Ещё

Чиновники Петербурга решают квартирный вопрос в стиле «фэнтези» 

Фото: ИА Regnum
Срок накоплений среднестатистического петербуржца на квартиру для семьи может достигать двадцати лет. При этом реальные доходы граждан снижаются, объемы ввода жилья будут сокращаться, а парадные отчеты Смольного раскрыли секрет полишинеля: чиновники и народ живут в параллельных реальностях.
Кому в Петербурге жить хорошо
Депутат петербургского Законодательного собрания Борис Вишневский обратился к жилищному комитету городской администрации. Он просит раскрыть, на какие статистические данные опирался его глава Валерий Шиян, когда заявил, что «средняя» семья в Петербурге может накопить на трехкомнатную квартиру за 6 лет и 9 месяцев. «Яблочник» говорит, что избиратели осаждают его вопросами, как же им воспользоваться «схемой Шияна».
«Они интересуются, как им можно накопить на квартиру за шесть лет, и где платят такую зарплату, которая это позволяет. Люди приходят и возмущаются, мол, мы бы с удовольствием накопили бы, но почему-то ждем по 30 лет улучшений жилищных условий», — говорит Вишневский.
Об оптимистичных перспективах в решении жилищной проблемы Валерий Шиян заявил на недавнем заседании городского правительства. По его словам, средний доход одного работающего члена семьи в Петербурге составляет 41 тыс. 500 рублей. Семья при этом состоит из трех человек.
«То есть, 50% дохода, или 62 тыс. 200 рублей, семья могла бы откладывать. Таким образом, за 81 месяц, или 6 лет и 9 месяцев семья накопит около 5 млн 38 тыс. рублей. Это как раз стоимость квартиры площадью 54 кв. метра», — уверен глава жилищного комитета.
Очевидно, за «среднюю» семью Шиян принимает союз троих взрослых людей. «На первый взгляд это может показаться нереальным», — согласился чиновник, и действительно, многим так и показалось.
Читайте также: Власти Петербурга считают, что горожане могут накопить на квартиру за 7 лет Как известно, на закате Российской Империи царская семья узнавала о жизни народа от «мужика Распутина». Прошло сто лет, и уже неясно, какой старец наколдовал эти цифры Валерию Шияну. Даже представители «партии власти» в городском Заксобрании скептично восприняли весть из Смольного о благосостоянии петербуржцев.
«К сожалению, эта красивая картинка далека от реальности, на депутатских приемах лично я наблюдаю снижение уровня жизни людей и, к сожалению, увеличение безработицы», — сказал корреспонденту ИА REGNUM единоросс Алексей Цивилев.
Денег нет, но Питер держится
По данным Петростата, средняя номинальная заработная плата в Петербурге действительно подросла за последний год, но реальные доходы населения, с учетом инфляции и роста цен, сократились. Средняя зарплата на одного работника в апреле 2017 года увеличилась на 12,2% по сравнению с апрелем 2016 года, но реальная зарплата в апреле текущего года составила 99,6% по отношению к тому же показателю за март. Кроме того, вопреки номинальному росту в январе 2017 года, реальные доходы составили лишь 97% к уровню января 2016 года, в феврале текущего года — 92,8% к уровню того же месяца годом ранее, в марте — 98%, в апреле — 94,7% по отношению к апрелю 2016 года.
Читайте также: Реальные доходы петербуржцев снижаются на фоне номинального роста зарплат
Как известно, статистика немногим отличается от грубой лжи, и реальная картинка наверняка является еще менее радужной. Заявление о том, что в среднем каждый член «среднестатистического» семейства в Петербурге зарабатывает более 40 тыс. рублей в месяц, социолог Татьяна Протасенко встретила хохотом.
«Нет, это даже не «ха-ха», а «ха-ха» в 10-й степени. Ничего такого он не зарабатывает, быть этого не может. Это всё лукавая статистика, про которую говорили в советское время. Средняя зарплата в Петербурге — примерно 39 тысяч, но могу сказать, например, что в академическом сообществе научные сотрудники о такой зарплате только мечтают», — сказала Протасенко корреспонденту ИА REGNUM.
По официальным данным, меньше всего в городе получают работники гостиниц и общественного питания (27 388 руб.), сотрудники почты и курьеры (28 181 руб.), администраторы (28 008 руб.), работники сельского, лесного хозяйства, рыболовства и рыбоводства (31 840 руб.), строители (38 145 руб.) и работники торговли и сервиса (37 971 руб.). Причем, речь идет о начисленной номинальной зарплате, из которой надо еще вычесть 13% НДФЛ.
Причем финансовое положение любой семьи автоматически ухудшается, как только появляется ребенок, хоть первый, хоть второй. «Обычная семья в Петербурге — это двое взрослых и ребенок. Как только он рождается, сразу сильно падают доходы на человека. Средний доход на человека в петербургской семье составляет примерно 16 тысяч рублей, по данным соцопросов», — утверждает Татьяна Протасенко.
В целом по России и по Петербургу реальные доходы населения снижались в течение последних 24 месяцев, отмечает экономист Андрей Заостровцев. При этом в первую очередь граждане отказываются от благ, спрос на которые, говоря наукообразным языком, высокоэластичен — от поездок в отпуск, от необязательных покупок, вроде нового ноутбука при работающем старом. В таких условиях планы на покупку жилья откладываются, сроки их реализации растягиваются. Вряд ли эта ситуация поменяется коренным образом в обозримом будущем.
«Если даже реальные доходы будут расти в ближайшие годы, то очень незначительно. Скорее всего, наступит стагнация», — прогнозирует Заостровцев.
Читайте также: Житель Москвы накопит на квартиру за 13 лет, житель Сахалина — за 3 года
Игроки строительного рынка тоже назвали волшебную статистику Смольного лишь «мнением жилищного комитета». Они бы и рады, если бы подобные показатели имели нечто общее с реальностью, но не тут-то было. «Мы были бы счастливы, чтобы люди с такой покупательской способностью выходили на рынок, проблем с переизбытком жилья в городе не было бы точно», — шутит генеральный директор «Объединения строителей Санкт-Петербурга» Алексей Белоусов.
У петербуржцев, отмечает строительный эксперт, есть «определенные проблемы» с этой самой покупательской способностью, и корень зла — в уровне зарплат в Северной столице. «Чем быстрее мы сумеем его повысить, тем легче будет строителям», — говорит Белоусов.
Двадцать лет на гречке
Как отмечает Татьяна Протасенко, петербуржцы не склонны к долгосрочным накоплениям, подобных желаний они никогда в социологических исследованиях не высказывают, а уж «лишать» себя 60 тысяч рублей ежемесячно, по «схеме Шияна», никто не согласится. В лучшем случае, граждане готовы впрячься в ипотеку.
Застройщики согласны: в городе никто не копит. Кризис окончательно переключил кран денежных потоков в стройку на ипотечные кредиты. «Некоторые компании довели количество сделок по ипотеке до 90%, это уже уровень ближе к европейскому, где всё покупается через ипотеку. Надо говорить о том, что свободных средств у населения нет. Ну и, к тому же, ставки по ипотеке хоть по-прежнему высоки, но достаточно лояльны по отношению к рядовому потребителю», — считает Алексей Белоусов.
Вице-президент компании NAI Becar Илья Андреев подтверждает, что покупки идут либо за счет ипотеки, либо, если они не связаны с кредитом напрямую, то с очень большой долей вероятности осуществляются за счет продажи собственности, которая ранее была приобретена через ипотеку. В итоге, ипотечное кредитование участвует в куплe/продаже жилья гораздо чаще, чем по статистике.
«Это нормальный современный инструмент, который используется во всем мире. Копят на квартиры очень редко, даже очень обеспеченные люди приобретают недвижимость в кредит. Всё у нас какие-то странные, несколько советские представления: посчитать, сколько надо накопить… Вопрос в том, что у людей должен быть адекватный ежемесячный платеж. Это основная цель, которая должна быть у государства, для этого нужна реализация плана по огромному объему строительства жилья. А мы из года в год видим только рост барьеров и препятствий для застройщика. Финансовая сфера должна сюда активно вкладываться, а мы видим серьезные ужесточения позиции банков с точки зрения выдачи проектного финансирования. Это тоже очень сильно влияет на конечную стоимость», — пояснил Андреев.
С начала года в Петербурге ввели в эксплуатацию 1,5 млн кв. метров жилья. Андреев отмечает, что небольшой рост 2017 года очень скоро себя исчерпает, потому что сейчас строительная активность невысока. В итоге, уже в 2018 году начнется снижение объемов ввода, и к концу 2019 года в эксплуатацию введут не более 2,5 млн кв. метров, что составит меньше 80% от прошлогодних объемов. Себестоимость строительства растет, предложение сокращается.
Читайте также: Темпы ввода жилья в Петербурге в текущем году продолжают снижаться
«Всё это очень далеко от правды, — говорит Илья Андреев о расчетах Смольного. — Наверное, есть такие семьи, но говорить о подобных средних показателях нельзя. Жилье будет только дорожать, оно дорожает уже сейчас. Так что, срок накоплений, скорее, может составить и 20 лет».
И даже упомянутую «трехкомнатную квартиру в 54 кв. метра за 5,5 млн рублей» отыскать в Петербурге будет не так-то просто. Разнообразие предложения в регионе позволит найти ее, например, в районах на границе с Ленобластью, где ведется масштабная застройка. «Но таких квартир совсем немного, и накопить требуемую сумму можно, только если не есть, не пить, продать машину, работать всем вместе с ребенком», — говорит Илья Андреев.
По мнению Алексея Белоусова, квартира в 54 кв. метра за 5,5 млн рублей вполне может существовать даже в городской черте, где средняя стоимость одного квадрата чуть превышает 100 тыс. рублей. Но «трёшку» с таким метражом найти нереально. «Это в лучшем случае „двушка“. Может быть, „евротрёшка“, когда кухня, прихожая и столовая образуют единое пространство, тогда метраж может достигать 60−65 метров. Но в чистом виде „трёшка“ с двумя комнатами и кухней? Таких проектов я не знаю», — заключает Белоусов.
Поиск здоровой ячейки
Методика, по которой у Смольного обычная петербургская семья состоит из троих работающих взрослых людей, повергла в шок социологов и экономистов, и проблема может быть гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд.
Андрей Заостровцев подчеркивает, что давно пора бы вывести некую статистику относительно «средней» петербургской семьи и ее дохода на основе социологических исследований, но никто не делает этого. Социолог Татьяна Протасенко подтверждает: таких заказов нет. А раз нет методики прогноза, схем расчета, то всё это превращается в пустые разговоры «о средней температуре по больнице».
«Трое работающих взрослых? Это не семья, где вы видели такую семью? Кто третий-то? У нас вроде не многожёнство. Конечно, можно найти семью, где родителям за сорок, а ребенку двадцать с чем-то лет, и все они работают, но такая семья, скорее, редкость», — замечает Заостровцев.
Татьяна Протасенко говорит, что из двух, трех или четырех человек состоит домохозяйство — не имеет особого значения, главное — не количество людей, а характер их быта, уровень доходов, того, к какой группе населения или какому статусу они принадлежат.
«Я категорически не согласна с приведенными расчетами. Откуда он взял эту семью? Это средний класс? Бизнес? Люди с высшим образованием? Кем работают муж и жена в этой семье? Вот эти характеристики важны», — говорит социолог.
Наиболее часто встречающаяся семья в Петербурге состоит из мужчины, женщины и несовершеннолетнего ребенка, чье появление, как уже говорилось, становится ощутимым ударом по кошельку. Такая семья может накопить разве что на первый взнос по ипотеке.
Судя по соцопросам, ситуация пока не критическая, говорит Татьяна Протасенко, но люди не уверены в завтрашнем дне.
«Что будет через год, через два? Нужны исследования. Семья может взять ипотеку, но вернуть ее или накопить на жилье в ближайшие годы она не в состоянии. Например, Владимир Путин делал громкие заявления о необходимости развития цифровой экономики. Но существуют исследования, которые показывают, что такое развитие может значить как новые рабочие места, так и потерю рабочих мест. Цифровая экономика может привести к безработице. Кто же тогда будет работать и на что жить?» — замечает эксперт.
Пока сильных протестных настроений Протасенко не наблюдает, но всколыхнуться они могут крайне стремительно, причем, среди людей среднего достатка, и это уже не будут «митинги школьников».
«Люди на что-то надеются, но в целом ситуация очень нехорошая. Особенно в среднем и нижнем классах. Они несут самые большие потери в деньгах, заработной плате и образе жизни. Да, молодежь выступает на акциях в последнее время, но не знаю, что это для них — флэшмоб или митинг. А вот сознательное недовольство и протестное выступление среднего класса в ближайшее время возможно», — убеждена социолог.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео