США попали в зависимость от Росатома 

Соединенные Штаты могут значительно ограничить импорт урана из России. Соответствующий законопроект, призывающий снизить поставки российского сырья, по крайней мере, до 2040 года внесли в американский Конгресс сенаторы и Мартин Хайнрик.
Республиканец Баррассо, представляющий штат Вайоминг, где сосредоточены крупнейшие запасы урановой руды в Америке, считает, что дешевое российское ядерное топливо «подрывает» производство этого ресурса в США. К тому же, Россия якобы использует уран в качестве «геополитического оружия», что представляет угрозу как энергетической, так и национальной безопасности США.
Поэтому проект нового закона предусматривает планомерное снижение объемов квот на поставки низкообогащенного урана из России с 595,7 т в 2021 году до 267,7 т к 2040 году. Что, по мнению американского сенатора, даст возможность «возродить и укрепить производство урана в Америке».
Примечательно, что о возрождении урановой добычи американские законодатели задумались в год, когда российская атомная промышленность отмечает свой 75-летний юбилей.
Но, само по себе, предложение по ограничительным мерам — не новое.
Аналогичные планы ранее озвучивало Министерство энергетики США. Там тоже по соображениям национальной безопасности собирались ограничить (или даже вообще запретить) импорт российского урана. Кроме того, американский закон об усилении санкций против России — так называемый «Акт по защите американской безопасности от агрессии Кремля от 2018 года», он также включает пункт об ограничении поставок НОУ из нашей страны.
Но смогут ли Соединенные Штаты обойтись без таких поставок, учитывая, что значительная часть урана, который потребляют американские АЭС, сделана как раз из российского сырья.
Этот вопрос «СП» адресовала президенту Фонда научных исследований «Основание», эксперту в области ядерной энергетике Алексею Анпилогову:
— В свое время была такая российско-американская (очень критиковавшаяся в России) программа ВОУ-НОУ. Она предполагала преобразование высокообогащенного российского урана военного назначения в низкообогащенный уран, пригодный для изготовления топлива для АЭС. Действие этой программы закончилось 7 лет назад. Но поставки высокообогащенного урана в Штаты продолжаются.
Дело в том, что наших станций просто не хватает на то, чтобы утилизировать все запасы советского высокообогащённого урана. Поэтому американский рынок с сотней энергоблоков был достаточно привлекательным.
«СП»: — И в чем эта привлекательность?
— Природный уран, как известно, сам по себе не горит в ядерных блоках. Сегодня только Канада имеет у себя блоки, которые могут жечь природный уран — они называются «реакторы CANDU». А в США все реакторы работают на этом низкообогащенном уране.
Это не следует путать с технологическим обогащением руды. То есть, когда уже руда обогащена, получен, так называемый, желтый кек (урановый концентрат в виде порошка). Его-то и превращают в гексафторид урана, который затем обогащают на газовых центрифугах, разделяя изотопы.
«Обогащением» это только называется, но практически это разделение изотопов на уран-235 и уран-238.
Скажем так, добыча в Вайоминге, это добыча не того урана, который можно сразу же использовать в американских атомных энергоблоках. Это добыча сырья.
И тут есть одна тонкость. За последние тридцать лет в США практически в ноль была развалена собственная добыча урана. Они сейчас из собственного урана меньше 10% потребляют. Остальное все заводят из других стран — из РФ, Казахстана, Канады, Австралии.
Но дело все в том, что везде там протянулись «щупальца» .
«СП»: — Поясните.
— Есть такая международная компания Uranium One (по-русски, Уран-1), в которой Росатом выступает соучредителем и имеет контрольный пакет.
Например, казахстанский уран поставляет, в том числе, и компания Uranium One, которая как бы официально продает казахстанский уран, но фактически это уран с территории Казахстана, произведенный российской компанией.
«СП»: — Почему они не могут продавать напрямую?
— Дело все в этом обогащении в газовых центрифугах. У СССР был очень большой задел по центрифугам, этот задел унаследован полностью РФ.
Урановое сырье сейчас добывают много где, даже на Украине. Но все газовые центрифуги расположены на российской территории. Они и производились здесь, и заводы здесь ставились, и по центрифугам Россия удерживает порядка 30-40% всего рынка.
У нас мощностей даже больше, чем нужно миру, скажем так, на данный момент. А у США нет своих мощностей по обогащению урана. Те, которые на национальной территории стоят, это мощности европейских компаний. Собственных центрифуг у них нет.
То есть, они могут отказаться от российского урана. И заменить его, скажем, австралийским — оставляем за кадром, что, скорей всего, половина из этого австралийского урана будет произведено Uranium One — российской компанией, действующей в рудниках Австралии. Но дальше возникает вопрос, как обогатить его до реакторного обогащения. Это может сделать только Россия.
«СП»: — Почему бы им самим не построить необходимые для этого центрифуги?
— Во-первых, очень быстро их не сделать. Кроме того, развернуть добычу урана на какой-нибудь очередной шахте (или карьере) сложно. Та же самая Канада очень медленно вводит мощности по добыче — урана там много, но расположен он очень глубоко.
Поэтому есть еще один фактор — цена сырья.
Почему Uranium One и  хорошо продают казахстанский уран? Потому что Россия располагает технологией подземного выщелачивания урана. Это когда внутрь уранового пласта вводится кислота, и потом это все выкачивается насосами. Ненужно ничего рыть экскаваторами, делать шахты…
Урановые рудники — это глупость. В том же самом Казахстане никаких урановых рудников сейчас нет, а стоят в степи аккуратненькие скважины. И сами выкачивают вот этот кислотный состав из пласта, который содержит в себе уже нужный нам уран.
То есть, у России на каждом этапе есть свое преимущество, которое США не может создать по мановению руки. И там, где она применяет свои технологии, сразу сильно снижается себестоимость. Себестоимость очень важна для урана. Одно дело его в боеголовках использовать — тут, как говорится, «за ценой не постоим». А другое дело — в энергоблоки. АЭС требует дешевой, стабильной электроэнергии. И вот эта цена определяется технологией. У нас эта технология есть.
Американцев, конечно, беспокоит, что их собственная атомная отрасль уже какое десятилетие фактически лежит в руинах. Но без России они никак не справятся. Именно поэтому предлагают такое растянутое во времени снижение объемов квот.
«СП»: — Это как-то заденет интересы Росатома?
— Если Россию будут сейчас пытаться вытеснить с рынка, она, я думаю, просто изменит схемы поставок на американский рынок. Да, вероятно, происхождение урана будут отслеживать, будут выступать с грозными заявлениями… Но Росатом создаст какие-нибудь совместные предприятия с теми же самыми австралийцами или канадцами. Эти страны, с одной стороны, конечно, заинтересованы в очень емком американском рынке. С другой стороны, без России они уран на этот рынок по соответствующей себестоимости поставить не смогут.
Есть еще вариант: допустим, США пойдут на двукратное увеличение себестоимости урана. Но это уже ударит по сектору энергетики. Можно, конечно, сказать, что российский уран «мы брать не будем, не будем брать даже из третьих стран», но это будет означать для американской энергетики рост тарифов. Чего избиратели, в том самом штате Вайоминг, уже не простят.
Комментарии 259
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео