Ещё

Губернатор Курской области: меня за 17 лет «снимали» с должности 42 раза 

Фото: ТАСС
Один из старейшин губернаторского корпуса РФ Александр Михайлов возглавляет Курскую область с 2000 года. В интервью ТАСС он рассказал, как относится к процессу омоложения команды глав регионов, при этом предостерег новых коллег от сказочных иллюзий, поделился, как нужно работать с инвесторами для того, чтобы регион, практически оставшийся банкротом после команды Руцкого", стал процветающей территорией.
— Вы прошли практически все губернаторские реформы. Были и выборы, и назначения. Как относитесь к нынешней ротации глав регионов?
— Сейчас губернаторский корпус омолаживается. В принципе это нормальный и естественный процесс. Но важно избежать крайностей. Я начинал работать еще в советское время и хорошо знаю, как тогда кадры подбирали и учили. Тот, кто приходил на высокую должность руководителя области, должен был пройти всю управленческую цепочку — с самого низа. Чтобы потом в любом вопросе разбираться, «от земли не отрываться», людей слышать и понимать. Мы в свое время с Егором Гайдаром жарко спорили на эту тему, тогда появились кабинетные менеджеры — теоретики, не прошедшие реальную школу управления.
Правильно, когда есть сплав молодости и опыта. Если так, то и успех гарантирован. Что касается нынешних молодых глав регионов, дай Бог, чтобы это были люди, понимающие, куда они пришли и зачем. Скатерть-самобранка да ковер-самолет — это только в русских сказках. А в жизни нашей как потопаешь, так и полопаешь. Нет никаких молочных рек с кисельными берегами. Хочешь результата — впрягайся сам первый и других подтягивай. Только так, единой командой и собственным примером можно добиваться цели.
Меня за 17 лет губернаторства «снимали» с должности 42 раза. Я знаю точную цифру, потому что мой заместитель, который сейчас уже на пенсии, все это педантично фиксировал. Признаюсь, иногда было желание уйти самому. Всякое ведь бывало. Мы, губернаторы, тоже люди, а не машины, хотя и машины, как известно, изнашиваются.
Что касается выборов и назначений. На мой взгляд, когда назначали, даже лучше было. Ведь реально много времени и сил требуется на выборные кампании. Ты должен больше практическими делами заниматься, а вынужден отвлекаться. Поэтому я был сторонником назначения. Мне говорили: вот возьмет президент и не назначит. А я отвечаю: «На то он и президент».
— Регионы сегодня отмечают, что не могут повлиять на решение многих финансовых вопросов, они согласовываются наверху. С вашей точки зрения это эффективно?
— Это добавляет проблем регионам. И речь не только об отношениях субъекта и федерального центра. В производственной сфере тоже сформировалась тенденция жесткой централизации. Взять, к примеру, Курскую атомную электростанцию. Теперь там все определяет Росатом. Директор АЭС каждую тысячу рублей на социальные нужды должен согласовывать с ними. А там целый город Курчатов, 50 тысяч жителей со своими насущными проблемами… Но без отмашки Москвы даже крупный руководитель решить ничего не может. Сами думайте — хорошо это или нет?
— А что сегодня область делает для Курской атомной станции, особенно для строительства АЭС-2?
— Начиная с этого года на площадке строительства АЭС-2 требуется значительно больше рабочих и намечается максимально использовать местные подрядные организаций, а также привлекать специалистов из других регионов.
В 2018—2022 годы планируется привлечение до 7,5 тысячи человек. Для их размещения необходимо жилье. Эта работа ведется, в том числе с участием области. В рамках программы «Жилье для российской семьи» уже построены несколько многоквартирных домов.
С этой промышленной стройкой связана и реализация инфраструктурных проектов. Например, в Курчатовском районе уже введен новый автомобильный мост через реку Сейм. В 2018 году будет построен еще и железнодорожный. Ко времени пуска первого энергоблока в 2023 году планируется сдать в эксплуатацию эвакуационную автомобильную дорогу, что значительно улучшит транспортное сообщение между населенными пунктами этого района.
Первый энергоблок Курской АЭС—2 должен быть сооружен за 54 месяца, считая от укладки первого бетона в фундамент реакторного здания. На эту точку отсчета строители планируют выйти к ноябрю—декабрю этого года. Значит, к концу 2022 года должно завершиться строительство первого энергоблока. С некоторым сдвигом по времени будет строиться и второй энергоблок.
В текущем году необходимо завершить разработку грунта, закончить работы по водопонижению площадки, строительству цехов изготовления армометаллоблоков и дробеструйной очистки, электроподстанции на 330 кВ и железнодорожного моста. Финансирование работ предусмотрено в полном объеме, планируемые инвестиции — 16,5 млрд рублей, в том числе на строительно—монтажные работы требуется свыше 3 млрд рублей.
— О вас говорят, как о человеке, который умеет убеждать бизнес. Один из ваших бывших коллег-губернаторов как-то, рассказывая о непростых отношениях с «деловыми людьми» нулевых, обронил фразу: «Я говорю — проходи, вор, садись, расскажи, как ты живешь. И даю задание — вкладывать деньги в капитальное строительство». Какие слова вы находите сегодня, чтобы пробудить в бизнесменах социальную ответственность?
— Думаю, не стоит в этом контексте ориентироваться на нулевые. Тогда были совсем другие условия. Но, к сожалению, до сих пор в нашем законодательстве есть «белые пятна», что не позволяют упорядочить социальную деятельность предпринимателей. Я как-то беседовал с немецким коллегой, и он рассказал, что у них четко прописано, что именно должен делать бизнес для развития территории. Если не сделает, будут предъявлены претензии со стороны властей. Над этим серьезно работают их законодатели.
Сегодня, когда экономика начала становиться на ноги, надо на федеральном уровне законодательно упорядочить вопрос социальной ответственности бизнеса. Бизнесмены — люди разные. Одни понимают, что на них люди работают и надо «делиться», заботиться о своих работниках, вкладываться в социалку. Другие готовы только прибыль считать в собственном кармане. Не все предприниматели охотно идут нам навстречу, так что приходится использовать методы уговора. Каждый регион в этом плане делает все в силу своих способностей. А был бы федеральный закон — ему обязаны подчиняться все.
— Можете привести пример такой воспитательной беседы?
— В каждом случае свой подход. Например, я одному бизнесмену говорю — сейчас закончится ресурс, кадров у тебя нет, условия социальные не созданы, ты завтра сам, что ли, встанешь к станку? Не будешь о людях думать, они уйдут и твой бизнес просто заглохнет. Смотрю потом, начал заниматься, значит, дошло.
Работая в Госдуме, я изучал, как работают страны с рыночной экономикой, интересовался многими вещами. Например, в Японии есть и соцпакеты, и трудовые династии, и гордость за свою компанию. Фирма знает, что если у них работал дед, отец, сын и внук подрастает, это добросовестная семья, то выгодно держать таких работников. За них стараются бороться разными способами. Наших бизнесменов надо еще убеждать в эффективности такого подхода. И работы в этом направлении предстоит еще достаточно много.
— А крупные инвесторы, такие как "Металлоинвест", как относятся к социальной нагрузке?
— Руководителям «Металлоинвеста» могу сказать только добрые слова. Седьмой год мы подписываем с ними соглашения о социальном партнерстве. Только в прошлом году компания потратила 1,2 млрд рублей на социальную инфраструктуру, поддержку спорта, модернизацию учреждений здравоохранения и образования, благоустройство города Железногорска, дороги. «Металлоинвест» я всегда привожу в пример другим крупным компаниям, работающим в регионе.
— Инвесторы тоже ставят вас в пример. Например, глава "Мираторга" Виктор Линник часто говорит об инвестиционных преимуществах Курской области. Чем регион так привлекает эту компанию?
— Не могу сказать, что мы что-то особое делаем именно для «Мираторга». Просто Виктор Линник — очень опытный бизнесмен, много поездил по миру, многое лично повидал и может сравнивать, где какой климат.
До меня в регионе «хозяйничала» команда Руцкого (Александр Руцкой, российский политический деятель экс-губернатор Курской области — прим ТАСС). Не хочется вспоминать, но к 2000 году область была практически банкротом. Инвесторы сюда не шли. Серьезный бизнес не провести. На «красивую обертку» не клюнет. Он идет туда, где видит перспективу для себя и уверен в результате.
Нам многое пришлось сделать, чтобы создать тот инвестиционный климат, который сегодня устраивает крупный бизнес, деловых людей. Как вы понимаете, репутацию такую мы завоевывали годами работы. У нас сегодня 22 инвестора, с которыми заключили соглашения о сотрудничестве. Это и те, кто пришли в регион, и наши курские. Я всегда сам требую от своих подчиненных, чтобы все обязательства администрации по отношению к инвесторам исполнялись в срок и неукоснительно. И того же хочу от компаний, работающих в области. Все должно быть честно и прозрачно в наших отношениях. Что касается «Мираторга», это очень известный в России и за рубежом бренд. Если им здесь работается нормально, нам это приятно.
В Курской области «Мираторг» реализует масштабный проект стоимостью 160 млрд рублей, включающий свинокомплексы, которые уже работают. В этом году началось строительство самой современной по технологиям и оснащенности мясохладобойни, будет еще овцеводческий комплекс на 100 тысяч голов, завод по производству кормов для кошек и собак. В феврале в Суджанском районе заработал новый комплекс по производству розовой телятины на 30 тысяч голов в год. Инвестиции в проект составили 2,7 млрд рублей. Это первый подобный проект в России. И здесь важна не только экономика, развитие региона. Новые производства дают современные рабочие места на селе, люди получают достойную зарплату, видят перспективу. Это и есть главная задача власти — работать на благо людей, региона и страны.
— Александр Николаевич, вы руководите областью 17 лет и лучше всех знаете ее проблемы и перспективы. Что будет с Курском через 10 лет? Это будет экономически развитая территория? Или тихий спальный район «Большой Москвы»?
— Ну почему спальный район? Мне кажется, что по Большой Москве вообще еще много вопросов, но это не моя тема. Хотя, если вспомнить Советский Союз, то тогда руководство стимулировало расселение граждан по всей территории страны. Для чего? Чтобы страна развивалась по всему периметру. А собрать всех в одной точке, где будут жить 40 млн человек — это как-то не укладывается в рамки здравого смысла, имея такие просторы и богатые природные ресурсы, как в России. Моя твердая точка зрения: если системно работать и не терять времени на непродуманные реформы и тем паче — революции, то и страна, и наша Курская область могут стать индустриально развитой территорией с инновационной экономикой, мощным аграрным сектором, с высоким уровнем жизни населения.
— Но разве относительная близость Москвы не вымывает ресурсы и кадры из региона?
— Этот процесс начался в девяностые и по инерции еще продолжается сегодня. Будучи депутатом Госдумы, я вместе с единомышленниками предлагал решение этой проблемы, но, к сожалению, тогда мы оказались в меньшинстве. Наша идея заключалась в том, чтобы бюджетники — учителя, врачи, культработники и т. д. во всех регионах получали одинаковую зарплату за одинаково отработанные часы. Независимо от того, живут они в Москве или Хабаровске, Курске или Калининграде. Тогда бы проблемы не было, и отток людей из регионов в Москву был бы намного меньше. А если сегодня зарплата столичного учителя или охранника в три раза выше, чем их коллеги получают в Курске, удержать людей на месте — это непростой вопрос.
— А зарплата губернатора?
— Да, она также зависит от региона.
— Можете назвать критерии, влияющие на нее?
— Это лучше спросите в Минфине. Теперь все согласовывается там. И контроль за перерасходом по зарплате бюджетникам жесткий. Речь не столько о губернаторе, сколько обо всех сотрудниках администрации. Люди, которые у нас работают, видят, что в других местах зарплаты намного выше, и уходят. Но если мы не возьмем сегодня молодых перспективных людей, не обкатаем их в реальной работе, то из кого тогда растить эффективных управленцев? Из бизнеса к нам в областные структуры не очень-то стремятся. Там и зарплаты выше, свободы больше, не все строго регламентировано, куда больше простора для людей самостоятельно думающих, инициативных. А еще чиновников у нас не без помощи СМИ сделали «мальчиками для битья». Слово само стало ругательным. Это тоже формирует отношение общества к государственным служащим. Серьезный вопрос, не правда ли? Но об этом почему-то никто не говорит.
Беседовала Алевтина Зубрилина
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео