Ещё

Ekspres (Сербия): «Турецкий поток» и болгарская составляющая 

Ekspres (Сербия): «Турецкий поток» и болгарская составляющая
Фото: ИноСМИ
«Вы долго ждали. Начинайте», — сказал 24 ноября 2013 года в Шайкаше президент Сербии , давая старт работам на строительстве газопровода «Южный поток». Две первые огромные трубы, обернутые во флаги России и Сербии, сварили друг с другом. Так все началось.
Через год Россия закрыла этот проект, объяснив это тем, что  отказался поддержать данный газопровод, по которому газ из России должен был поступать через Болгарию и Сербию в Центральную Европу.
Прошло еще семь лет, и вот с меньшей помпой, чем тогда, уже почти завершились работы на строительстве отрезка протяженностью 403 километра. Это будет одна из веток нового газопровода — «Турецкого потока». В земле уже проложены 50 тысяч тонн сваренных труб.
Почва на месте только что завершенного отрезка «Турецкого потока» через Сербию еще не улеглась, а из секретариата Энергетического сообщества уже поступают претензии. Этот орган предъявляет претензии не в первый и, вероятно, не в последний раз, ведь данный проект с самого начала там всячески критиковали. Правда, рекомендации Энергетического сообщества Белград исполнять не обязан, хотя Сербия и является членом этой организации.
Есть проблемы и в Болгарии, через которую ветка «Турецкого потока» проходит в Сербию. Строители отстают от графика, и возникли несколько формальных юридических проблем…
Семь лет назад первые две трубы в Шайкаше сваривали торжественно при всеобщем ликовании, но сегодня ситуация очень изменилась. Никто уже не торжествует и не ликует. Правда, с другой стороны, крепнет уверенность, что на этот раз проблем не возникнет. А это означает, что если все пойдет по плану, то до конца года у Сербии появится еще одна трасса, снабжающая ее российским газом, — через Турцию и Болгарию.
Одним из тех, кто, по его собственному признанию, с пессимизмом относился к строительству «Турецкого потока», был государственный секретарь Министерства горной добычи и энергетики Стевица Деджански. Сегодня он убежден, что работы успешно завершатся.
«Сейчас, как мне кажется, иной вариант невозможен. Болгары делают все, как нужно. Задержки были вызваны некоторыми проблемами юридического характера с несколькими фирмами. Никакой трагедии, как раньше, в этом нет. Они чуть опаздывают, но, насколько мне известно, у нас никаких проблем с этим проектом не возникает», — заявил Деджански «Экспрессу» и отметил, что «такого же давления, как в случае „Южного потока“, не ощущается».
А давления нет потому, как он сказал, что «сейчас все сделано намного умнее, и все законы соблюдены как нами, так и болгарами».
Те, кто работает над проектом, старались сделать все так же, как в случае «Северного потока», чтобы не осталось юридических возможностей ему помешать. И насколько мы видим, проблем действительно нет, кроме спорадического давления, не имеющего под собой юридической основы. «Мы закончили нашу часть, и болгарская сторона тоже работает очень активно. С небольшим опозданием, но работы ведутся», — сказал Деджански.
Комментируя претензии, которые поступают из секретариата Энергетического сообщества, Деджански отметил, что они связаны, в первую очередь, с тем, кто возглавляет секретариат, ведь у этого человека всегда найдутся какие-нибудь аргументы против. Речь идет о Януше Копаче, который занимает этот пост с 2012 года.
«Но то, что они говорят, не соответствует действительности. Мы все сделали по правилам. С юридической точки зрения, у них нет возможности что-то предпринять», — заявил Деджански.
На этот раз у секретариата Энергетического сообщества, как было объявлено на его сайте, появились претензии к «проекту решения сербского регулятора о сертификации „Гастранса“, который построил „Турецкий поток — 2“. Секретариат сообщает, что „Гастранс“ незаконно освободили от положений о разделении, которые прописаны в директиве о газе. Поэтому данный проект не поощряет конкуренцию, как то требуется, а только мешает ей».
Кроме того, «„Гастранс" не выполняет условия о разделении согласно Третьему энергопакету, который подготовило Энергетическое агентство. Поэтому Агентство энергетики Сербии должно принять окончательное решение о сертификации с учетом позиции секретариата».
Как пишут белградские СМИ, Агентство энергетики Сербии уже приняло свое решение, но секретариат Энергетического сообщества возмущен тем, что оно соответствует не европейскому, а сербскому законодательству.
Деджански отметил, что сначала очень пессимистично относился к строительству «Турецкого потока», прежде всего, из-за болгарской стороны и опыта с провалившимся «Южным потоком». Но сегодня он уверен, что этот проект движется в правильном направлении и в конце года газ потечет по только что проложенным трубам.
«Проблем, которые помешали бы пустить газ, просто не существует. Конечно, никогда не говори никогда, но учитывая, что строительство «Северного потока — 2» тоже продолжается, несмотря на все давление, и что достигнуто соглашение между Россией и Украиной о дальнейшем транзите российского газа через эту страну, наш газопровод тоже имеет все шансы быть завершенным», —сказал собеседник «Экспресса».
Свою позицию он объясняет так: на самом деле российский договор с Украиной напрямую не влияет на строительство «Турецкого потока». Но понятно, что политическое давление на Россию привело к достижению договоренности на высоком уровне, а договор между Москвой и Киевом разблокировал и некоторые другие проекты.
«У меня нет тому доказательств, но так мне кажется. Так или иначе, хорошо, что мы получаем поставки с нескольких направлений. Конечно, в обоих случаях это российский газ, так как другого газа сейчас нет, но все-таки хорошо, что направлений несколько. Если проблемы возникнут с одной стороны, то останется еще другая. Если что, мы обрадовались бы возможности получать газ и с других направлений (с месторождений в Румынии или Азербайджане). Возможно, цены стали бы выгоднее, и появилась бы конкуренция. Нам это не помешает. Главное, что газ к нам поступает не по одной единственной трассе», — заявил Деджански.
Оптимистично настроен и Войислав Вулетич, председатель Газовой ассоциации Сербии. Он полагает, что проект лишь «немного запаздывает», но «давление Европы и России на Болгарию сильнее, чем американское».
Тем не менее чуть более месяца назад, после одного заявления российского президента , стало понятно, что давление США тоже не безобидно. Через год после того, как были высказаны предположения, каким будет конец 2019 года, постигнет ли «Турецкий поток» в Сербии судьба «Южного потока» или он войдет в Сербию где-нибудь под Димитровградом, Болгария по-прежнему тормозит процесс.
«Она намеренно затягивает строительство газопровода на своей территории», — заявил тогда Путин в Сочи сербским журналистам. Но при этом он пообещал, что у Сербии будет достаточно газа. Путин добавил, что Россия может найти альтернативный путь в обход Болгарии. «Мы подождем и посмотрим, как будет развиваться этот проект. Если болгары его не хотят, мы найдем другой способ», — сказал Путин.
Еще год назад было понятно, что собственно маршрут газопровода на Балканах не столь важен, сколько важно разрешение Болгарии проложить «Турецкий поток» по ее территории к Сербии. Шесть лет назад США и Болгария вместе добивались срыва «Южного потока», и в декабре Путин лишь подтвердил, что на Софию по-прежнему оказывается давление.
Болгарский премьер-министр Бойко Борисов отрицает, что реализация проекта намеренно затягивается, так как его страна строит в среднем пять километров газопровода в день. Он объяснил, что София начала строительство поздно из-за обязательных процедур, и надеется, что проект удастся завершить к концу следующего года.
Воислав Вулетич, однако, подчеркивает, что самое сильное давление оказывается внутри Болгарии, и оно в пользу строительства «Турецкого потока».
«Отказавшись от «„Южного потока", Борисов нанес огромный ущерб в первую очередь самой Болгарии, и народ восстал против него. На этот раз у болгар, вероятно, уже не будет возможности выбирать. Поводом для оптимизма может послужить уже то, что у Болгарии остался один вариант — пропустить газ по своей территории, как бы американцы ни выкручивали ей руки», — заявил Воислав Вулетич «Экспрессу».
Если Болгария откажется, у нее останется один единственный маршрут газового снабжения — через Украину, но это не самый стабильный путь, а кроме того, количество газа, поставляемого по этой трассе, с каждым годом будет уменьшаться.
«Без «Турецкого потока» над Болгарией нависнет опасность, что однажды она останется без газа», — сказал Вулетич.
Видео дня. Цена нефти Brent превысила $40 впервые с марта
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео