Перспективы БРИКС, считают эксперты, пока выглядят размытыми и существенно зависят от текущих различных политических и экономических факторов в странах — участницах объединения.
Эксперты: перспективы БРИКС выглядят размытыми
Фото: КоммерсантъКоммерсантъ
Страны БРИКС продолжают искать новые форматы и механизмы экономического сотрудничества, в том числе в создании и финансировании инвестиционных проектов. Осенью 2016 года Новый банк развития (НБР), созданный членами БРИКС, одобрил финансирование в $100 млн строительства малых ГЭС в . Деньги на работы должны начать выделяться летом текущего года. Это будет первый финансовый проект НБР в .
Между тем пока экономическую интеграцию , России, Индии, и многие эксперты видят туманной, но подтверждают статусность объединения. Кроме того, вокруг Китая начал формироваться и другой альянс в рамках проекта "Один пояс, один путь". Две недели назад президент России посетил его в рамках поездки в Пекин.
Нереализованная альтернатива
По словам директора АНО "Центр перспективного анализа и стратегических исследований" Евгения Гниломедова, БРИКС изначально стал особым явлением в системе международных отношений, так как не был основан ни по региональному, ни по экономическому, ни даже по политическому признаку. Кроме того, в нем не было и нет ярко выраженного лидера. Все это является как преимуществом организации, так и ее недостатками. Важной отличительной чертой стало то, что в БРИКС вошли страны, являющиеся региональными лидерами, способными наращивать свое влияние и авторитет в условиях наблюдаемого смещения общемирового вектора развития с Запада на Восток.
"Однако со временем развитие отношений внутри организации замедлилось. В ходе встреч и переговоров выявились значительные расхождения во взглядах ее членов на различные вопросы и события, происходящие в мире. Кроме того, кризисные явления, наблюдаемые в государствах БРИКС, существенно ограничили возможности для реализации крупных совместных проектов. С годами в дополнение к имевшимся ранее политическим разногласиям добавились новые. БРИКС, являющийся мощным блоком, объединившим государства, имеющие значительное влияние на мировые процессы, не достиг уровня G7. А это могло бы способствовать обеспечению полицентричности мирового геополитического устройства и диверсификации подходов к решению тех или иных проблем как на региональном, так и глобальном уровне", — отмечает Евгений Гниломедов.
По мнению финансового аналитика ГК "Финам" Тимура Нигматуллина, помимо объективно наличествующих политических и геополитических разногласий сдерживают и фундаментально непреодолимые территориальные и экономические факторы. "В случае с территориальными факторами обращу внимание на значительное удаление стран БРИКС друг от друга, что сдерживает развитие внешней торговли из-за логистических сложностей. В случае с экономическими факторами обращу внимание на фактическую невозможность дальнейшей интеграции по образцу, к примеру, еврозоны. Дело в том, что сырьевым, да и развивающимся экономикам в целом выгодно, когда валюта может принимать на себя внешние шоки, что формирует требования к независимой монетарной политике и плавающему курсу. Если у нескольких подобных стран единая валюта, то конструкция может быть очень неустойчивой. Таким образом, бизнес в рамках БРИКС обречен на повышенные транзакционные и логистические издержки, что делает объединение во многом бессмысленным", — считает эксперт.
Китайский фактор
Завкафедрой международной коммерции Высшей школы корпоративного управления (ВШКУ) приводит в пример цифры, свидетельствующие о сдерживающем факторе интеграции. По данным специалиста, в настоящее время ориентация стран БРИКС на рынки стран данного блока не слишком высокая: в 2016 году на взаимную торговлю приходилось лишь 8% от общего экспорта из БРИКС во все страны мира. Для сравнения, у стран 62% экспорта приходится на внутренний рынок ЕС, у — 12%.
Во взаимной торговле стран БРИКС основная роль принадлежит Китаю, экспорт которого составляет 56% от всего экспорта стран БРИКС на рынки стран БРИКС. Для Китая главным рынком среди БРИКС является (43%). Основу экспорта Китая в Индию составляют электрооборудование, машины и транспортные средства. Вторым по объему экспорта на рынки стран БРИКС, несмотря на географическую отдаленность от других стран блока, является Бразилия, занимающая 18%. 85% экспорта Бразилии в страны БРИКС приходятся на Китай, основу которого составляют соевые бобы. Россия занимает третье место во взаимной торговле стран БРИКС и долю в 15%. Основным рынком среди БРИКС для России также является Китай, а основу экспорта составляет минеральное топливо. На Индию приходится 7% взаимной торговли стран БРИКС, основной рынок для Индии — Китай, крупнейшими статьями экспорта туда являются хлопок и железная руда. ЮАР занимает 4% во внутриблоковой торговле, во многом за счет экспорта железной руды в Китай.
На гегемонию Китая в БРИКС обращает внимание и директор по исследованиям и аналитике . По его словам, только очень близорукому наблюдателю может показаться, что, например, проект "Один пояс, один путь" — это некое совместное предприятие, а не проект, задуманный и проводимый в жизнь при более чем очевидном лидерстве КНР. Вдобавок этот проект не апеллирует к БРИКС. КНР, если угодно, просто больше, чем БРИКС, во многих аспектах и имеет более ясные как долгосрочные, так и краткосрочные интересы и планы.
"Страны БРИКС настолько различны, что задач по интеграции, как показывает история последних лет, у них маловато. Одна потенциально интегрирующая их черта все же присутствует: это заинтересованность в присутствии на китайском рынке и финансовых инвестициях из КНР. То есть мы опять приходим к безусловному лидерству Китая. От него зависит, будет ли БРИКС существовать в каком-то виде вообще. Пока такое впечатление, что для КНР этот проект — не в приоритете", — делает выводы Николай Кащеев.
Пути развития
Тем не менее эксперты считают, что БРИКС пока не умер. Его развитию необходимы, считают они, глобальные совместные проекты и ослабление государственного регулирования в торговле.
По словам экономиста Сергея Фокина, занимающегося проектами использования дальневосточных ресурсов, разделение участников БРИКС океанами и сушей дает возможность создать мировую торговую площадку на новых принципах, например, как Таможенный союз с территориями опережающего развития, где каждая страна имеет свои особенности и преимущества. "Можно выделить особый потенциал для стран БРИКС в логистической, сырьевой и судостроительной отраслях, где взаимодействие создаст возможность усилить позицию союза или даже занять лидирующую позицию в мире. Строительство самого современного флота в рамках БРИКС, программы "Новый Шелковый путь" и "Северный морской путь" дадут новый экономический рост этим странам и позволят сформировать новое экономическое пространство, практически вовлекая в эту программу другие развитые страны. Россия могла бы стать в этом процессе ключевым игроком, где есть все для обеспечения и решения такой задачи. Пока мешают в России межведомственные разногласия, коррупция и откровенный саботаж чиновников, которые не хотят решать более сложные задачи, держась за свои кресла", — полагает эксперт.
По мнению основателя онлайн площадки экспортной торговли B2B-Export.com , нельзя забывать, что аббревиатуру БРИКС придумал аналитик Goldman Sachs для целей объединения похожих по экономическим показателям стран в одну группу. С тех пор прошло много лет, и, может быть, страны уже не настолько похожи, однако общность интересов сохранилась: научиться торговать, инвестировать и обмениваться культурой напрямую между собой без посредничества Европы и . "Для более глубокой экономической интеграции важно прежде всего доверие. Государственные институты сертификации и верификации контрагентов должны помочь новичкам найти надежных партнеров и наказывать мошенников, как это делают в Евросоюзе или в NAFTA. Также необходимо исследовать возможности электронной торговли для удешевления стоимости транзакций и развития логистических маршрутов внутри БРИКС. В Индии и Китае находятся мировые лидеры e-commerce, а Бразилии, ЮАР и России есть чему поучиться", — резюмирует Екатерина Дьяченко.
18+