Ещё
США и Китай уничтожают друг друга в торговой войне
Фото: Peter Rogers / Newsmakers / Getty Images
В последние месяцы внимание мировых СМИ, политиков и экспертов-политологов приковано к двум мировым державам, ведущим торговую войну: США и Китаю. Впервые в истории Вашингтон признал, что угрозу для него представляет страна, ВВП которой всего 20 лет назад был почти в 10 раз меньшим, чем у США. Враг пришел с Востока и, в отличие от экономических гигантов — Японии и Южной Кореи, представляет опасность не только для экономики. Китай посягнул на геополитическое могущество США и, возможно, сам того не желая, заставил американцев усомниться в своем исключительном положении на мировой арене. Чем Китай помешал Соединенным Штатам, почему Вашингтон не может простить Поднебесной бурного развития и как живут две страны в состоянии торговой войны — разбиралась «Лента.ру».
«А что я могу сделать с двумя гигантами в одной комнате?» — задавался вопросом , премьер-министр Папуа — Новой Гвинеи, принимавшей в этом году глав государств . 21 экономика стала жертвой разборок двух лидеров в регионе. За столом переговоров схлестнулись председатель КНР  и вице-президент США . Впервые за всю историю организации саммит не был подытожен совместным коммюнике, вместо него принимающая сторона выпустила итоговое заявление.
Итоговую декларацию все-таки приняли — правда, в урезанном варианте. В частности, не удалось договориться о реформах ( угрожал выйти из организации из-за того, что она якобы покровительствует Китаю). По словам Пенса, у Пекина и Вашингтона слишком разные взгляды на многие вопросы: «Начиная с торговли, тарифов, квот, принудительного предоставления технологий, кражи интеллектуальной собственности и заканчивая свободой навигации в море и нарушениями прав человека».
Китай объяснил итоги саммита тем, что США намеренно пытались испортить всем праздник. В  страны предположили, что Вашингтон участвовал в саммите «в ярости». Достижению консенсуса помешали именно заявления американцев, считают в Пекине, а сопротивление других членов АТЭС столкнулось с американской политикой грубой силы и экономического террора.
Перепалка была вполне ожидаемой. США используют любой удобный случай, чтобы выставить Китай жупелом, а Пекин, в свою очередь, старается держать марку и показную, местами даже ироничную невозмутимость.
Вашингтон не упустил возможности даже испортить китайцам вечеринку в честь дня рождения.
«Мы не хотим с вами сотрудничать, нам нужна конкуренция», — так ответственный за Азию а Совете национальной безопасности США Мэтт Поттингер поздравил китайских дипломатов с Днем образования КНР.
Праздничная встреча 1 октября в китайском посольстве в Вашингтоне прошла в уже традиционно напряженной обстановке: стороны перебрасывались довольно рискованными для дружественного приема заявлениями. Поттингер, например, призвал Пекин перестать юлить и начать называть вещи своими именами. При этом он отметил, что конкуренция для американцев — это «не слово из четырех букв», имея в виду, что ничего плохого в нем нет.
В ответ китайский посол в США  сказал, что обе страны стоят перед историческим выбором. Китай, по его словам, уже определился: как и прежде, он избегает конфронтации и конфликтов, выступая за уважение и взаимовыгодное сотрудничество.

Значит, война

Такое поведение обеих стран неудивительно: несколько месяцев назад между ними разразилась первая мировая экономическая война. США обвинили Китай в непрекращающихся кражах технологий, в расширении военного влияния в Азии, вмешательстве во внутриполитические процессы и нарушении прав человека. Припомнили и другие прегрешения.
Richard Drew / AP
Торговая война — ранее не встречавшееся глобальное явление. Когда между двумя странами начинается противостояние, они не берутся за оружие и не сбрасывают друг на друга бомбы, однако для начала торговой войны тоже нужны повод и предлог. 1 марта 2018 года президент США Дональд Трамп в своем Twitter обвинил едва ли не все страны мира в том, что они давно подрывают сталелитейную и алюминиевую промышленность США.
«Мы хотим свободной, справедливой и РАЗУМНОЙ ТОРГОВЛИ», — потребовал лидер.
Под ударом, по его мнению, оказались американские компании и рабочие, а вместе с тем и национальная безопасность. Все это, а также кража интеллектуальной собственности и дефицит торгового баланса привели Трампа к выводу, что виновных нужно наказать. Главный виновный был указан прямо: Китай.
Вскоре перешла от Twitter к более конкретному оружию — тарифам. В июне Соединенные Штаты ввели 25-процентную пошлину на импорт китайских товаров объемом в 50 миллиардов долларов в год. Это должно было стать первым шагом в восстановлении торгового баланса с КНР: цены на импортируемые товары поднимутся и дадут возможность отечественным производителям конкурировать — по крайней мере, так это задумывалось. Однако на любую ввозную пошлину есть другая ввозная пошлина, и надеяться на то, что Пекин промолчит, было бы наивно. И Китай ответил аналогичными тарифами на 659 наименований товаров из США.
Пошлины ударили не только по китайским экспортерам, но и по самим американцам (из-за повышения цен на сталь подорожали и потребительские товары в самих США). Несмотря на это, Белый дом продолжил давление на Пекин. Благо, Китай экспортирует в Соединенные Штаты куда больше, чем импортирует из страны (505 против 130 миллиардов долларов в год).
Однако пошлины оказались не единственным оружием в войне. Китайцы подключили то, в чем они сильны — бюрократию. Американские торговые суда стоят в китайских портах до тех пор, пока содержимое их трюмов не испортится, а затем уходят восвояси. Другой контрмерой может стать то, что американским компаниям усложнят доступ к китайскому рынку с помощью увеличения количества и тщательности проверок, а также задержки выдачи лицензий. Еще одно оружие, которым обладает Китай, но не обладают США в той же мере — пропаганда. Как показали примеры с японскими производителями машин и корейской косметикой, может с легкостью сделать так, чтобы китайцы попросту перестали покупать американские товары.
Ответные меры на ответные меры продолжатся, и, по прогнозам, скорого завершения противостояния не предвидится. Основатель Джек Ма предрек торговой войне продолжительность как минимум 20 лет и предупредил о более масштабных последствиях, чем лидеры могут предполагать. Госсекретарь США Майк Помпео в свою очередь заявил, что США твердо намерены выйти из противостояния победителями. Однако для этого нужно, чтобы сдался Китай, чего тот пока делать не намерен.
Пока точных прогнозов о том, как долго продлится и к чему приведет первая в истории экономическая война, не делает никто. Действительно, учитывая импульсивность американского лидера и нежелание Китая отступать — предвидеть, куда заведет это противостояние, довольно сложно.

Создано в Китае, позаимствовано у США

В декабре 2017 года сотрудники китайского Антимонопольного бюро навестили офис американской в Шанхае. В ходе визита госслужащие потребовали у сотрудников пароли от компьютеров с доступом ко всемирной исследовательской сети, сами компьютеры изъяли вместе с документацией, а работников запугали. Причиной такой проверки, предположительно, стали попытки DuPont добиться от Китая прекратить без спроса пользоваться ее технологиями. В частности речь шла о производстве эластичных текстильных волокон, принесшем компании 400 миллионов долларов в 2017 году. Сотрудники антимонопольного бюро также предъявили DuPont требование прекратить тяжбу с Китаем.
Копирование технологий — хоть и не главный, но на данный момент ключевой повод для раздора между странами. Белый дом исчисляет ущерб американских компаний от действий Китая миллиардами долларов ежегодно. Из-за этого конкурентоспособность фирм падает, а стимулы изобретать что-то новое и вовсе пропадают, жалуются в руководстве страны.
Пекин с такой позицией не согласен и считает, что имеет право получать что-то в обмен на предоставление своего огромного рынка. В выпущенной 26 сентября 2018 года «Белой книге» говорится, что Китай не следует обвинять в краже технологий. По мнению китайцев, обмен технологиями — естественный процесс, особенно в условиях, когда американские компании, такие как , , , и другие, получают доступ к рынку и огромную прибыль как раз за счет того, что передают свои технологии. «Американские компании больше всех выигрывают от технологического взаимодействия», — отмечается в документе.
Всего пять лет назад покупатели во всем мире, в том числе и в России, относились к китайским товарам, главным образом, к технике, — если не с презрением, то с подозрением. Сейчас россиян, желающих купить смартфон Xiaomi, становится все больше. В 2018 году китайский бренд перегнал американский по онлайн продажам и стал первым. В 2017-м продажи «китайского » выросли на 67 процентов по сравнению с предыдущим годом, а смартфоны Xiaomi заняли четвертое место по популярности в мире, уступив iPhone и Samsung и опередив соотечественника Huawei.
Технологический рывок произошел не на пустом месте. В 2015 году китайское правительство объявило о запуске программы «Создано в Китае 2025». Цель плана — дать толчок развитию индустрий от робототехники, аэрокосмической инженерии и новых материалов до энергоэффективных транспортных средств и положить конец догоняющему развитию. Так Китай вскоре должен сократить потребность в импорте и заметить иностранную продукцию отечественной. США не на шутку испугались перспективы китайского мирового технологического господства. Ни утверждения экспертов, ни заявления китайских политиков о том, что производство страны еще далеко от того, чтобы подвинуть американцев, не звучат для них убедительно.
В прошлом, когда КНР еще не стала второй экономикой