Ещё

Россия перекроет Белоруссии бензиновый кран 

Поставки российских нефтепродуктов в Белоруссию экономически нецелесообразны, поскольку братская республика сама себя ими полностью обеспечивает за счет переработки российской же нефти, заявил министр энергетики РФ Александр Новак.
В рамках Таможенного союза такая ситуация дает Белоруссии возможность заниматься реэкспортом, извлекая прибыль, которую мог бы получить бюджет России. Чтобы закрыть эту лазейку, Россия намерена ограничить с четвертого квартала 2018 года беспошлинные поставки нефтепродуктов в эту страну.
За первое полугодие 2018 года Белоруссия импортировала 2,19 млн тонн нефтепродуктов, из них 2,11 млн тонн ввезено из России. В то же время экспорт нефтепродуктов из Белоруссии вырос на 7,9% — до 6,6 млн тонн. При этом в страны СНГ (в основном в Россию и на Украину) было поставлено 1,64 млн тонн нефтепродуктов (сокращение на 16,9%), в страны дальнего зарубежья — 4,96 млн тонн (рост на 19,7%). В стоимостном выражении экспорт нефтепродуктов возрос на 27,7% — до 3,36 млрд долларов, сообщает «Финмаркет».
Не все коту масленица
Решение со стороны правительства России разумное и честное при наличии фактических данных об увеличении экспорта из Белоруссии и при условии, что отношения России и Украины испорчены, считает ведущий аналитик ООО ЦСИТ (Центр современных инвестиционных технологий) Денис Владимиров.
«Да, согласно официальным отчетам поставки из Беларуси в Украину сокращаются, но не исключена некая многоходовка, благодаря которой действительно выгодно заниматься реэкспортом в обход политической обстановки. Тем более, что глава Беларуси славится своим способностями «дружить со всеми»», — сказал он «Ридусу».
Потери Белоруссии в результате такого решения эксперт оценивает примерно в 300 млн долларов. Но в условиях санкционного давления, кризиса с пенсионным фондом и скачка цен на бензин в России задумываться о потерях соседей российские политики не будут, полагает он. А если подтвердятся догадки о реэкспорте, можно ждать ухудшения политического фона между Россией и Белоруссией.
Поле для маневра
Белоруссия изначально занимает особое место среди ближайших соседей России, напоминает аналитик компании «ФинИст» Геннадий Попов. Упрощенно модель белорусско-российских отношений можно охарактеризовать как обеспечение финансово-экономической поддержки в обмен на определенную степень политической лояльности со стороны белорусского руководства. По оценкам МВФ, около 90% этой поддержки приходится на скрытые субсидии по поставкам газа, нефти и нефтепродуктов.
«Понятно, что нефтегазовые льготы — это безвозвратные косвенные потери российского бюджета. Россия поставляет Белоруссии сырую нефть беспошлинно, а перерабатываемые нефтепродукты поставляются Белоруссией за границу с взиманием пошлины и зачислением ее в белорусский бюджет», — говорит эксперт.
По его словам, на 2017−2018 годы Минск и Москва согласовали индикативный баланс поставок нефти в объеме 24 млн тонн в год, из которых 18 млн идут на белорусские НПЗ, а 6 млн — «перетаможиваются», с зачислением пошлин от этого объема в бюджет Белоруссии. Вместе с тем, в случае реэкспорта ввезенных из России нефтепродуктов пошлины также получает белорусский бюджет, тогда как российский их недосчитается. По экспертным оценкам, такая практика принесла республике 550−600 млн долларов за минувший год.
Но в последнее время субсидирование со стороны России сокращается из-за особенностей экспортной пошлины и в связи с реализацией налогового маневра в российской нефтяной отрасли, начатого еще в 2015 году, напоминает аналитик. Данная программа предполагает увеличение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и обнуление нефтяных экспортных пошлин, что ведет к увеличению входящей стоимости российской нефти для Белоруссии, которая получает нефть без уплаты пошлин в бюджет РФ.
«Если Россия полностью заменит нефтяные экспортные пошлины налогом на добычу полезных ископаемых, то цена нефти для Беларуси максимально приблизится к рыночной», — поясняет Попов.
Вместе с тем ущерб России от промедления с нефтяным налоговым маневром оценивается Минфином РФ в сумме 1 трлн российских рублей, из которых 140 млрд (около 2,4 млрд долларов) российский бюджет потерял в последние годы из-за поставок в Беларусь, говорил ранее в интервью газете «Ведомости» директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина РФ Алексей Сазанов.
«Кстати, там же в Минфине России считают, что поддерживать коллег по союзу надо, но используя «явные, счетные формы поддержки — займы, кредиты, покупку финансовых активов». Очевидно, что лишение «союзнических» преференций диссонирует с «духом» создания ЕАЭС. Поэтому политические власти Беларуси приложат максимум политического лавирования, чтобы максимально продлить «статус-кво» российско-белорусского энергетического сотрудничества», — прогнозирует Попов. Разменная карта
С тем, что перепродажа российских нефтепродуктов другим государствам — не лучший способ братской поддержки, согласен шеф-аналитик ГК TeleTrade Пётр Пушкарёв. Фактическая дотация более дешёвого топлива для внутренних нужд Беларуси — это правильно, отмечает он. И дело не только в дружеских связях.
«Поддерживая экономику соседей, мы поддерживаем неявно и все те наши российские предприятия, которые что-то в Беларусь экспортируют, поддерживаем в потенциале любые вообще совместные проекты, начинания. В Беларуси при дотируемых нефтепродуктах не будет расти себестоимость производства, а значит, будут крепкими и более платежеспособными предприятия и граждане, они скорее смогут поддержать спросом и нашу российскую продукцию», — рассуждает эксперт.
Но это не значит, что Россия должна поощрять прямой реэкспорт, когда продукт российского происхождения продаётся в дальнее зарубежье, а основную выгоду от этого получает не Россия, добавляет эксперт. По его словам, эту ситуацию можно и необходимо менять, так что вопрос Минэнерго ставит правильно. Другое дело, что тут могут быть и другие решения, кроме как перекрыть и запретить.
Например, можно попытаться задействовать экономические связи Белоруссии, чтобы получать совместную выгоду в условиях санкционных ограничений против России. Можно «обменять» сохранение условий реэкспорта, близких к прежним, на преференции в иных совместных контрактах с братским соседом. То есть, Россия может получить полезные для себя уступки в других вопросах в обмен на уступки на энергетическом поле, полагает аналитик. Россия, в свою очередь, должна прислушаться к сетованиям белорусских фермеров.
«Неправильно, когда для них закрывают или ограничивают, часто искусственно, наш рынок под надуманными предлогами про несоответствие продуктов якобы экологическим нормам — все знают, что продукты эти часто качественнее наших», — отмечает Пушкарев.
Он также допускает, что не зря идёт речь о возможных ограничениях именно с четвертого квартала, а не прямо сейчас: таким образом российское правительство, скорее всего, оставляет почву для того, чтобы поторговаться с белорусскими коллегами, попытаться снять взаимные экономические озабоченности в комплексе. И поставки нефтепродуктов могут служить одним из инструментов воздействия.
Комментарии39
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео