Эксперты: эффекта от санкций США против РФ почти нет, но их вновь ужесточат 

ВАШИНГТОН, 26 октября. /Корр. ТАСС /. Санкции США в отношении России практически не дают желаемого эффекта, однако Вашингтон вскоре вновь ужесточит эти ограничительные меры. Такое мнение выражают авторитетные неправительственные американские эксперты.
Направление удара
По их словам, плохих новостей здесь следует ждать на двух основных направлениях. Во-первых, ориентировочно в конце ноября правительство США обязано, выполняя требования национального законодательства, ввести новый пакет санкций в отношении России в связи с так называемым делом Скрипалей. Выступая в среду на пресс-конференции в рамках визита в Баку, помощник президента США по национальной безопасности заявил, что вашингтонская администрация все еще изучает вопрос о том, какие именно шаги ей следует сделать.
Болтон подчеркнул, что «никаких решений» на этот счет пока не принято, он отказался строить догадки относительно возможных сроков применения второй волны таких рестрикций.
Во-вторых, ряд новых законопроектов, предусматривающих ужесточение санкций в отношении России, подготовлен в . Наиболее жесткими являются два таких документа, известные по своим аббревиатурам: DETER (Defending Elections against Trolls from Enemy Regimes Act — «Закон о защите выборов от троллей, представляющих враждебные режимы») и DASKAA (Defending American Security from Kremlin Agression Act — «Закон о защите американской безопасности от агрессии Кремля»).
Однако согласия по ним между законодателями нет. Застопорилось продвижение этих законопроектов также из-за промежуточных выборов в Конгресс, которые предстоят 6 ноября. Закулисную работу, направленную на фактический размыв поддержки таких законотворческих инициатив на Капитолийском холме, ведет и Белый дом.
Нерадужные перспективы
Невзирая на все это, американские политологи ожидают ужесточения санкций в отношении России.
"Вопрос заключается не столько в том, сохранят ли республиканцы [по итогам ноябрьского голосования] большинство в Сенате и Палате представителей [Конгресса], сколько в том, как администрация оценит масштаб российского вмешательства в выборы", — убежден управляющий директор консалтинговой компании Kissinger Associates . Он был помощником по России у президента США , а до этого несколько десятков лет работал на ответственных должностях в различных ведомствах правительства США, занимаясь прежде всего проблематикой контроля над вооружениями и разоружения. Грэм имеет ранг посла.
Он напомнил, что США в любом случае должны, следуя своему Закону о контроле над химическим и биологическим оружием и запрете его применения от 1991 года, ввести вторую волну санкций в отношении России.
"Тем не менее, администрация может выработать подход жестче или мягче в зависимости от оценки российского вмешательства. Конгресс, вне всякого сомнения, тоже будет настаивать на одобрении законодательства об усилении карательных мер, если оценка будет заключаться в том, что вмешательство России было существенным. А администрация попытается убедить Конгресс, что ему нет необходимости вырабатывать собственные дополнительные санкции, поскольку исполнительная ветвь власти стремится ограничить масштаб [антироссийского] законодательства, которое рассматривается на Капитолийском холме", — сказал корреспонденту ТАСС бывший советник американского лидера.
"Одним словом, санкции в будущем последуют. То, насколько они окажутся суровыми, выработают ли в Конгрессе новое законодательство, будет зависеть в огромной степени от оценки администрацией степени российского вмешательства в предстоящие промежуточные выборы", — прогнозирует этот специалист.
С такой же определенностью высказалась на эту тему старший научный сотрудник вашингтонского Центра за новую американскую безопасность Рейчел Зимба.
"Я действительно ожидаю, что в будущем году будет принято новое [санкционное] законодательство, хотя это, возможно, будет не первой инициативой [Конгресса следующего созыва]. Степень важности [санкционных законопроектов] в повестке дня [Конгресса] будет зависеть от состава [обеих палат после выборов] и свидетельств вмешательства [в политический процесс], но я все же думаю, что она будет высокой", — заявила корреспонденту ТАСС Зимба, которая еще преподает в Центре по глобальным делам Университета Нью-Йорка, владеет собственной консалтинговой компании Ziemba Insights. Ранее она входила в состав руководства известной западной компании Roubini Global Economics, занимающейся глобальным экономическим и финансовым анализом и созданной американским экономистом Нуриэлем Рубини.
"Да, я верю, что последуют дополнительные санкции", — сообщила в свою очередь ТАСС директор европейской программы вашингтонского Хезер Конли. По ее свидетельству, они будут связаны не только с делом Скрипалей, но и предполагаемым нарушением Москвой санкционного режима в отношении Ирана и КНДР.
Противостояние ветвей власти
Анализируя взаимодействие ветвей власти в Вашингтоне по вопросу об антироссийских рестрикциях, Грэм указал, что «ни одной администрации принципиально не нравится, когда Конгресс на законодательном уровне вводит санкции в отношении той или иной страны по тем или иным причинам».
"Президенты полагают, что они должны играть главную роль в формулировании внешней политики, что их не должны ограничивать введенные Конгрессом санкции. Если администрация приходит к выводу, что применение Конгрессом санкций неизбежно в силу подавляющей поддержки и в Палате представителей, и в Сенате, как было в случае с CAATSA (принятый летом минувшего года закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» — прим. ТАСС), она пытается работать с Конгрессом, чтобы сохранить как можно больше гибкости, зачастую в форме положения закона, позволяющего президенту приостанавливать действие санкций, если он находит их вредящими национальной безопасности Америки. Именно такой является позиция администрации Трампа в отношении законопроектов DETER и DASKAA", — отметил бывший сотрудник Белого дома.
Раскол в администрации
Между тем, Зимба заявила, что «Белый дом не убежден в эффективности санкций». «Это создает противоречие между ним и остальными частями администрации, которые продолжают двигаться в направлении имплементации CAATSA и тому подобного», — сказала эксперт, которая совсем недавно консультировала верхнюю палату Конгресса по вопросам эффективности санкций.
Затронув положение дел с DASKAA и DETER, она заявила, что рассмотрение " [нового антироссийского] санкционного законодательства в определенной степени потеряло в Сенате набранные темпы". «Предпринимаются усилия, направленные на то, чтобы объединить их [эти законопроекты]», — рассказала специалист, занимающаяся главным образом макроэкономическим анализом.
Она подтвердила, что, по имеющейся у нее информации, в проведении через Конгресс новых законопроектов об усилении антироссийских санкций не заинтересован не только Белый дом, но и республиканская верхушка Сената. «Основной причиной этой задержки с рассмотрением [санкционных] законопроектов является отсутствие к ним интереса со стороны как руководства Сената, так и Белого дома», — поведала специалист. По ее оценке, подписанному 12 сентября «исполнительному указу президента о вмешательстве в выборы, несмотря на то что его рамки были довольно ограниченными», удалось отвлечь на себя внимание, уделявшееся «в первую очередь DETER, и спровоцировать еще большие разногласия в Сенате» относительно необходимости подготовки новых антироссийских законопроектов.
Неэффективность курса в прошлом
Другим важным фактором, который, судя по имеющимся признакам, начал все сильнее влиять на ход дебатов в Вашингтоне о целесообразности ужесточения санкционного режима, касающегося России, стало признание неэффективности такого курса в прошлом. На это понимание накладываются предупреждения специалистов в адрес американских законодателей по поводу того, что расширение ограничительных мер в попытке «наказать» Россию и вынудить ее существенно изменить определенные аспекты своей внешней политики, неизбежно ударит и по интересам Запада.
Бывший координатор по санкциям предостерег в сентябре на слушаниях в банковском комитете Сената от применения жестких санкций в отношении и проекта «Северный поток — 2» и крупных банков России, а также ее энергетического сектора. «Использование полных блокирующих санкций в отношении всех крупных государственных банков России, вероятнее всего, вызовет финансовый эффект бумеранга, не отвечающий интересам ни США, ни Запада в целом», — сказал Фрид, занятый с прошлого года в вашингтонском Атлантическом совете.
Он призвал американские власти не подводить под удар возможных новых санкций «текущее производство энергоресурсов» в России или те международные проекты добычи нефти и газа в ней, в которых участие США и Европы может быть быстро заменено Китаем и другими игроками на этом рынке. Неосторожные попытки США использовать рестрикции против энергетической отрасли России способны «привести к панике на рынках, повышению цен» на энергоносители, пояснил ветеран , занимавший в прошлом пост помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии.
С его точки зрения, предложения о расширении санкций в отношении российского топливно-энергетического комплекса, содержащиеся в законопроектах DASKAA и DETER, «вероятно, слишком широки». А рестрикции против участников строительства трубопровода «Северный поток — 2» «рискуют спровоцировать политическую ответную реакцию в Германии», которая играет «ключевую роль в сохранении решительной европейской позиции, предусматривающей применение санкций в отношении России», констатировал отставной дипломат.
На точке излома
По выражению Конли, в случае с Россией американская политика санкций «дошла до точки излома». «Если мои подсчеты верны, США используют с 2011 года 58 отдельных комплектов санкций в отношении России на 8 крупных направлениях. Чего мы добились за эти семь лет? Очень малого», — сказала на тех же слушаниях Конли, которая работала в 2001-2005 годах заместителем помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии.
На ее взгляд, США следует в приоритетном порядке выработать политику, устанавливающую «для России ясную „дорожную карту“ возвращения к нормам международной законности» в обмен на отмену санкций. По мнению Конли, санкционная политика, чтобы быть эффективной, должна иметь ясно намеченные цели, «восприниматься как долгосрочный процесс» и пользоваться «широкой поддержкой
других государств». «А у [санкционной стратегии] США [в отношении России] есть одни элементы успеха, но нет других», — заявила эксперт корреспонденту ТАСС.
С еще более негативными для американской стороны прогнозами потенциального ужесточения рестрикций выступила Зимба. Она однозначно предсказала «серьезные потенциальные последствия для мировой экономики» в случае существенного ужесточения секторальных санкций в отношении России, включая «риски в сфере поставок энергоресурсов, эффект „выплескивания“ на другие финансовые рынки». Возможные ограничения на операции, затрагивающие суверенный долг России, могли бы в конечном счете привести к «более слабой глобальной экономике, большей неопределенности для американского экспорта», считает эксперт. Причем, по ее свидетельству, «основная тяжесть удара» от санкций в отношении суверенного долга могли бы лечь даже не на Россию, а на иностранных инвесторов, в том числе из США.
В целом же, заявила специалист, новые масштабные американские ограничительные меры могли бы быть восприняты «другими, в том числе союзниками США, как непропорциональные». Это привело бы к «снижению готовности третьих стран соблюдать» такие санкции, уверена эксперт.
Позиция бизнеса
Некоторые представители американских предпринимательских кругов, их ассоциации и вашингтонские лоббисты уже бьют тревогу, вызванную стремлением законодателей США радикальным образом расширить рестрикции против России. При этом Грэм полагает, что было бы ошибкой ждать от американского бизнеса активного и тем более публичного противодействия шагам законодательной ветви власти.
"Позиция бизнес-сообщества до определенной степени отражает ту, которую занимает администрация: работать с Конгрессом, чтобы ограничить размах санкционного законодательства, если его одобрение [на Капитолийском холме] будет представляться неизбежным. Предпринимательские круги также будут взаимодействовать с Конгрессом, чтобы гарантировать, что законодатели в полной мере осознают последствия конкретных рестрикций для американского бизнеса и потребителей. Маловероятно, впрочем, что бизнес-сообщество станет напрямую противодействовать выработке санкций — оно совершенно не захочет наживать врагов в лице значительной части Конгресса, вставляя ему палки в колеса по такому резонансному вопросу, как антироссийские санкции. Вместе с тем, как правило, бизнес-сообщество придерживается позиции «чем меньше санкций, тем лучше», — уточнил бывший помощник Буша-младшего.
Схожим образом высказалась на этот счет и Зимба. «Не вижу, чтобы бизнес-сообщество протестовало громко. Выступать с пророссийских позиций — это в наши дни не выигрышная стратегия в американском политическом состязании. Некоторые [американские деловые круги] отстаивают [идею отказа от ужесточения санкций] втихую», — подчеркнула специалист.
Как она считает, в этом контексте «более громко выступают европейцы, но главным приоритетом администрации являются [возможная новая] сделка по Ирану и торговля с Китаем».
Видео дня. Почти половина россиян считает правильным забрать деньги с банковских вкладов