Ещё

Победный звук газовой трубы 

Победный звук газовой трубы
Фото: Профиль
Датское энергетическое агентство в конце октября дало разрешение на прокладку газопровода «Северный поток-2» к юго-востоку от острова Борнхольм в Балтийском море. Этому предшествовали несколько лет проволочек при рассмотрении заявки оператора проекта компании Nord Stream 2 AG. Копенгаген под надуманными предлогами, имевшими очевидную политическую подоплеку, до последнего тянул с ответом.
При этом изначально было понятно, что датчане в конечном счете были обязаны последовать примеру других государств, в чьих водах проходит маршрут нового газопровода. Речь не только о главных заинтересантах — России и Германии, но также о Финляндии и Швеции. Дальнейший саботаж со стороны Копенгагена мог привести к тому, что трубу могли проложить в датских водах без его санкции. Международное морское право такой вариант развития событий при определенных обстоятельствах допускает.
Партнер юридической фирмы «Соколов, Маслов и партнеры» в комментарии «Профилю» напомнила о статье 58 Конвенции по морскому праву, согласно которой в исключительной экономической зоне все государства, как прибрежные, так и не имеющие выхода к морю, пользуются свободой прокладки подводных трубопроводов и иными правомерными видами использования моря, в том числе и эксплуатацией подводных трубопроводов.
«Поскольку при реализации принципа свободы прокладки трубопроводов в исключительной экономической зоне должны учитываться права и обязанности прибрежного государства, они вправе корректировать действия иных государств. Однако принимаемые решения, законы и правила не должны быть несовместимы с Конвенцией ООН», — подчеркнула юрист.
Бой после победы
Любопытный факт — некоторые исследователи считают, что в древнерусских сказаниях Борнхольм фигурирует как остров Буян. Если это предположение верно, то именно здесь обосновался пушкинский князь Гвидон и любопытства ради начал чинить затруднения для купеческих судов, следовавших на восток, в «царство славного Салтана». Ну а в XXI веке остров пытались сделать камнем преткновения для развития сотрудничества России и  в газовой сфере.
Действия Дании, по оценке независимых экспертов, отразятся на сроках реализации энергопроекта. Аналитик по нефтегазовому сектору не исключает, что определенная задержка с завершением строительства возможна, однако она будет минимальной. Несмотря на высокую степень готовности проекта — более 80%, — до конца 2019 года реализовать его полностью не удастся. Впрочем, в первом квартале 2020 года, скорее всего, газопровод будет достроен, предположил собеседник «Профиля».
В свою очередь, замруководителя информационно-аналитического центра «Альпари» напоминает, что немедленно приступить к работам в датских водах в любом случае было бы невозможно. «Дело в том, что в течение примерно месяца с момента выдачи решения оно может быть обжаловано в суде. Оператору проекта придется подождать до конца ноября, прежде чем начать строительные работы», — предупреждает эксперт.
С оценкой в целом согласна директор по исследованиям VYGON Consulting . По ее словам, сама по себе пауза в продолжении строительства «Северного потока-2» из-за рисков апелляции на решение Датского энергетического агентства некритична. «На укладку датского участка потребуется максимум 5 недель, поэтому „Северный поток-2“, скорее всего, будет достроен в последние дни 2019 года. Но с учетом пуско-наладочных работ и времени, необходимого на заполнение трубы газом, к экспортным поставкам топлива можно будет приступить не ранее начала весны будущего года», — заявила Мария Белова.
Проекту угрожают и действия американских властей. По словам Натальи Мильчаковой, в западных СМИ распространяются слухи, что владельцы судов‑трубоукладчиков якобы могут отказаться участвовать в дальнейшем строительстве газопровода, испугавшись потенциальных санкций США. И хотя официального подтверждения этой информации нет, нельзя исключать, что до конца ноября Вашингтон примет какие-либо меры воздействия на партнеров .
«В США признают, что «Северный поток-2» в любом случае будет достроен и введен в эксплуатацию. Свою «миссию» сегодня американцы видят в том, чтобы попытаться санкциями повысить стоимость проекта, то есть любыми способами постараться навредить тем, кто в нем участвует», — отметила Наталья Мильчакова.
Украинский акцент
При любом раскладе решение Дании, безусловно, тревожный звонок для Украины. В Киеве не исключают, что в обозримом будущем основные объемы российского газа могут пойти в Европу по обходным маршрутам. На Балтике это «Северный поток-1» и «Северный поток-2» мощностью 55 млрд кубометров газа в год каждый, на Черном море — две «нитки» «Турецкого потока» мощностью почти 32 млрд кубометров газа в год.
Согласно прогнозу Нацбанка Украины, прямые потери от сокращения транзита российского газа составят 0,6% ВВП в 2020 году и 0,9% ВВП в 2021‑м. По базовому сценарию, поставки голубого топлива через газотранспортную систему страны сократятся с 90 млрд кубометров до 50 млрд кубометров в 2020‑м и до 30 млрд кубометров по итогам 2021 года. При таких объемах резко — с $3 млрд примерно до $1 млрд — снизятся поступления от платы за транзит, что может сделать содержание украинской ГТС нерентабельным.
Напомним, действие контрактов между Россией и Украиной на транзит и поставку природного газа закончится 31 декабря 2019 года. Москва, Киев и  уже несколько месяцев проводят трехсторонние консультации о заключении новых договоренностей, но прогресса достичь пока не удается. В связи с этим сопредседатель киевского Фонда энергетических стратегий опасается за потребителей Молдавии, Приднестровья, Румынии и Греции, которые получают газ через Украину. «Что будет с ними, остается только гадать. Это будет эксперимент, который может окончиться очень печально. Тут возможны различные сценарии», — заявил он.
Остается надеяться, что Москва и Киев под угрозой срыва транзита российского газа в южном направлении в конечном счете прислушаются к аргументам Еврокомиссии и начнут активнее искать компромисс. Впрочем, последние встречи и консультации показали, что такое развитие событий неочевидно, констатировал Дмитрий Марунич.
Украинский транзит «Газпрому» так или иначе будет необходим, тем более что он рассчитывает на рост экспорта топлива в страны ЕС, убежден Андрей Полищук. Отсутствие желания договариваться и заключать контракт сейчас собеседник «Профиля» объясняет заполненными топливом подземными газовыми хранилищами в Европе. «По нашим оценкам, эту зиму „Газпром“ вполне может пройти без транзита топлива через Украину. Помимо запасов в европейских ПГХ есть и возможность частично заместить природный газ сжиженным за счет поставок с „Ямал СПГ“, — уточнил аналитик.
В любом случае на какой-то период, возможно, даже на ближайшие несколько лет Украина останется актуальной для России в качестве одного из крупнейших транзитеров газа в Европу, полагает Дмитрий Марунич. Неуступчивость Киева на трехсторонних переговорах по новым контрактам он объяснил высокой готовностью Украины реализовать план „Б“ на случай прекращения транзита с 1 января 2020 года.
Этот план заключался в том, чтобы, как и европейцы, создать запас топлива на ближайшую зиму — накопить в ПГХ порядка 20–21 млрд кубометров газа, что и было сделано. „Таким образом, для украинских потребителей проблема поставок газа решена как минимум до конца февраля 2020 года. Разве что предстоящая зима будет очень холодной, хотя, по прогнозам, это маловероятно“, — отметил Дмитрий Марунич.
©ROMAN PILIPEY / EPA / Vostock Photo
Будущее украинского транзита, по мнению Марии Беловой, во многом зависит от сроков запуска второй нитки „Турецкого потока“, а также от возможности реверса Трансбалканского газопровода и спроса на российский газ в Европе. По прогнозам, в 2020 году потребность в украинской ГТС составит 64–74 млрд кубометров газа. Далее, в связи с завершением работ на Eugal — наземном продолжении „Северного потока-2“, появится техническая возможность увеличить поставки по новому газопроводу до 27,5 млрд кубометров в год.
Однако, если сохранятся ограничения на загрузку бестранзитных газопроводов, „Газпром“ сможет рассчитывать на прокачку по новому маршруту всего 13–15 млрд кубометров газа. В итоге в 2020 году транзит российского газа на Балтийском направлении составит 50–55 млрд кубометров, что меньше, чем было поставлено в 2018 году по „Северному потоку-1“. Это означает, что объемы прокачки топлива через территорию Украины существенным образом не должны измениться, считает Мария Белова.
Тупик судебной перспективы
Эксперты исходят из того, что „Газпрому“ и его партнерам в ЕС сейчас необходимо сосредоточить усилия не только на трехсторонних переговорах по украинскому транзиту, но и на работе с европейскими законодателями. В 2009 году Евросоюз принял директивы, направленные в числе прочего на ограничение монополии поставщиков газа, — так называемый Третий энергопакет, напоминает Елена Попова. Это сделало возможным принимать решения о снижении мощностей газопроводов.
Реализация проекта „Северный поток-2“ находится в завершающей фазе. Газопровод может быть сдан в эксплуатацию в начале 2020 года (на фото справа: министр энергетики на переговорах в Брюсселе, сентябрь 2019 года)
OLIVIER HOSLET / EPA / Vostock Photo
Практика применения Третьего энергопакета в судебных спорах очень ограниченная, говорит юрист. Общие выводы о толковании документа можно сделать на основании ситуации с газопроводом OPAL, являющимся наземным продолжением „Северного потока-1“. До сентября 2019 года не было жесткого запрета на использование этого трубопровода одним поставщиком. Соответственно, „Газпром“ мог заполнять трубу на 50%, а в исключительных случаях использовать ее на полную мощность. В начале осени суд отменил решение Еврокомиссии, ограничив прокачку топлива для одного поставщика.
Наталья Мильчакова не исключила, что теоретически запрет может быть распространен и на сухопутное продолжение „Северного потока-2“. „Но именно теоретически, так как Еврокомиссия намерена защищать в суде свое предыдущее решение по газопроводу OPAL с целью снятия ограничений“, — отметила она.
С точки зрения юристов судебная перспектива у такой апелляции не самая хорошая. Исходя из толкования Третьего энергопакета европейскими судами, возможность оспорить ограничения оценивается скорее как негативная, признает Елена Попова. Конечно, результат судебного разбирательства в конечном итоге будет зависеть от множества факторов. Среди них — реальная загруженность газопровода, наличие альтернативных поставщиков и, конечно, различные финансовые и политические аспекты. Таким образом, „Газпром“ и его европейских партнеров после преодоления датского барьера ждет борьба с законодательством ЕС в энергетической сфере, победа в которой неочевидна.
Видео дня. Банки анонсировали снижение ставок по кредитам
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео