Ещё

Газовый ответ Европы: «Северный поток — 2» под ударом 

Евросоюз будет ужесточать газовую директиву, и это больно ударит по газопроводу «Северный поток — 2». Для участников проекта, прежде всего Германии, остается небольшая возможность вывести проект из-под действия обновленных норм, но вряд ли это удастся сделать — Еврокомиссия настроена по отношению к проекту критически. Пожалуй, единственный шанс избежать проблем — максимально затянуть процедуру принятия документа в Совете ЕС.
Совет Евросоюза, Еврокомиссия и Европарламент предварительно одобрили ужесточение газовой директивы ЕС. Новые правила направлены на улучшение функционирования газового рынка ЕС и «укрепление солидарности между государствами-членами», говорится в пресс-релизе Еврокомиссии.
Цель ужесточения газовой директивы в том, чтобы распространить принципы энергетического законодательства ЕС (доступ третьих сторон к транспортным мощностям, тарифное регулирование, разделение собственности и прозрачность) на все газопроводы, идущие в третьи страны и из третьих стран в ЕС.
Комиссар Ариас Каньете заявила, что «сегодня Европа закрывает лазейку в правовой базе ЕС». Она подчеркнула, что новые правила гарантируют, что законы ЕС будут применяться к трубопроводам, поставляющим газ в Европу, и что все, кто заинтересован в продаже газа в Европу, должны уважать европейское энергетическое законодательство.
В официальных сообщениях прямо не указывается проект «Северный поток — 2», но в специальном разделе вопросов и ответов, которые подготовила Еврокомиссия, ему уделено много места. Напомним, что «Газпром» при финансовом участии пяти европейских компаний строит газопровод мощностью 55 млрд кубометров в год. Он пройдет по дну Балтийского моря от России до Германии.
Категорически против проекта выступают Украина, которая лишится $2-3 млрд от транзита российского газа в ЕС, Польша, страны Балтии, а также США, планирующие нарастить поставки своего сжиженного природного газа (СПГ) в Европу. Недавно к ним присоединилась и Франция.
США в ультимативной форме требуют от Берлина отказаться от проекта, считая его политическим оружием Кремля против Киева, и упирая на то, что строительство трубопровода повысит зависимость ЕС от России. А надо вместо этого покупать более дорогой американский СПГ и вкладывать.
Посол США в Германии Ричард Гренелл даже рассылал письма немецким компаниям с угрозами включения их в санкционные списки, если они не откажутся от сотрудничества с «Газпромом» в данном проекте.
Недавно ужесточение директивы поддержала Франция. Президент Франции Эммануэль Макрон даже отказался от поездки в Мюнхен на конференцию по безопасности. Какую роль в изменении позиции Парижа сыграл Вашингтон, неизвестно.
Позже официальные лица сообщили, что Франция и Германия нашли компромисс и что на его основе послы ЕС одобрили ужесточение газовой директивы. По сообщениям информагентств и источников, главным пунктом этого компромисса стала возможность стран-членов ЕС добиваться выведения отдельных проектов из-под действия газовой директивы. Это в основном преподносится как хорошая новость для «Газпрома».
Но на деле все немного не так и значительно хуже. Шансов на то, что новый вариант газовой директивы не затронет «Северный поток — 2», совсем немного.
Еврокомиссия подчеркивает, что «измененная директива по газу будет одинаково применима ко всем существующим и потенциальным будущим трубопроводам». В то же время отступления от новых правил будут делаться только для уже существующих газопроводов. ЕК даже приводит в пример «Северный поток — 1», который работает несколько лет и проложен по дну Балтийского моря из РФ в ФРГ.
При этом «исключения возможны только в рамках строгих процедур, в которых комиссия играет решающую роль», подчеркивается в сообщении Еврокомиссии.
Еврочиновники уверяют, что ужесточение директивы не направлено конкретно против «второго потока», а «касается всех газопроводов в/из третьих стран и не направлено на предотвращение строительства новых газопроводов». Но при этом ни один из других строящихся проектов не попадет под ее действие.
Например, Транс-адриатический газопровод (TAP) вместе с Транс-анатолийским газопроводом являются частью Южного газового коридора (ЮГК), предназначенного для транспортировки азербайджанского газа в Европу. Но ТАР уже выведен из-под действия газовой директивы, и, следовательно, «не будет затронут этим правовым изменением», сообщает ЕК.
Кроме того, подчеркивается, что в случае строительства «Северного потока — 2» «потребуется правовая база, учитывающая ключевые принципы правил энергетического рынка ЕС». Для этого и понадобились изменения в газовую директиву.
Стоит подчеркнуть, что новые проекты могут быть освобождены от требований газовой директивы. Такое право дается статьей 36 этого документа. Для этого необходимо получить специальное разрешение от европейских властей. В случае с «Северным потоком — 2» они отказались его давать.
Еврокомиссия в вопросах-ответах несколько раз говорит о том, что единственным выходом урегулировать проблему «Северного потока — 2» являются межправительственные переговоры и заключение специального соглашения. Но это крайне длительная процедура без гарантированного результата.
При этом ЕК подчеркивает, что после 2020 года «не видит необходимости в новой инфраструктуре масштаба „Северного потока — 2“». С учетом того, что именно в 2020 году и должен заработать газопровод, эту фразу можно трактовать и как то, что ЕК не считает нужными новые газопроводы, и как то, что комиссия не видит необходимости в строительстве и «второго потока».
В то же время Еврокомиссия особо подчеркнула, что «ЕС продолжит поддерживать импорт российского газа транзитом через Украину».
Все это пока уходит на второй план, а основное внимание сосредоточено на интерпретации новаций различными источниками. Если же читать, что пишет ЕК, то шансов избежать газовой директивы у «Северного потока — 2» практически нет.
Главной проблемой для проекта будет требование того, чтобы оператор проекта не был одновременно владельцем мощностей по добыче газа. Сейчас единственным акционером Nord Stream 2 AG выступает «Газпром». Применение газовой директивы означает, что ему придется выходить из капитала компании. Как в этом случае сохранить контроль и обеспечить возврат инвестиций — вопрос открытый. Стоимость проекта оценивается в 9,5 млрд евро, из которых половину обеспечивает «Газпром», половину его европейские партнеры.
Еще одно требование европейского законодательства — резервирование 50% мощности газопровода для сторонних поставщиков. Поскольку труба начинается в РФ и у нее нет ответвлений и коннекторов, то для выполнения этой нормы придется обеспечить доступ к ней каких-то других российских компаний. Возможно, это положение «Газпрому» удастся обойти, раздробив поставки между своими аффилированными структурами.
Если нет, то придется пускать в трубу газ независимых компаний. Но для этого необходимо будет менять законодательство, поскольку «Газпром» утвержден как единственный экспортный канал в части трубопроводного газа.
Таким образом, чтобы избежать всего этого вороха проблем, «Газпрому», да и Германии остается только стараться затягивать принятие нового варианта газовой директивы. Например, канцлер ФРГ Ангела Меркель может не поддержать документ в Совете ЕС.
После предварительного соглашения Совета ЕС, Еврокомиссии и Европарламента по поправкам в директиву ее текст будет подготовлен на всех языках ЕС и должен быть официально одобрен Европейским парламентом и Советом ЕС. После одобрения обоими законодателями в ближайшие месяцы новый закон будет опубликован в Официальном журнале ЕС. Директива должна быть перенесена в национальное законодательство в течение девяти месяцев, сообщает Еврокомиссия.
Впрочем, хорошая новость в том, что строительство «Северного потока — 2» никто не останавливает. Сейчас уложено уже около 600 из 1200 километров. И, вероятнее всего, к концу года газопровод будет построен. Но как он будет работать дальше, пока остается загадкой.
Комментарии247
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео