Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

АрхитЕбург "Уралинформбюро" с Полиной Ивановой

АрхитЕбург "Уралинформбюро" с Полиной Ивановой
Фото: УралинформбюроУралинформбюро

Екатеринбург во всем мире известен как "заповедник конструктивизма": на его территории расположено несколько сотен зданий, построенных в традициях раннесоветского авангарда. Многим из них скоро "стукнет" 100 лет - возраст для капитальных строений, мягко говоря, критический. Существуют ли способы продлить их жизненный цикл, не разоряя при этом госказну и инвесторов?

Видео дня

Если судить по прожектам, презентуемым на разных дискуссионных площадках - таких способов "вагон и маленькая тележка". Так, на форуме "100+ TechnoBuild" группа екатеринбурсгких бизнесменов предложила приспособить здание гостиницы "Исеть" под коворкинг для начинающих бизнесменов, совмещенный с рестораном, выставочным комплексом и апарт-отелем, а во дворе даже построить вертолетную площадку.

Архитектор , один из лидеров екатеринбургской арх-группы "Podelniki", уверена: не нужно придумывать для конструктивистских ОКН никаких искусственных функций, потому что все нужные функции в них заложены при проектировании. Главное — найти для этих зданий ответственных пользователей.

Кстати, недавно арх-группа выиграла солидный грант на создание проекта реставрации уралмашевской Белой башни. Своими соображениями, как вдохнуть вторую жизнь в екатеринбургские шедевры конструктивизма, архитектор поделилась с .

Фото: страница Полины Ивановой в Facebook.

- Полина, для начала: почему именно Белая башня? Что в ней такого особенного? Какие работы уже проведены, и как вы планируете обновлять этот памятник "с грантом на руках"?

- Не то, что мы выбирали объект, скорее, объект выбрал нас. Восемь лет назад у нас уже была общественная организация. Но мы не занимались конкретным объектом, мы в целом исследовали памятники и говорили о том, как их сохранять. К этому моменту предыдущий пользователь Белой башни от нее отказался, и мы решили взять ее в пользование и на практике продемонстрировать свои идеи.

Башня построена в 1931 году, это одно из первых железобетонных сооружений в городе. Она имеет выразительную, выдающуюся, яркую архитектуру, благодаря этому и сегодня остается "символом места". Все иностранные исследователи и архитекторы, приезжая в Екатеринбург, обязательно хотят на нее посмотреть. Поэтому важно, чтобы Башня была в хорошем состоянии.

Фото: страница Полины Ивановой в Facebook.

Когда мы пришли на объект, там были руины без окон и дверей, все завалено мусором, а самое печальное — никакой информации по этому памятнику. Даже в своде ОКН Свердловской области чертеж Башни был сделан некорректно. Поэтому мы сначала изучили ее историю, нашли подлинные чертежи, провели несколько субботников с волонтерами по очистке территории, а заодно обследовали несущие конструкции, установили, что Башня в относительно нормальном техническом состоянии, после чего законсервировали ее.

Сейчас Белая башня стабилизирована, но ее надо вернуть к жизни, провести реставрацию. Там сегодня стоят временные окна и двери, никак не связанные с изначальным проектом, нет воды, отопления и канализации, а нам бы хотелось, чтоб она работала круглогодично. Также было бы здорово при восстановлении сохранить оригинальную штукатурку и, возможно, граффити на стенах — это тоже своего рода "след времени".

Поэтому средства полученного гранта мы направим на большой проект реставрации — туда войдет подробное исследование всех конструкций, не только несущих. На подготовку документации, включая все согласования с госорганами, планируем потратить около двух лет. Надеемся, что к юбилею города у нас на руках будет уже готовый проект с четкой сметой.

- Белая башня — лишь один из 140 (если не ошибаюсь) объектов конструктивистского стиля сохранившихся в столице Урала. А эти здания, как известно, "возрастные". Что, на ваш взгляд, необходимо сделать для продления их "жизненного цикла", кроме капремонта и реставрации? Что там разумнее всего размещать: жилье, гостиницы, музеи, бизнес-инкубаторы, деловые центры, офисы общественных организаций?

- В период 1920-1940 годов в Свердловске было построено около 500 различных зданий, из которых 115 сегодня имеют юридический статус объектов культурного наследия. Там и конструктивизм, и сталинский ампир. Ряд конструктивистских объектов вообще не имеют охранного статуса, как здание профкомбината на Нагорной - шикарный конструктивистский объект в составе комплекса соцгорода Верх-Исетского завода, который этой зимой снесли.

Но именно возраст таких зданий - то, что делает их привлекательными и интересными, капитал, которым нужно правильно распорядиться. Многие авангардные памятники сейчас успешно эксплуатируются, причем по своему первоначальному назначению. И мне кажется, что одним из принципов работы с ними может стать правило "ничего не трогать": если здание работает, и в нем есть жизнь, не надо ничего придумывать. Придумывание такому зданию новых функций — на мой взгляд, дорога в никуда.

Например, в до сих пор находятся почтовые сервисы, и не нужен там никакой коворкинг. Фабрика-кухня, где сейчас работает предприятие "Смак", тоже функционирует по своему первоначальному назначению. Здание УНИХИМа до сих пор площадка для контор, бани на Уралмаше и сегодня используются как бани. "Исеть" и "Большой Урал" изначально задумывались как гостиницы. Почему органы, управляющие памятниками, выселили арендаторов из зданий и позволяют им уже много лет стоять пустыми - это огромный вопрос к ним.

Другой вопрос, что чем больше пространство объекта, тем сложнее за него взяться. Это не маленькая купеческая усадьба, которую можно приспособить под ресторан. Если мы придумаем в гостинице "Исеть" коворкинг, это еще не значит, что он там приживется.

- Но мелкие инвесторы проекты такого масштабного приспособления не потянут, а крупным бизнесмена они неинтересны. Есть идея, как привлечь "крупняков"?

Здание старого ДК "УЗТМ" на бульваре Культуры.

"Дом Коли Елизарвоа" на Уралмаше.

- На самом деле инвесторы пристальнейшим образом смотрят в сторону этих объектов, но при этом совершенно не понимают, что эти объекты из себя представляют, не представляют, с какими ограничениями столкнутся, сколько денег им придется потратить. Сейчас все, кто работает с ОКН, в один голос говорят, что это - лотерея: сначала ты берешь памятник, и только потом тебе выкатывают какие-то охранные обязательства, а затем ты узнаешь, что у тебя на участке нет воды и канализации.

У нас сегодня сведения о памятниках архитектуры хранятся в разных местах: охранные обязательства в органах охраны, кадастровые документы в ведении , сети в ведении сетевых компаний. И общей картины из-за этого нет.

Чтобы привлечь инвесторов, нужно в первую очередь заниматься инвестиционными паспортами. И государство — может быть, та сама Корпорация развития Среднего Урала, которая проводила воркшоп на форуме "100+ TechnoBuild" - могло бы заняться сбором всех этих сведений. Чтобы инвестор видел, что он покупает, берет в аренду не кота в мешке, а конкретный объект с конкретными ограничениями.

Гостиница "Исеть"

Как пример приведу две больших конструктивистских гостиницы - "Исеть" и "Большой Урал". Туда не смогут заехать крутые отели, потому что если будут соблюдены все охранные обязательства, которые выставляются сейчас, то ни о каких "пяти звездах" не сможет идти и речи. Чтобы привлечь инвесторов к этим зданиям, нужно сесть со специалистами гостиничного бизнеса и конкретно обсудить, какие уступки им могут помочь. Но при этом чтобы не получилось в итоге, что от памятника при реставрации остались одни фасады.

При этом нужно помнить, что любой инвестор хочет, вложив деньги в приспособление исторического объекта, со временем свои затраты "отбить" и приумножить доходы. Поэтому мне кажется, к конструктивистским объектам нужно привлекать не абстрактных инвесторов с мешком денег, а ответственных пользователей, которые хотят находиться именно в этом здании, и ищут не только прибыль, но и способы, как вернуть здание к жизни, готовы за счет своего бизнеса покрывать издержки на его содержание.

Беседовал Евгений СУСОРОВ