Мягкая сила денег: как Китай покупает Европу 

Мягкая сила денег: как Китай покупает Европу
Фото: Reuters
активно инвестирует в страны Центральной и Восточной Европы, в то время как  отказывается от дотаций в регион. В обмен на вложения в инфраструктуру и экономику восточноевропейских стран Пекин получает молчаливое одобрение своих действий со стороны неспособного прийти к согласию Евросоюза.

«Наша цель — увидеть процветающую Европу», — такое заявление сделал премьер-министр Китая Ли Кэцян во время шестого саммита группы «16+1», который прошел в  в конце ноября прошлого года.

Идея создания экономической программы сотрудничества между Китаем и странами Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) родилась еще в 2011 году и получила название «16+1». В 2012 году в  состоялся первый саммит по китайской инициативе, в котором, помимо самого Китая, приняли участие 11 членов Евросоюза — , , , , , , , , , , —, а также пять не входящих в ЕС государств: , , , и .
Формат «16+1» можно считать составной частью продвигаемой Пекином инициативы «Одного пояса — одного пути». Китай вкладывает свои средства в развитие инфраструктурных и высокотехнологичных проектов за рубежом, укрепляет значение юаня как международной валюты, а по линии гуманитарных обменов применяет инструменты мягкой силы. Один из последних проектов Китая в рамках инициативы «16+1» — создание Межбанковской ассоциации Китая и государств Центральной и Восточной Европы для финансирования крупных стратегических проектов в регионе.
Только на первом этапе этой программы Банк развития Китая пообещал предоставить странам Восточной и Центральной Европы €2 млрд
Помощь со стороны Китая приходит в эти страны как нельзя кстати: в 2018 году заканчивается дотационная программа Евросоюза, благодаря которой страны Восточной Европы получали немалые средства. В Польше более половины всех инвестиций с 2014 по 2017 годы фактически составляли дотации Евросоюза, в то время как в Румынии эта помощь составляла порядка 60% от общего объема инвестиций. Средства, полученные от ЕС, значительно превосходили по объему поступления от стран восточноевропейского блока.
Во многом благодаря европейским дотациям в 2017 году самой быстро развивающейся европейской страной стала Румыния, где ВВП вырос на 6,4% за год. Польша, Чехия и Венгрия также показали более интенсивный рост, чем страны Западной Европы, а также продемонстрировали самые низкие показатели безработицы.
Сейчас же лидеры стран Центральной и Восточной Европы справедливо считают, что в не самом отдаленном будущем ситуация изменится совершенно коренным образом — по словам венгерского премьера , к 2030 году «Евросоюз будут финансировать преимущественно и страны Вышеградской четверки».
В начале января Орбан заявил, что рассчитывает на дальнейшее поступление дотаций Евросоюза в экономику региона. И пригрозил, что в случае если восточноевропейские страны не получат эти средства, то найдут другой источник.

«Если ЕС не сможет обеспечить нам финансирование, мы обратимся к Китаю», — объявил венгерский премьер.

Главный научный сотрудник Института Дальнего Востока отмечает, что государствам Восточной и Центральной Европы сейчас будет интересно альтернативное экономическое сотрудничество.

«Эти страны заинтересованы в том, чтобы к ним приходил капитал, чтобы к ним приходили какие-то технологии», — отмечает эксперт.

Развитие связей стран ЦВЕ с Китаем совпадает с ростом напряжения между этими странами и Евросоюзом в целом. Яркий пример: конфликт с Варшавой и Будапештом из-за проводимых правительствами обеих стран реформ судебной системы, которую в Евросоюзе считают попыткой властей подчинить судебную власть исполнительной. Еще одна причина для недовольства — законодательные инициативы многих восточных стран касательно приема беженцев. В Евросоюзе все чаще говорят, что такая политика является ничем иным, как нарушением прав человека.
Такие страны, как Венгрия и Польша, могут использовать свою новую дружбу с Пекином для укрепления позиций в спорах с Евросоюзом. Китай от этой дружбы уже сейчас получает приятные дивиденды на международной арене.
Например, в 2016 году, когда между Китаем и  разгорелся спор о принадлежности акватории Южно-Китайского моря. Китай претендовал (и претендует до сих пор) на 80% этих вод, однако Международный суд  в  встал на сторону Филиппин. Евросоюз, который принимает все решения и резолюции только по согласию всех его членов, выпустил резолюцию по этому вопросу, где благодаря усилиям стран ЦВЕ Китай не упоминался вовсе.
Точно так же Пекин сможет использовать свое новообращенное влияние в Европе и для продвижения других своих интересов по всему миру. В прошлом году газета Financial Times со ссылкой на источники в дипломатических кругах сообщала: Венгрия и  заявили партнерам по ЕС, что они не поддержат решения, в которых будут содержаться критические высказывания относительно соблюдения прав человека в Китае.
Александр Ломанов отмечает, что происходящее вызывает обеспокоенность ряда ведущих европейских стран, таких как Германия и .

«Старая экономически развитая Европа подозревает, что Китай использует этот формат, чтобы внести раскол, навязать Европе какие-то новые правила игры», — говорит эксперт.

При этом, по словам Ломанова, Пекин не стремится поддерживать евроскептицизм отдельных восточноевропейских государств, так как подобные настроения не способствуют интересам Китая в рамках проекта «16+1». ЦВЕ интересует Китай в роли экономических партнеров именно потому, что многие из стран региона являются членами Евросоюза, который, в свою очередь, представляет общий рынок c едиными валютой и правилами.

«Они ценны для Китая тем, что у них европейские правила, законы и доступ произведенных товаров на общеевропейский рынок, но восточноевропейские зарплаты, цены на недвижимость. Это такие входные ворота для Китая, через которые он может войти на европейский рынок, создать какие-либо производства, где будет, соответственно, конкурентоспособная зарплата, цены, к примеру», — объясняет эксперт.

Видео дня. Банки стали активнее выдавать карты детям
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео