам нашего собеседника, злостные браконьеры «специализируются» на крупной дичи — лосях и медведях. На одном месте естественно не сидят — из-за огромных пространств региона поймать их крайне трудно.
— Охотинспекторы не в состоянии патрулировать каждый участок угодий, — сообщил он. — Периодически, где-нибудь в глуши, мы находим останки животных, но браконьеры не оставляют «визиток», и кто убил сохатого или бурого мишку, остается неизвестным.
Иные, осмелев от безнаказанности, дерзят инспекторам, грозят расправой и активно сопротивляются при задержании.
К примеру, недавно в Надымском районе сотрудники службы наткнулись на следы снегохода. По ним и вышли на стоянку, где задержали стрелков с четырьмя тушами диких северных оленей.
По словам Сергея Александровича, следствию еще предстоит установить, виновны ли именно эти граждане в убийстве рогачей. В любом случае, вели они себя крайне подозрительно. Когда инспекторы преградили им дорогу и дожидались приезда полиции, один из задержанных попытался скрыться и переехал служебный снегоход. По счастливой случайности обошлось без жертв.
В учреждении напомнили, что у законопослушного охотника при себе всегда должно быть три документа: охотничий билет, разрешение на охоту и лицензия на оружие. Отсутствие любого из них влечет административную ответственность и штраф.
Сергей Шнайдер: «Сегодня 150 охотничьих инспекторов патрулируют угодья Ямала. Для более успешной работы необходимо еще не менее двух десятков сотрудников».
СОБОЛЯ ЗАМАНИВАЮТ НА «ВЗБЕЖКУ»
Иные опытные злоумышленники ходят на зверя без ружей и карабинов. В этом случае им и разрешений на оружие не требуется. Встретят инспекторы такого в глухой чаще, а он скажет, что выехал на прогулку.
Эта категория браконьеров промышляет с помощью ловушек — самоловов. Такой способ добычи используют и законопослушные охотники на юге региона: в Красноселькупском, Пуровском и частично Надымском и Шурышкарском районах. Правда ловушки у них отличаются от браконьерских.
В тех местах немало соболя, а стрелять в юркого зверька, только ценную шкурку портить. Поэтому используют капканы. Хитрым образом закрепляют их на дереве. К стволу подставляют под наклоном кусок древесины, на конце которой крепят «железные тиски», а за ними приманку — свежее мясо. Такая конструкция называется взбежкой. Соболь, чуя вкусный запах, взбирается наверх и не дойдя до еды, попадает в ловушку. После чего он падает с взбежки и задыхаясь повисает на тросике, который прикреплен к капкану.
— Сейчас охотник обязан применять так называемые гуманные капканы. Прежде всего, давящие жертву, когда смерть наступает почти мгновенно, — пояснил собеседник. — Таким образом, соблюдаются международные нормы по гуманному отлову животных. Поэтому многозахватывающие капканы, которые обычно применяют незаконные ловцы — запрещены. В такой ловушке зверь обычно сразу не гибнет, а пойманный за лапу вынужден еще долго страдать.
На капканы ловят и прочую пушную дичь: лисиц, песцов и конечно же, белку. А вот при охоте на птиц никаких силков, петлей и прочих приспособлений использовать нельзя, только огнестрельное или пневматическое оружие. И это тоже ради гуманности: выстрелил, чтобы не мучался кулик и всё. За нарушение этого запрета предусмотрен штраф и изъятие орудий лова.
НЕ ХОДИ НА МЕДВЕДЯ С РОГАТИНОЙ
Что касается крупной дичи, то здесь без «ствола» не обойтись. Особенно, когда речь идет об одном из самых желанных охотничьих трофеев — буром медведе. На него открыт сезон до 10 июня.
Охота на «топтыгина» — занятие рискованное. Хозяин леса умен и хитер. Вы можете усердно его выслеживать, а он будет бесшумно красться за вами через чащу. Если зверь настроен агрессивно, горе-охотника может постичь молниеносный скальпирующий удар лапой. Такие случаи уже бывали на Ямале.
Вообще-то на косолапого можно отправиться и с рогатиной или холодным клинковым оружием. Никто не запрещает. Только специалисты категорически не советуют.
— Нынче мало профессионалов способных умело добыть медведя, — уверен Сергей Шнайдер. — Новичку одному лучше не ходить. Даже самый меткий стрелок может не успеть скинуть карабин с плеча.
Впрочем, в большинстве случаев, медведь не решается на конфликт с человеком. Обнаружив присутствие охотника, он предпочтет скрыться, нежели напасть. Большинство внеплановых контактов с ним связано с людской беспечностью. Хозяин тайги, особенно проголодавшийся после зимней спячки, идет на запах пищи, промышляет на помойках близ поселков и деревень, потрошит охотничьи запасы.
Другой ценный трофей — лось. Лимит на его отстрел невелик — в пределах полутора сотен на сезон. А желающих добыть сохатого, как и водится, в разы больше.
Видео дня. Страны ОПЕК+ снизили добычу нефти
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео