Ещё

Лизингодатели вынесли вердикт реформе 

В России уже сформирована эффективная система прямого и опосредованного регулирования лизинговой отрасли, доказавшая свою устойчивость к кризисным явлениям, а предлагаемая реформа, особенно в части внедрения регулирования лизинговой деятельности, отнесения лизинговых компаний к некредитным финансовым организациям и перехода на единый план счетов, не обусловлена практическими потребностями лизинговой отрасли, не соответствуют масштабу, состоянию и потенциалу лизингового рынка. Об этом говорится в резолюции по итогам седьмого съезда лизинговой отрасли РФ. Заявление опубликовано на сайте Объединенной лизинговой ассоциации.
По мнению российских лизингодателей, чрезмерное государственное администрирование, ограничение лизинговых компаний по видам деятельности могут привести к обратному эффекту и перетеканию лизингового бизнеса в нерегулируемые сферы предпринимательской активности. При этом компании поддерживают меры по сближению учета с МСФО и формирование нового федерального стандарта бухгалтерского учета «Аренда».
Очередной ежегодный съезд лизинговой отрасли России состоялся 29 мая в Санкт-Петербурге в здании Северо-Западного главного управления Банка России. В съезде приняли участие 177 представителей 124 организаций, в том числе присутствовали представители органов власти, отвечающих за лизинговую деятельность. Главной темой мероприятия стала реформа российского рынка лизинга, проводимая Банком России.
Как напоминают в ОЛА, планируется, что лизинговые компании получат статус некредитных финансовых организаций, для них будут установлены требования по капиталу, предусмотрено обязательное вступление в реестр ЦБ РФ и саморегулируемую организацию, будет осуществлен переход на новую отчетность и близкий к банковскому план счетов, а также введены другие меры.
Новость
Реформаторы о реформе
О целях и задачах реформирования рынка лизинга рассказал в ходе своего выступления на съезде советник первого заместителя председателя Банка России Сергей Моисеев. В их числе он назвал формирование благоприятной операционной среды на рынке, создание прозрачной и полноценной нормативно-правовой базы для деятельности лизингодателей, повышение транспарентности лизинговой деятельности за счет введения МСФО и отраслевых стандартов отчетности.
По словам представителя Банка России, новации призваны повысить устойчивость рынка лизинга и его инвестиционную привлекательность, а услуги лизингодателей сделать более доступными для предпринимателей. В конечном счете это будет способствовать развитию реального сектора российской экономики.
Моисеев отметил, что первый этап реформы предусматривает введение саморегулирования, регистрации лизинговых компаний и минимальных требований к капиталу. По его словам, регистрационный пакет и требования по капиталу будут самыми лояльными на финансовом рынке в России, также предусматривается длительный переходный период. Полномочия Банка России в сфере регулирования, по словам представителя регулятора, будут носить ограниченный характер.
Было отмечено, что в ЦБ уже подписана «дорожная карта» реформы, представляющая собой план работы по подзаконным составляющим. «Дорожная карта» была разослана объединениям и крупнейшим участникам рынка напрямую.
Моисеев в числе прочего сообщил, что сейчас на рынке порядка 200 профессиональных лизингодателей, а после завершения реформы их число должно увеличиться.
Новость
Начальник управления саморегулируемых организаций, рейтинговых агентств и актуарной деятельности департамента развития финансовых рынков Банка России Ирина Мельникова рассказала о том, как саморегулирование на финансовых рынках будет реализовано для лизинговых компаний в рамках реформы.
Она напомнила, что вопросы саморегулирования в финансовой сфере прописаны в федеральном законе от 13 июля 2015 года № 223-ФЗ «О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка». В соответствии с ним все финансовые организации, кроме банков, обязаны состоять в СРО. В лизинговом сегменте финансового рынка в ходе реформы предполагается создание не более чем трех саморегулируемых организаций. Задача СРО состоит в разработке и внедрении стандартов, которые регулируют деятельность различных сегментов финансового рынка в частях, не урегулированных законодательством. Кроме того, СРО контролируют исполнение этих стандартов, осуществляют защиту прав потребителей, рассматривают обращения.
По словам представителя регулятора, Банк России планирует наделить СРО частью полномочий по регулированию рынка лизинга. Предполагается, что регулирование деятельности финансовых организаций будет вестись через базовые и внутренние стандарты. ЦБ «очень заинтересован в том, чтобы СРО были сильными, прозрачными и обеспечивали равные права и условия членства», подчеркнула Мельникова.
При этом она отметила, что Центробанк готов делегировать часть полномочий только при наличии в СРО профессиональной команды: должна быть уверенность в том, что сотрудники СРО четко обеспечивают и организуют работу организации, правильно понимают задачи, закрепленные за ней.
В законопроекте о лизинге закреплено, что в СРО должно состоять не менее 15 компаний, при этом после 1 января 2019 года вступит в силу общая норма — необходимость объединения в одной СРО не менее чем 26% рынка.
Представитель ЦБ также подробно рассказала о механизме допуска на рынок лизинговых компаний. Через три месяца после вступления закона в силу у них будет 180 дней на представление документов в Банк России. Дальше эти организации будут включены в реестр субъектов лизинговой деятельности, после чего им будет дано 90 дней на вступление в саморегулируемую организацию. После формирования СРО надо подать документы в Банк России, чтобы саморегулируемую организацию включили в реестр СРО на финансовых рынках.
Начальник отдела методологии бухгалтерского учета и финансовой отчетности департамента бухгалтерского учета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Министерства финансов РФ Игорь Сухарев обратил внимание на то, что на сегодняшний день в России до сих пор не выпускалось ни одного полноценного нормативного документа по бухгалтерскому учету аренды. Когда еще в 1997 году был выпущен приказ Минфина № 15, этот документ являлся скорее техническим.
Представитель департамента регулирования бухгалтерского учета Минфина Виктория Приображенская отметила особенности работы над бухгалтерским стандартом по аренде, указав на отсутствие единого понимания сущности аренды в теоретическом и практическом плане, неоднозначную трактовку положений IFRS 16 среди специалистов по МСФО, отсутствие мировой практики применения стандарта. Внедрение положений МСФО в российскую практику сильно повлияет на порядок учета у лизингополучателей, а также скажется на содержании лизинговых договоров, констатировала она.
В числе прочего представитель Минфина отметила, что также на данном этапе важно определиться с порядком расчета собственного капитала для лизинговых компаний, который не зависел бы от того, на чьем балансе отражается лизинговое имущество.
Аргументы против и за По словам президента ОЛА, генерального директора компании «Сбербанк Лизинг» Кирилла Царева, статистика агентства RAEX («Эксперт РА») за 14 лет говорит о том, что отрасль сделала огромный рывок: объем нового бизнеса без НДС вырос в 17 раз, а лизинговый портфель — в 40 раз, составив 3,2 трлн рублей на 1 января 2017 года.
Новость
При этом за прошедшее время рынок постоянно претерпевал изменения. Объемы лизинга менялись волнами, в том числе за счет негативных событий, как то: проблемы с возвратом НДС, планы отмены ускоренной амортизации, банковские кризисы, влияющие на вопросы фондирования. «Менялись лидеры, компании уходили с рынка, кто-то, напротив, продолжает работать на рынке с первых дней создания лизинга в России. Это говорит о том, что отрасль сумела пережить кризисы и опасности прошедшего периода, а участники рынка умеют мобилизоваться и объединяться ради общего блага», — полагает Царев.
По его словам, все это имеет отношение к дискуссии о том, насколько рынок контролируем. В качестве основного критерия, с позиции влияния на экономику, регулятор предлагает рассматривать размер лизингового портфеля. Однако, по мнению президента ОЛА, необходим более глубокий анализ. В частности, важно понимать, каким образом рынок сегментирован по структуре собственников лизинговых компаний — с позиции банков и с позиции государства. В этой связи Царев сослался на данные анализа, согласно которому банки, как государственные, так и частные, вместе контролируют около 60% лизингового портфеля, а государство и государственные лизинговые компании контролируют 62%. «Таким образом, очевидно, что довольно существенная доля именно с позиции портфеля сегодня находится в уже понятном, контролируемом в сегменте. С другой стороны, мы наблюдаем большое количество участников рынка. Вопросом остается, представляют ли эти игроки какую-либо серьезную угрозу для регулирования рынка или нет. С учетом их доли портфеля говорить о том, что это критическая масса, довольно сложно», — считает Царев.
Отдельно президент ОЛА прокомментировал историю с дефолтом «Трансаэро», которая привлекла внимание регулирующих органов к лизинговой отрасли. «Ситуация привела к полной остановке работы одной из крупнейших авиакомпаний, что стало важным событием мирового уровня. Одна из причин сложившейся ситуации связана с концентрацией лизингового портфеля. По мнению Царева, такие риски и в дальнейшем возможны, и это в первую очередь является вопросом ведения бизнеса, „который, как известно, создается с целью извлечения прибыли, но с другой стороны, является рискованным мероприятием по своей экономической сути и может заканчиваться драматично“. Важным аспектом этой истории, по мнению президента ОЛА, является то, что информация по инциденту была публичной и все ее участники были понятны. „На этом фоне вызывает обеспокоенность факт появления в СМИ материалов о том, что лизинг — некая схема, которой пользуются разные злоумышленники“, — отмечает глава „Сбербанк Лизинга“.
Новость
В связи с вышесказанным президент ОЛА выразил мнение, что присвоение лизинговым компаниям статуса НФО не будет являться панацеей от дефолтов в будущем.
Также он высказался на тему перехода лизинговых компаний в связи с реформой к банковскому плану счетов. По его мнению, это приведет к росту объемов отчетности, что может разделить лизинговый рынок. Компании, которые не смогут соответствовать требованиям реформы, не смогут называться лизинговыми и потеряют главные преимущества лизинга — возможность использовать ускоренную амортизацию и субсидии, предупреждает Царев.
Президент RAEX (»Эксперт РА») Дмитрий Гришанков, выступая на съезде лизинговой отрасли, отметил, что лизинг является системообразующим элементом экономики, барометром и катализатором инвестиционной активности. В то же время лизинг более чувствителен к состоянию экономики, чем другие сегменты. В прошедшем году российский лизинговый рынок вырос на 36%, напомнил он.
Он представил «карту рисков» лизинговых компаний и назвал пять основных проблем, которые лизинговые компании видят в связи с реформой. Одна из них связана с ограничениями на виды деятельности, ведь компании могут потерять некоторые (пускай не глобальные, но вполне эффективные) элементы бизнеса. Во-вторых, регулирование отрасли снизит доступность лизинга для микробизнеса. Речь идет о компаниях, которые реально работают с микробизнесом, часто в не очень благополучных регионах. В-третьих, нивелируется эффект от регулятивного арбитража для банков, то есть по сути условия сравняются для лизинговой компании и банка. В-четвертых, с 2018 года ЛК столкнутся с ростом издержек, который для крупных компаний может ориентировочно составить 5—10%, для небольших компаний — 25% и больше. Они будут связаны с переходом на МСФО, внедрением новых IT-систем и т. д. Наконец, не исключается снижение лояльности со стороны банков. Сейчас в силу неопределенности непонятно, что будет с кредитованием лизинговых компаний.
По прогнозу RAEX, рынок, несмотря на факторы неопределенности, продолжит расти, а первые нововведения ощутит в 2018 году.
Новость
Вице-президент ОЛА, руководитель юридического департамента компании «ДЛЛ Лизинг» Эвелина Нестерова в своем выступлении упомянула наиболее острые темы, которые волнуют лизинговое сообщество: возможность совмещения лизинговой деятельности с другими видами деятельности, предоставление банкам и МФО статуса субъектов лизинговой деятельности и их вхождение в СРО, собственный капитал по лизинговой группе, слово «лизинг» в наименовании, инкассо, судьба договоров лизинга, если лизинговая компания не находится в реестре субъектов лизинговой деятельности, список документов для включения в такой реестр.
Вице-президент ОЛА, финансовый директор «Сбербанк Лизинга» Алексей Киркоров отметил быструю динамику развития реформы: уже в 2018 году лизинговые компании отнесут к некредитным финансовым организациям, а также лизинговые компании будет включены в соответствующий реестр. «В 2019 году вступает в силу ФРС-16, в 2020-м — федеральный стандарт по бухгалтерскому учету, в 2021-м лизинговые компании должны будут быть отнесены к единому плану счетов», — напомнил он.
Киркоров обратил внимание на то, что, по опыту других отраслей, с 2018 года, после того как лизинговые компании будут отнесены к НФО, получится, что Минфин, скорее всего, уже не очень будет контролировать лизинг, давать разъяснения по различным проблемным вопросам. А Центральный банк еще не будет, потому что он только с 2021 года установит определенные правила. В связи с этим у отрасли получится достаточно серьезный период, когда будет очень много неопределенностей, опасается вице-президент ОЛА.
По его словам, уже пришло понимание того, что «относительно лизинговых компаний неизбежно требуется учет всех налоговых вопросов». Любые изменения, которые будут происходить, критичны как для лизинговой компании, так и для лизингополучателя. «Отрасли нужно, чтобы действующие сделки остались на действующих правилах, — подчеркивает Киркоров. — Или были крайне мягкие переходы, потому что лизинговые компании просто потеряют своих клиентов».
Финдиректор «Сбербанк Лизинга» высказал мнение, что при изменении федерального стандарта бухгалтерского учета, скорее всего, нельзя будет избежать изменения Налогового кодекса, так как изменение правил учета затрагивает вопросы налога на имущество и амортизации. «Но на фоне этих изменений есть другие, как, например, понятие выручки, порядок уплаты НДС с процентов и со стоимости имущества. Участники рабочей группы пришли к выводу, что конкретные формулировки по тексту Налогового кодекса будет самое правильное прорабатывать после того, как появится текст федерального стандарта по бухгалтерскому учету и Гражданского кодекса», — сказал он.
Киркоров подчеркнул важность «комплексности», учета взаимосвязей между различными изменениями. «Потому что любое „выпадение“ из комплексности может лизинговую отрасль просто разгромить», — предупреждает он.
Также он поделился результатами попытки на основе данных СПАРК по 1 850 компаниям (по отчетности 2015 года) разобраться во влиянии изменений на рынок, в частности в ситуации с требованием к капиталу.
Компании были разбиты на две группы: с активами до полумиллиарда рублей и свыше. «От общего количества компаний среди тех, у кого активы более полумиллиарда рублей, количество тех, которые удовлетворяют текущим требованиям по капиталу, — 11%, а среди тех, у кого активы менее полумиллиарда рублей, — 13%. То есть 25% от общего количества компаний вне зависимости от величины активов удовлетворяют текущим требованиям по капиталу. Но 75% компаний — нет. То есть достаточно много компаний, которые не удовлетворяют текущим требованиям по капиталу. Это в первую очередь небольшие компании», — рассказал он.
Относительно перехода на единый план счетов и международный формат отчетности XBRL эксперт отметил, что лизинговые компании еще незнакомы с такими понятиями, «но надо знакомиться, потому что это тренд по всему миру, и достаточно сильный». С точки зрения финансиста, XBRL можно сравнить с «мечтой перфекциониста». Это детальные кубы данных, из которых можно получить любой отчет, и в будущем они будут основой учетной модели.
Если посмотреть на план, который предлагается, то это ФСБУ, федеральный закон, отнесение к некредитным финансовым организациям, как следствие — единый план счетов и затем (это более дальняя перспектива) XBRL.
Новость
По мнению вице-президента ОЛА, лизинговые компании видят несколько путей. «Есть путь с переходом на НФО и ЕПС, который сейчас мы обсуждаем. Но, может быть, можно рассмотреть путь более мягкий? В частности, взять за пример путь Беларуси, где тоже у лизинговой отрасли есть регулятор. Так, например, компания „Сбербанк Лизинг“, имея дочернюю компанию, не заметила введения регулирования. То есть не было перехода, изменения плана счетов, не было каких-то очень сложных форм, не было никаких потрясений. Очень мягко и плавно ЦБ Беларуси контролирует лизинговые компании», — рассказал Киркоров. «Возможен ли в России такой вариант?» — задается он вопросом.
В целом издержки отрасли при реформе будут очень высоки, подытоживает Киркоров. «Это очень сложный и тяжелый вопрос, который определяет конкуренцию лизинга с другими видами деятельности… Для крупных компании это будет большой расход, но он посильный. А вот компаниям, у которых активы меньше полумиллиарда, будет очень тяжело, потому что их расходы могут составить до двух годовых прибылей. Компании среднего размера — до 70% годовой прибыли», — отметил он.
По его словам, это примерный прогноз, но тут важен тренд. «Потому что компании… сопоставив для себя условия по этому переходу, будут уходить на другие рынки и создавать конкуренцию лизингу. И чем больше будут расходы по сопровождению бизнеса, тем тяжелее будет конкуренция», — заключил финдиректор «Сбербанк Лизинга».
По мнению председателя подкомитета Торгово-промышленной палаты РФ по лизингу Алексея Акиндинова, реформу нужно начинать с отчетности по МСФО: «Именно отчетность делает отрасль более транспарентной и более понятной для кредиторов». Эксперт обратил внимание на зарубежный опыт, в котором было «несколько крайне принципиальных моментов введения регулирования или унифицирования в плане бухгалтерского учета». «В Европе в конце 90-х — начале 2000-х годов лизинговая отрасль во многих странах достаточно серьезно сократилась. У российской лизинговой отрасли вряд ли будет иной путь. Что касается небольших лизинговых компаний, они ничем и никем не будут замещены. Возможным итогом реформы будет либо отсутствие роста (стабилизация на достигнутых результатах), либо некий спад. Хотелось бы, чтобы было первое», — прокомментировал он.
Председатель подкомитета по лизингу Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) Сергей Иванов отметил впечатляющие результаты лизинговой отрасли в 2016 году и выразил уверенность, что «поступательное развитие лизинга в России во многом объясняется адекватным гражданско-правовым регулированием лизинговой деятельности». В целом Гражданский кодекс РФ и федеральный закон от 29 октября 1998 года № 164 «О финансовой аренде (лизинге)» соблюдают баланс интересов сторон. Большинство ведущих российских лизинговых компаний входят в банковские группы, на которые распространяются обязательные нормативы, единые стандарты и требования в рамках банковского надзора, который осуществляется Центральным банком РФ. Поэтому контроль банковской деятельности со стороны Банка России опосредованно затрагивает лизинговые компании. Это приводит к повышению прозрачности и надежности лизинговой отрасли, к снижению рисков дефолта. Кроме того, оценка самих лизинговых компаний и их сделок осуществляется банками при кредитовании. «Таким образом, в России уже сформирована эффективная система прямого и опосредованного регулирования лизинговой отрасли, доказавшая свою устойчивость к кризисным явлениям», — заключает эксперт.
Он обратил внимание на то, что статус лизинговой отрасли в настоящий момент делает возможным предоставление финансирования тем компаниям, которые в данный момент не могут привлекать финансирование из других источников. «Целесообразность реформы в предлагаемом варианте вызывает сомнение», — говорит Иванов.
Вице-президент ОЛА, главный исполнительный директор ПАО «Европлан» Александр Михайлов отметил, что если введение регулирования уже невозможно остановить, то необходимо сделать так, чтобы оно хотя бы работало. «За 2016 год на пути смягчения эффекта от введения регулирования много удалось достичь, — констатировал он. — В определенном смысле этот год можно считать годом побед отрасли. Не стоит забывать, что в начале 2016 года можно было слышать планы относительно быстрого ведения регулирования, нормативов, элементов надзора и отраслевых стандартов учета лизинговых операций. В частности, планировалось, что как только лизинговые компании отнесут к некредитным финансовым организациям, к лизинговым компаниям начнет применяться отраслевой стандарт по учету лизинговых операций, который уже есть в ЦБ и основан на уходящем 17-м стандарте МСФО. Именно он начал бы применяться к нам. Нам удалось убедить будущего регулятора в необходимости последовательного приведения ПБУ к МСФО Минфином и только потом применения отраслевого стандарта ЦБ. Кроме того, пока отрасль работала с регулятором, в Европе был принят новый 16-й стандарт МСФО, который вступает в силу с 2019 года… В результате удалось помочь регулятору не сделать непоследовательных шагов, которых так опасалась отрасль. Теперь Минфин работает над федеральным стандартом, гармонизированным с МСФО-16, все понимают, что эта работа очень кропотливая, которая, как оказалось, еще и требует новых определений лизинга в гражданско-правовой сфере».
«Убедив ЦБ и Минфин, что необходимо сначала разработать федеральный стандарт вместе с пакетом законодательных изменений и уточнений, а потом внедрять отраслевой стандарт для лизинговых компаний и только после этого какие-либо финансовые нормативы, рассчитанные на основе отраслевого учета, отрасль добилась огромной победы благоразумия», — заключил Михайлов.
Новость
Заместитель генерального директора по юридическим вопросам Государственной Транспортной Лизинговой Компании Федор Мартынов подчеркнул, что «масштабы регулирования должны быть очень понятными для отрасли и инвесторов». «Отрасль работает на заемных средствах, и непредсказуемое регулирование создает неопределенность для инвесторов. Пока государство никаких внятных пояснений нам не дает относительно того, какие риски видит в отрасли и конкретно какими способами эти риски планирует купировать. Эти объяснения в первую очередь нужны нашим инвесторам — нам нужно объяснять ситуацию своим контрагентам, когда будем брать кредиты, размещать облигации, получать кредитные рейтинги», — пояснил он свою обеспокоенность.
«Интересует это, безусловно, и клиентов, которые выбирают между кредитом и лизингом, — добавил он. — При определении масштабов регулирования, конечно, надо учитывать, что лизинг не работает с населением и не отвечает за стабильность расчетно-кассового обслуживания, не делает многие вещи, которые определяют стабильность финансовой и социальной системы страны. Инвесторы в лизинговую отрасль — это профессиональные участники рынка, регулируемые, в свою очередь, ЦБ. Поэтому тем более нужно определиться, как, почему, в каком объеме должно быть регулирование, поскольку, как мне кажется, все (и даже наш потенциальный регулятор) признают, что какого-то сверхрегулирования, неоправданного регулирования, наверное, нет смысла делать. Оно точно не даст никаких плюсов. Что касается (внедрения) МСФО, оно необходимо, это неизбежность для любой лизинговой компании, которая хочет развиваться».
Одним из самых сложных вопросов эксперт назвал дилемму, касающуюся сущности лизинга: аренда это или финансовая услуга. «Инвестиции в лизинг являются длительными и основаны на стабильности законодательства и судебной практики. Лизинговая отрасль сформировалась на текущей нормативной базе и успешно развивается, несмотря на определенные недостатки, которые, судя по достижениям в отрасли, явно незначительны. Мы за совершенствование законодательства, но радикальное изменение понятия и природы лизинга не способно в данной ситуации решить проблем», — отметил Мартынов. При этом «радикальное изменение понятия и природы лизинга» вызовет необходимость в изменении «множества законов, подзаконных актов и судебной практики, сформированных за более чем 20 лет сегодняшней редакции ГК, определяющей лизинг как разновидность аренды, что, соответственно, повлечет пугающую для инвесторов и отрасли неопределенность в развитии на годы вперед и, как следствие, развитие кризиса ликвидности в отрасли со всеми вытекающими последствиями».
В свою очередь руководитель службы внутреннего аудита компании «ТрансФин-М» Наталия Цангль прокомментировала требования к капиталу лизинговых компаний в рамках планируемых нововведений: по ее словам, требования на уровне не менее 20 млн рублей представляются адекватными и разумными. «Что касается отчетности и отраслевых стандартов, то здесь необходимо разделение. Одно дело — реформа лизинговой отрасли, другое дело — реформа бухгалтерского учета, которая в России уже происходит много лет и затрагивает поочередно различных участников финансового рынка: банки, страховые компании и так далее. Этот процесс будет так или иначе проходить, даже если бы не было реформы лизингового рынка», — отметила она.
Заместитель генерального директора по Северо-Западному региону компании «Сименс Финанс» Дмитрий Ефремов остановился на нескольких положительных аспектах реформы. В числе имеющихся сейчас проблем он назвал устаревшее гражданско-правовое регулирование, в рамках которого ведутся споры о сущности лизинга, влекущие налоговые риски «ввиду противоречия между кредитной сущностью лизинга и налоговым регулированием», а также недостаточную защиту имущественных рисков лизинговых компаний и лизингодателей. «Сейчас реформа нам потенциально дает возможность доказывать достаточно быстро наше право и не иметь таких проблем», — надеется Ефремов.
Как подчеркнула генеральный директор компании «Технолизинг» Наталья Панских, очень важно помнить о том, что изначально идеей развития лизинга в России было скорейшее обновление основных фондов. «Законопроект, представленный Банком России, к сожалению, не содержит информации о том, как он будет способствовать развитию экономики через обновление основных фондов», — указала она.
Эксперт отметила, что после того, как Центральный банк РФ объявил программу оздоровления финансового рынка и начал жестко регулировать и контролировать банки, практически все банки «поставили стоп-лист на финансирование лизинговых компаний… Особенно данная проблема коснулась небольших, а также независимых компаний».
По словам Панских, допуск на законодательном уровне в лизинг банков и микрофинансовых организаций будет означать уничтожение всех средних и малых лизинговых компаний — именно тех, которые работают с малым и средним бизнесом. «Одновременно с этим позиция представителей министерств и Центрального банка РФ о том, что изменение законодательства о лизинге сделает совсем прозрачной компании, наведет порядок в лизинговой отрасли и даст возможности для притока инвестиций, вызывает большое сомнение», — сказала глава «Технолизинга».
Новость
Резолюция лизингодателей
По итогам съезда лизинговой отрасли была принята резолюция по реформе. Она была создана путем объединения двух проектов резолюций: составленного советом ОЛА и предложенного председателем подкомитета по лизингу АЕБ Сергеем Ивановым.
«При обсуждении законодательных и структурных изменений, которые может претерпеть рынок лизинговых услуг в связи с инициированной реформой лизинговой деятельности, участники съезда констатировали, что лизинг в России превратился в ведущий инструмент финансирования приобретения машин и оборудования. Особое значение лизинг приобрел для малого и среднего бизнеса.
Только в течение 2016 года объем российского лизингового бизнеса вырос на 36% по сравнению с аналогичным показателем 2015 года и достиг 742 млрд рублей по стоимости переданных в лизинг основных средств, что, по предварительным оценкам, составляет 0,86% ВВП России.
Поступательное развитие лизинга в России во многом объясняется адекватным гражданско-правовым регулированием лизинговой деятельности. В целом нормы Гражданского кодекса Российской Федерации и федерального закона от 29 октября 1998 года № 164 «О финансовой аренде (лизинге)» соблюдают баланс интересов сторон, поскольку обеспечивают возможность реализации принципа свободы договора. Это формирует основу для инициативы, творчества и новаторства лизинговых компаний, что является отличительным признаком современной лизинговой индустрии и позволяет развивать новые лизинговые продукты.
Большинство ведущих российских лизинговых компаний принадлежат государству (62% рынка) и/или входят в банковские группы (59% рынка), на которые распространяются обязательные нормативы, единые стандарты и требования в рамках банковского надзора, осуществляемого Центральным банком Российской Федерации. Поэтому контроль банковской деятельности со стороны Банка России опосредованно затрагивает лизинговые компании. Это приводит к повышению прозрачности и надежности лизинговой отрасли, снижению рисков дефолтов. Кроме того, оценка самих лизинговых компаний и их сделок осуществляется банками при кредитовании, в том числе путем анализа отчетности по МСФО.
Таким образом, в России уже сформирована эффективная система прямого и опосредованного регулирования лизинговой отрасли, доказавшая свою устойчивость к кризисным явлениям.
В свою очередь лизинговые компании способствуют повышению устойчивости российской банковской системы, выступая специализированным финансовым посредником между финансовой отраслью и реальным сектором экономики. Существующий статус лизинговых компаний позволяет предоставлять финансирование предприятиям, не имеющим возможности привлекать банковское кредитование.
Предлагаемые законодательные инициативы, особенно в части внедрения регулирования лизинговой деятельности, отнесения лизинговых компаний к НФО и перевода на единый план счетов, не обусловлены практическими потребностями лизинговой отрасли, не соответствуют масштабу, состоянию и потенциалу лизингового рынка. Чрезмерное государственное администрирование, применение стандартных и формальных процедур, ограничение по видам деятельности и установление закрытого перечня сделок, которые вправе совершать лизинговые компании, могут привести к обратному эффекту и перетеканию лизингового бизнеса в нерегулируемые сферы предпринимательской активности. Поэтому вызывает сомнение необходимость и скорость проведения реформы лизинговой деятельности в предлагаемом варианте.
При этом, опираясь на более чем 25-летний практический опыт работы российского лизингового рынка, участники съезда поддерживают меры правительства РФ и ЦБ РФ, направленные на сближение учета с МСФО, формирование нового ФСБУ «Аренда». Данные мероприятия нам понятны, и мы видим в них перспективу по повышению прозрачности, инвестиционной привлекательности и стабильности российского лизингового рынка.
В настоящее время ведется работа по подготовке проекта федерального закона о внесении изменений в часть 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также иные нормативные правовые акты на основании указа президента РФ от 18 июля 2008 года № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Полагаем, что совершенствование правового регулирования лизинговой деятельности в России следует проводить в рамках этой реформы гражданского законодательства, реализация которой одновременно будет способствовать совершенствованию судебной практики», — говорится в документе.
Резолюция была направлена в органы власти: Банк России, Министерство финансов и Минэкономразвития РФ.
По материалам Объединенной лизинговой ассоциации
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео