Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

"Полундра" наводила ужас на фашистов

Великая Отечественная война по-разному оценивается историками разных стран и ориентаций. Теми, кто стойко придерживается правды, которую отстаивали в ходе нее победители, и теми, кто то и дело норовят эту правду тем или иным образом фактически в угоду проигравшим фальсифицировать. Но в чем едины и те и другие, что война была в основном сухопутной, а стало быть, ее исход решался на полях сражений.

"Полундра" наводила ужас на фашистов
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

То, что основные события происходили на земле спорить трудно, но вот исход их определялся отнюдь не только на суше. Книга Светланы Самченко «Великий Отечественный Флот», вышедшая недавно в серии «Страницы Великой Победы» в издательстве «Директ-Медиа», во многом восстанавливает справедливость по отношению к доблестным советским морякам. Мы рискнем сделать еще один шаг и попробуем доказать, что победа во многом ковалась на море и побережье.

Видео дня

Конвои Победы

Историки много спорят и о роли и объемах помощи, которую оказали Советскому Союзу его западные союзники. Да, относительно того экономического чуда, который удалось осуществить с почти мгновенной эвакуацией полстраны на восток американо-британский ленд-лиз кажется весьма скромным, иногда чуть ли не каплей в море. Но в начале войны, когда были потеряны целые корпуса и армии вместе со всей техникой, каждая такая капля была на вес золота.

Провод транспортов с военной техникой и продовольствием был сложнейшей стратегической задачей. Обе стороны понимали, что "всего лишь американские танки" где-то могут остановить врага, а где-то и помочь его разгромить, поэтому дрались отчаянно. По степени упорства эти морские и военно-воздушные бои соизмеримы с рукопашными схватками в Сталинграде. Все понимали, что от успеха или неудачи зависит многое, если не все...

Поэтому конвои несли такие тяжелые потери. О судьбе PQ-17 знают во всем мире. Но удары с воздуха и на море гитлеровцы наносили и по другим караванам. Это была настоящая гонка со смертью, но ни советское, ни союзное командование не останавливали это в высшей степени рискованное мероприятие. Были только паузы, но не более того.

Советские моряки и их коллеги из стран союзников покрыли себя неувядаемой славой и вписали свои имена в летопись победы.

Береговая оборона

Московская и Сталинградская битвы справедливо считаются решающими, предопределившими разгром фашизма. Но обеим предшествовали схватки на морском побережье, которые в свою очередь во многом предопределили победу Красной армии под Москвой и в Сталинграде. Это легендарные обороны Ленинграда и Севастополя, которые во многом держались на героизме и ратном подвиге на море и на суше, соответственно, Балтийского и Черного флотов.

Можно долго спорить, в какой степени ошиблись стратеги Вермахта, задавшие своим войскам сразу три задачи в 1941 году - взять не только Москву, но и Ленинград и Севастополь. Главное, что в первый год они не смогли достичь ни одну эту цель. А во второй в ходе упорных боев под городом на Неве и в ходе штурма Севастополя потеряли уйму времени и сил, которых, возможно, потом им и не хватило.

Спорить об ошибках противника можно долго, но о беспримерном героизме защитников главных баз флотов спорить невозможно. Важнейшую лепту в эту летопись воинской славы внесли моряки-балтийцы и черноморцы. Они и прикрывали огнем сухопутные войска, и сами на берегу отчаянно дрались с врагом. И в Ораниенбауме, и в фортах Севастополя наводили ужас с криком "Полундра!" бойцы в бескозырках и черных бушлатах.

В Севастополе боевые корабли были единственным, наряду с авиацией, связующим звеном и способом эвакуации, спасшим, увы, не всех. В летний период дорогу жизни по Ладоге поддерживала соответствующая флотилия.

А если бы моряки дрогнули и не выстояли или были смяты в случае Севастополя намного ранее, чем в действительности, то, вероятно, не устояли бы и Москва со Сталинградом.

Фашисты в 1941 году не могли в полном объеме задействовать силы под Москвой, а в 1942 году войска Э. фон Манштейна были настолько потрепаны при штурме "города русских моряков", что под Сталинградом появились, когда мышеловка за армиями Паулюса и Гота уже захлопнулась. А под Ленинградом, куда они должны были быть переброшены, не появились вовсе.

Тайны на морском дне

Важность флота в конце войны не уменьшилась, а напротив, возросла. И дело не только в том, что венчали битву против нацизма не только штурм Берлина, но и взятие приморского Кенигсберга. Самое главное, нельзя было дать возможности нацистским преступникам уйти от ответственности, в том числе морским путем, ну и по возможности не дать им вывезти таким образом награбленное.

Получилось относительно успешно. Многие гитлеровские суда и транспорта из того же Кенигсберга были пущены на дно. Судя по всему, морским путем избежать возмездия если и удалось, то далеко не многим военным преступникам. Большинство погибло в ходе Берлинской операции Красной армии, остальные были выявлены в рядах военнопленных опять-таки вдали от побережья. Если кто и смог сбежать, то далеко не факт, что с помощью подводной лодки, хотя именно такие легенды годы и десятилетия спустя победы стали очень популярны.

То, что такая опасность существовала, показывает активность советских субмарин. Их цель, вероятно, была не только потопить какое-то конкретное вражеское судно, но и оказать психологическое воздействие на главарей Третьего рейха. В том числе и у самой знаменитой атаки - удара подлодки С-13 под командованием по транспортному, а ранее круизному лайнеру «Карл Густлофф».

Проблема в том, что некоторое время он поработал госпитальным судном. Но в момент гибели решал задачи, далекие от сугубо гуманитарных. Он спасал курсантов военно-морских училищ, которые в случае продолжения войны могли принести немало неприятностей советским ВМФ. Вполне можно было подозревать и попытку вывезти на его борту кого-то под из тех, кто должен был предстать в дальнейшем перед Международным трибуналом.

Именно поэтому Александра Маринеско никто внутри страны, ни западные союзники вовне не осуждали. А вот Гитлер истерически назвал его своим личным врагом. Ну еще бы, прославленный капитан недвусмысленно показал, что воды Балтики не место для дискуссий с нацистами. Для этого гораздо лучше подходит Нюрнбергский трибунал.

Но в целом задачу предотвращения масштабной эвакуации нацистов морем, думается, была решена. Но при этом удачные атаки советских подлодок могли невольно унести с собой немало вывозимых гитлеровцами ценностей. Сейчас все больше говорят, что и знаменитая Янтарная комната из Царского села под Ленинградом оказалась в итоге на дне морском, а не в каких-то тайных штольнях, как считали ранее.

Но ответ на эту и многие другие загадки последних решающих боев на Балтике и в целом в Великой Отечественной мы получим еще нескоро. Но наверняка рано или поздно получим.