Россия «мстит» за углеродный налог запретом на продукцию из вторсырья 

В случае введения в России запрета на ввоз материалов и продукции из вторсырья могут возникнуть риски нарушения ноции (ВТО), говорится в странном письме замминистра экономиова в правительство, в котором он же и работает. На оперативный запрос о дополнительных пояснениях по документу пресс-служтия не смогла отреагировать. Экономисты полагают, что в действиях нашего ведомства просматривается скрытый протекционизм, правда, под очень благовидным предлогом, который будет мешать доступу наших товаров на рынюза.
К слову, к материалам из вторсырья обычно относят лом металлов, стеклобой, макулатуру, тару из стекла и полимеров — пластиковые бутылки и упаковку.
Торосов в своём письме (его цитирует «РосБизнесКонсалтинг») отмечает, что вследствие ввода запрета на импорт материалов из вторсырья может произойти дискриминация иностранных товаров в рамках ВТО, членом которой Россия стала в 2012 году.
Для того чтобы такой дискриминации не случилось, запрет на импорт иностранных товаров должен сопровождаться одновременным запретом на оборот на территории Российской Федерации товаров отечественного происхождения, произведённых из отходов и вторичного сырья, отмечает Торосов.
Кроме того, замминистра экономики говорит о необходимости научно обосновать важность подобного запрета и невозможность достичь поставленных целей иными способами. Чиновник предложил своим начальникам «сконцентрироваться на мерах по стимулированию российских производителей вторсырья, товаров и материалов из него».
Стоит напомнить, что по итогам сентябрьского совещания курирующая эколиктория Аборучила Минприроды, Мития и Минпромторгу проработать вопрос о запрете использования этой категории в рамках создания стимулов для повышения уровня использования отходов и вторичного сырья при производстве товаров.
Конечно, смысл запрета в целом понятен: он призван стимулировать отечественное производство. Но риски нарушения норм Всемирной торговой организации действительно существуют, отмечает директор центра исследований меи РФ Александр Кнобель. Ведь основные принципы ВТО состоят в предоставлении недискриминационного доступа на рынок одновременно и отечественным, и зарубежным поставщикам. И запрет в таком случае должен быть для всех, замечает эксперт.
Односторонний шаг может привести к нарушению правил ВТО с возможными негативными последствиями для нас: при рассмотрении споров мы можем получить решение не в пользу России.
Между тем доцент кафедры международного бизнеса и таможенного дела РЭУ имени Г. В. Плеханова Марина Милонова предполагает, что скрытым рычагом в принятии такого решенияя российского правительства на состоявшееся года заседание Еврокомиссии, которая рассмотрела возможность введения углеродного налога в ЕС.
Сама идея о международном углеродном налоге в Евросоюзе возникла в рамках «Новой зелёной повестки» (New Green Deal) 2019 года — комплекса законов и постановлений, целью которых является сокращение выбросов углерода на 50–55% (по сравнению с уровнями 1990-го) к 2030 году и к полному запрету выбросов к 2050-му.
Евросоюз всерьёз намерен ввести трансграничный налог на товары с высоким углеродным следом (для импортируемых «грязных» товаров, при производстве которых происходят большие выбросы углекислого газа в атмосферу). Параметры и сроки введения нового сбора ещё обсуждаются, но аналитики уже отметили, что особенно ощутимой мера станет для российских экспортёров, потому что почти половина нашего экспорта приходится на Европу.
{{expert-quote-8636}}
Author: Марина Милонова [доцент кафедры международного бизнеса и таможенного дела. Плеханова]
По оценкам академии наук, финансовые потери отечественных экспортёров будут составлять миллиарды евро. Эту цифру пока невозможно подсчитать в полном объёме, но речь идёт об очень значительных недополученных доходах. Таким образом, углеродный налог может резко увеличить конкурентоспособность товаров из европейских стран по отношению к другим государствам, включая и Россию. По сути, это такой скрытый протекционизм, правда, под очень благовидным предлогом, который будет мешать доступу наших товаров на рынок Европейского союза.
И, разумеется, такие шаги весьма полезны для нашей домашней экономики, ведь надо решать, как поддержать наиболее уязвимые предприятия и отрасли в случае, если такие решения вступят в силу: поддержать и внутри страны, и в том числе мерами внешнего реагирования, поэтому Россия и готова вводить «новые правила» и ответные меры.
В тоже время, замечает советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры» Владимир Таланов, с точки зрения международного права, такие полные или частичные запреты на импорт — «крайне уязвимый механизм».
{{expert-quote-8638}}
Author: Владимир Таланов [советник Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры»]
Статья XI Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) прямо запрещает использование квот на импорт, а полный запрет импорта считается ВТО квотой «с нулевым показателем». Недопустимость таких запретов импорта сформулирована в ГАТТ достаточно прямолинейно, и для введения любых подобных запретов России придётся искать в соглашении нормы-исключения, которые позволят нарушить требования статьи XI. Такие нормы действительно есть, и это не только статья XX ГАТТ, которую упоминает Минэкономразвития, но сфера их применения крайне ограничена.
Помимо недопустимости произвольной дискриминации иностранных поставщиков, соответствующие правила устанавливают ещё целый ряд очень существенных требований, продолжает аналитик. В частности, если речь идёт о торговых ограничениях, вводимых для охраны жизни и здоровья человека, животных и растений, то также необходимо доказать, что отсутствуют какие-либо менее ограничивающие торговлю меры, которые могли бы использоваться для достижения тех же целей. Если речь идёт о мерах, связанных с сохранением исчерпаемых природных ресурсов, то они должны обязательно применяться вместе с ограничениями на отечественное производство и потребление, подчёркивает Таланов.
Вообще в последнее время всё чаще можно услышать о том, что система ВТО теряет актуальность, в том числе из-за блокировки со стороны США функционирования апелляционной инстанции Органа по разрешению споров ВТО. Формально, если торговый спор будет проигран в первой инстанции, недовольная решением сторона может потребовать его пересмотра в апелляции, решение не вступит в силу, а апелляция не сможет оценить вынесенное решение, так как с декабря 2019 года в апелляционном органе отсутствует достаточное количество членов-судей. Недобросовестные члены ВТО таким образом могут избегать исполнения решений и предусмотренных в ВТО контрмер, — объясняет специалист по международному праву.
Для примера: так уже поступили по некоторым спорам США, ЕС и Саудовская Аравия. Более 20 членов ВТО, включая ЕС и Китай, в 2020 году согласились применять многосторонний временный механизм обжалования решений в международном арбитраже, но Россия пока к нему не присоединилась. Так, гипотетически, если возникнет торговый спор из-за запрета на импорт вторсырья, Россия сможет также обжаловать неблагоприятное решение в апелляции и «заблокировать» его исполнение на какое-то время, сохранив запрет.
Однако правила поведения в международных отношениях не сводятся только к стремлению избежать наказания за нарушение или «обойти систему». Системно нарушать правила ВТО не в интересах России, потому что они защищают и российские товары на иностранных рынках.
Ранее сообщалось, что РФ наращивает импорт вторсырья из-за рубежа именно потому, что в стране нет надёжного источника. Заводы предъявляют высокие требования к составу и чистоте продукции. Отечественные источники не могут удовлетворить эти требования в достаточном объёме.
Бытовые отходы в России исчисляются сотнями миллионов тонн в год, отмечает доцент экономического факультета ГАУГН и ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН Иван Неволин. Вторсырьё, в том числе от упаковки, — макулатура, пластик, металл, стекло — составляет 30–40%, или около 100 млн тонн. Импортируется несколько сотен тысяч тонн — меньше процента от того, что доступно в России.
{{expert-quote-8640}}
Author: Иван Неволин [доцент экономического факультета ГАУГН и ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН]
От одного запрета на импорт лучше собирать и сортировать внутри страны не станут. Тут можно привести примеры, когда административные меры работают лишь частично.
Первый — санкции на продовольствие, которые стимулируют производство внутри страны. Если внимательно разбирать этот вопрос, окажется, что ограничительные меры играют положительную роль, но их вклад оказывается гораздо меньше, чем курсовая разница. Второй — утилизация химикатов (стойких органических загрязнителей). Эксперты (эта тема звучала на конференции по химической безопасности по итогам соответствующей Федеральной целевой программы) в этой области говорят о том, что сегодня отравляющие вещества практически лежат на земле, проникают в грунтовые воды, и через несколько десятилетий возникнет вопрос — что пить?
Формально это захоронение считается утилизацией, и высокие технологии переработки, которые существуют в стране и созданы в академии наук, в том числе при поддержке ФЦП, неконкурентоспособны по критерию цены: уничтожать/ разлагать на безвредные компоненты дороже, чем просто хранить на складе (уже на земле). Каждый конкурс на утилизацию заканчивается победой того, кто предложит услуги захоронения, какой бы субъект за это ни брался. Идея благая — сберечь бюджетные средства, но результат — отравленные воды, — сетует эксперт ГАУГН.
Регулирование, по его словам, «лишь с одной позиции показывает, что меры могут иметь весьма ограниченное воздействие, если вообще имеют». Желание запретить импорт понятно. Можно было бы говорить об экспериментах в отдельных субъектах РФ, но тогда повышаются издержки контроля за перемещением импортного вторсырья внутри страны. Но даже в случае ограничения на импорт возникает вопрос, как классифицировать ввоз той или иной продукции. Уголовные дела о вывозе ценных изделий под видом металлолома показывают, что этот вопрос поставлен уже давно.
То, что Минэкономразвития своим предупреждением предоставляет довод не вводить импорт, — хороший знак. Но меры поддержки, которые указаны в качестве альтернативы, имеют ограниченный характер. Так, снижение экологического сбора за товар в упаковке из вторсырья имеет ограниченный потенциал. При переработке в гранулы многие свойства пластика теряются, и вторсырьё приходится добавлять в новое сырьё в объёме нескольких процентов от массы, чтобы получить продукт нужного качества. Соответственно, вновь синтезированного пластика в такой упаковке окажется больше переработанного более чем на порядок, — резюмировал Иван Неволин.
Видео дня. Доля золота в резервах России превысила объем долларов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео