Ещё

Москва начинает менять свое отношение к Лукашенко 

«Обнаглели до такой степени, что начинают нам выкручивать руки». Такими словами белорусский лидер высказался не о ком-нибудь, а о своем ближайшем союзнике — России. Что сподвигло на столь эмоциональные эскапады? Судя по всему, Москва начинает менять подход к сотрудничеству с руководством Белоруссии по экономическим вопросам.
В ответ на запрет поставок яблок и груш из Белоруссии президент братской республики Александр Лукашенко разразился гневом и угрозами. Эти запреты он расценил как введение Россией санкций против Белоруссии (и при этом перепутал яблоки с огурцами).
«Наш основной торговый партнер (они любят называть себя партнеры) все больше и больше вводит санкций против Беларуси. Сами находятся под санкциями и осуждают это, и я тут их абсолютно поддерживаю. Но в то же время подобным оружием воюют против ближайших своих союзников», — заявил белорусский батька.
«То одно предприятие закрыли, то другое. Потом то ли морковь, то ли салат, то ли уже огурцы не понравились. То ли у них подозрение есть, что мы что-то поставляем не оттуда. И каждый день происходит закрытие наших предприятий. Нам закрывают рынок», — цитирует Лукашенко Белта.
В итоге Лукашенко пригрозил закрыть на ремонт нефтепроводы, по которым идет российская нефть в Европу — с явной целью нанести ущерб российскому бюджету.
«Если нужно поставить на ремонт нефтепроводы и нефтепродуктопроводы, которые идут через Беларусь, ставьте и ремонтируйте. Потому что то добро, которое мы делаем для Российской Федерации, оно нам оборачивается постоянно злом. Там уже обнаглели до такой степени, что начинают нам выкручивать руки», — заявил Лукашенко, обращаясь к белорусскому вице-премьеру Игорю Ляшенко.
«Мы должны принимать соответствующие меры. Ну что мы все время: нас бьют в левую щеку — мы подставляем правую», — потребовал от своего правительства президент Белоруссии.
Белоруссия проектирует ремонт пяти участков нефтепровода «Дружба», рассказал РИА «Новости» первый замгендиректора — главный инженер «Гомельтранснефть Дружба» (оператор белорусского участка трубопровода) Андрей Вериго.
«В этом году нефтепроводу будет 55 лет. Трубы в земле лежат, 80% труб положили еще наши деды. Представьте себе, что металл уже более 50 лет лежит в земле. Естественно, он требует ремонта и обслуживания» — отметил Вериго.
Негодование Белоруссии в какой-то мере понятно. Она смогла неплохо зарабатывать на реэкспорте санкционных товаров из , начиная с креветок и заканчивая яблоками.
«В год это могут быть десятки миллионов евро, за пять лет — сотни», — говорит первый вице-президент «Российского клуба финансовых директоров» и управляющий партнер «2К» .
Однако запрет импорта яблок и груш из страны имеет конкретную причину: Белоруссия нарушает российские законы. Фуры с фруктами едут либо вообще без сертификатов, либо с фальсифицированными сертификатами — это незаконный реэкспорт запрещенных товаров.
Россельхознадзор заявил в четверг, что у него есть все основания полагать, что Минск сертифицирует санкционную продукцию под видом белорусской. По данным службы, плодоовощная продукция поступает из Белоруссии с использованием мошеннических схем в обход фитосанитарных контрольных постов, без документов и маркировки, упакована в одинаковую тару и сходна по видовому и сортовому составу с плодоовощной продукцией, которую производят белорусские предприятия.
Что касается угрозы перекрыть транзит российской нефти за яблоки даже под видом ремонта — то это выглядит чистым блефом, считает ведущий эксперт . Во-первых, решение о необходимости проводить ремонт решает не президент, а компания-оператор трубопровода, причем вместе с российской стороной. Кроме того, по мнению , состояние трубопроводов удовлетворительное.
Во-вторых, никаких проблем с проведением ремонта труб нефтепровода «Дружба» без остановки транзита нет.
«Через Белоруссию проходит все меньше и меньше нефти, потому что сокращаются трубопроводные поставки нефти на запад. Российские компании предпочитают все больше нефти отправлять на восток, так как получают там больше маржи. Большие объемы перекидываются на порты», — рассказывает Юшков.
Да и сама Европа в рамках диверсификации поставок сокращает объемы закупки российской нефти. При этом поставки нефти в Китай выросли почти в полтора раза. Так как белорусские нефтепроводы недозагружены, то можно одновременно ремонтировать одну трубу, пока нефть качается по другим.
«Остановка транзита — радикальный шаг, который приведет больше к проблемам для самой Белоруссии. Для нас это направление транзита остается крупным, но временные проблемы можно решить. Потоки нефти можно перенаправить на другие маршруты. Лукашенко ведь угрожает временной остановкой для ремонта, а ремонт может продлиться максимум месяц, и то это много: за месяц можно обходной нефтепровод проложить», — иронизирует Юшков.
В итоге ремонт закончится, а осадок останется.
Что может потерять Белоруссия в случае обострения яблочно-нефтяного конфликта? Минск заплатит рублем. Во-первых, он лишится денег за транзит российской нефти.
«Во-вторых, Белоруссия рискует потерять 0,5-0,7 млрд долларов, которые получает за так называемую перетаможку 6 млн тонн российской нефти», — говорит Юшков.
Это новая форма субсидирования, придуманная в 2017 года после очередного нефтегазового спора двух стран. Фактически Минск закупает у России из плановых 24 млн тонн только 18 млн, остальные 6 «перетамаживаются». Эти 6 млн тонн российской нефти идут транзитом через Белоруссию по трубопроводу «Дружба», не меняя права собственности. Российские компании продают ее на экспорт и платят экспортные пошлины в российский бюджет. Но, согласно договоренностям, Россия возвращает эти деньги из российского в белорусский бюджет. По мнению Юшкова, Россия может в ответ отменить «перетаможку» с 2020 года — и прекратить дотировать белорусский бюджет таким образом.
В-третьих, Лукашенко может лишиться российской нефти, которая идет по льготной цене прямиком на белорусские НПЗ. Там ее перерабатывают и с хорошей прибылью перепродают Европе в виде нефтепродуктов.
«Если реализуется радикальный сценарий, то Россия скажет: «Действительно, трубы-то старые, прогневают, давайте чинить». И мы со своей стороны тоже начнем трубы ремонтировать. И тогда их НПЗ останутся без нефти и встанут», — говорит Игорь Юшков.
Наконец, новый конфликт не решает главный для Лукашенко вопрос — по поводу компенсаций в рамках налогового маневра, который реализуется в России с 2019 по 2024 годы. Сейчас белорусские НПЗ получают из России нефть беспошлинно. Однако в рамках налогового маневра Россия постепенно обнулит экспортные пошлины (30%). В итоге белорусским НПЗ придется покупать российскую нефть по рыночным ценам. Российские НПЗ окажутся в лучшей ситуации, так как российский бюджет компенсирует им потери. Минск, по сути, хочет, чтобы Россия из своего бюджета компенсировала потери и для белорусских НПЗ.
По оценке белорусского , экономика республики от этого налогового маневра потеряет 10 млрд долларов: 3 млрд — выпадающие доходы бюджета и 6 млрд — ущерб двух белорусских НПЗ. В российском Минфине ранее говорили, что белорусская сторона просит Россию субсидировать их НПЗ в размере 2 млрд долларов в год, но Россия не готова идти на такие траты.
В списке нерешенных вопросов еще два. Лукашенко ранее начал очередную борьбу за снижение цен на российский газ и за повышение тарифов на транзит российской нефти. Ценой газа в 129 долларов за тысячу кубометров Минск недоволен, хотя это самая низкая цена на всем постсоветском пространстве. Ежегодное повышение тарифа на прокачку российской нефти через Белоруссию на 7-8% Лукашенко тоже не устраивает, он требует повысить тариф еще на 23% с 1 мая.
«Раньше после жестких заявлений главы двух союзных государств встречались и решали все проблемы. Сейчас Лукашенко нагнетает обстановку, потом встречается с Путиным (все новогодние каникулы с Путиным просидел в Сочи) — и ничего, никаких уступок. Видимо, Лукашенко уже надо менять тактику переговоров. Потому что тактика «наезд — откат» приводит лишь к негативным результатам для самой Белоруссии», — считает эксперт ФНЭБ.
«Еще недавно Россия была согласна на компенсации в рамках налогового маневра, оставалось только о параметрах договориться. Но потом Лукашенко публично начал говорить, что немцы покупают газ дешевле, чем белорусы. Путин его одернул тем, что у Минска неправильный калькулятор, что цены для Германии на газ на самом деле выше, чем для Белоруссии. Но после этого сразу отмечается охлаждение отношений: жесткую позицию стали занимать и наши министры, и посольство», — заключает собеседник.
Комментарии447
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео