Эстония: агрессивный милитаризм на фоне вопиющей бедности 

Эстония: агрессивный милитаризм на фоне вопиющей бедности
Фото: ИА Regnum
Выживание на грани провала
Ральф Мянд поясняет, что выживать его семье давно помогали ссуды, возвращать которые удавалось в срок. Несмотря на угрозу финансовой кабалы, 11 лет назад было решено купить дом в сельской местности. Последнее для отца семейства принципиально: хотя и говорят, что в тесноте, да не в обиде, но близость к природе и свобода для развития — ценность для подрастающих чад. Детей в семье — восемь! Младшему — четыре года, старшему — 19 лет, он учится на автомеханика, но по выходным приезжает домой, помогать по хозяйству и обустройству жилья. Качество приобретённого дома заведомо желало лучшего. Но уже не один год вся семья обустраивает дом, снова и снова влезая в долги, однако чётко погашая их по краткосрочным ссудам.
Надо отдать должное управе волости Канепи, которая не может оказать семье материальной помощи, но обещает выделить пятикомнатную квартиру городского типа. Дети ездят на учёбу на школьном автобусе, но двое вынуждены посещать другую школу, и возить их туда некому. Тогда купили на скромный кредит микроавтобус, естественно, подержанный. И через несколько месяцев сломался мотор. На помощь пришла лютеранская община — позволила временно пользоваться своим автобусом, с условием, что за топливо будет платить Ральф Мянд.
Разумеется, это не отменило платежи по другим ссудам. «В один момент не оставалось ничего другого, как обратиться в компанию быстрых кредитов Bondora», — рассказал Мянд. Сумма — всего 250 евро, необходимые для погашения месячных платежей по другим ссудам. Но случилась беда — отца семейства увезли в больницу с инфарктом. Только выписался, как жена Кристи осталась дома из-за коронавируса, а позже, после инсульта тёщи, она стала ухаживать за ней. Бюджет семьи затрещал.
Осудили за спиной должника
Журналист Мати Мяэритс, описавший эту историю, отметил, что о решении суда описать недвижимость Ральф Мянд узнал от судебного исполнителя. Самого его в суд даже не пригласили — повестки он не получал.
Супруга Ральфа поясняет позицию компании Bondora: «Они не были согласны ждать, даже до тех пор, пока не поступит пособие на ребёнка. Делом занялся судебный исполнитель».
Сам Ральф постоянно общался с ним, предлагая график отсроченного платежа (по 50 евро в месяц).
«К концу года мы бы рассчитались с другими потребительскими ссудами и продолжили бы погашать основной кредит. Увы, Bondora хотела все 250 евро и сразу. И судебный исполнитель наложил арест на всё имущество, покусился даже на часть моей пенсии по инвалидности. Но мы, как и обещали, платим по 50 евро в месяц. Мы не привыкли быть хроническими должниками. Я не увиливаю, как бывает с бездумно залезающими в долги». Ральф Мянд
Наказание за многодетность?
Однако вовсе не случившееся заставило Мянда обратиться в СМИ. Его поражает отношение государства к оказанию помощи многодетным семьям, всем добросовестным работягам, которые трудятся в поте лица и исправно расплачиваются с кредитами, но не по своей вине попадают в беду.
Начать с того, что жилищное пособие Ральфу Мянду не выплачивают только потому, что другие пособия — на детей, включены в доход, из-за чего он незначительно, но превышает установленный минимум, с которого разрешается назначать жилищное пособие. Другими словами, многодетную семью наказывают за то, что она многодетная. И это при том, что политики не перестают беспокоиться о демографической ситуации в стране.
Что же касается компенсаций на случай тяжкого недуга, то при зарплате в 620 евро переболевшему компенсируют лишь половину этой суммы. И ещё — обычно больничные компенсации выплачиваются только со второго дня болезни, установленной медиками. Но если, как при коронавирусе, в сумму компенсации входил бы и первый день болезни, это отца семейства Ральфа Мянда не выручило бы. На эти деньги не прожить, считает он. Его семью спасают домашние заготовки. И вывод: приходится выбирать — либо лечиться, либо переболеть на ногах. Такая проблема обнаружила особую остроту сейчас, когда подхватившие коронавирус люди ради сохранения заработка приходят на работу и заражают окружающих.
Ральф Мянд убеждён: «Пришло время принять закон, согласно которому в случае непредвиденных обстоятельств (болезнь, несчастный случай и т. д.) у человека ни при каких обстоятельствах не отнимали бы жильё». Как это уже делается в Финляндии.
В плену мифа об угрозе России
По мнению известного в стране экономиста, доктора экономических наук Владимира Вайнгорта, несмотря на то, что Эстония считается относительно благополучной страной (особенно на фоне бывших союзных республик СССР), в ней, как и на Западе, в обществе стали обнаруживать себя (и вовсе не только из-за пандемии) тектонические структурные сдвиги. Они неизбежно приведут к кардинальным преобразованиям в мировой экономике и, соответственно, к изменениям функционирования общества. И, что безрадостно, Эстония при этом объективно дрейфует в сторону стран, в которых неумолимо растёт доля бедных людей.
Только несколько фактов. По данным государственного Департамента статистики, 232 тысячи человек в Эстонии, то есть каждый шестой, живут в бедности, а каждый одиннадцатый — в нищете. Это касается и четверти детей, живущих в абсолютной и относительной бедности, которые недоедают или даже голодают.
Но эстонские законодатели озабочены иным, например, тем, что, вопреки мнению основной массы населения, пропихивают в парламенте западную указивку, разрешающую заводить детей в однополых браках.
Но главное для руководства страны — обороноспособность. Обосновывается это мифической российской угрозой. О ней постоянно публично заявляют эстонские министры иностранных дел Урмас Рейнсалу и обороны . Оба — члены русофобской ультранационалистической партии Isamaa («Отечество»). И это при том, что передовые воинские подразделения , считающей Россию своим врагом, находятся, как вермахт под Ленинградом в 1941 году, уже в сотне километров от Санкт-Петербурга! Не зря люди сомневаются: для защиты ли Эстонии или её нападения на Россию под началом НАТО так усердно власти пекутся о гособороне?
Элита: оборона — наше всё!
Иллюстрацией фанатичного желания тратить бюджетные средства на оборону стала перепалка министров (финансов — Мартина Хельме и обороны — Юри Луйка) правящей правительственной коалиции по поводу расходов на оборону в госбюджете 2021 года. Первый из них сделал воспринятое как скандальное, но вполне логичное заявление о необходимости уменьшить все бюджетные расходы. В том числе на оборону — 50 миллионов евро. Во-первых, на дворе кризис, усиленный эпидемией коронавируса. Во-вторых, ежегодно ЭР недоиспользует 30−60 миллионов евро.
«Это не преступление против гособороны, а рациональный подход». Мартин Хельме
Что тут началось! Второй министр (обороны) Юри Луйк публично осудил коллегу, в истеричной форме заявив, что бюджет его ведомства не могут обсуждать и составлять финансисты — это прерогатива военных. Его однопартиец, руководитель парламентской комиссии по государственной обороне Андрес Метсоя в интервью «Актуальной камере» ЭТВ заявил с пафосом: «Снижение расходов на гособорону опасно, так как мы выстраиваем государственную оборону с нуля и у нас есть договоренности с союзниками, как вести работу в нашем регионе».
Создадим оборону в кредит
И тут депутат Рийгикогу, подполковник в отставке Лео Куннас утверждает, что у другой ультранационалистической партии EKRE, в которой состоят как он сам, так и Мартин Хельме, нет плана сокращения расходов на оборону. Наоборот, нехватку средств компенсирует кредит в 300 миллионов евро для развития ПВО и береговой обороны.
«Если у правительства будет такое решение, то гособорона получит прибавку в 250 миллионов евро с учётом ужимания бюджетного финансирования на 50 миллионов евро. Доля от ВВП резко вырастет». Лео Куннас
Министр финансов Мартин Хельме тут же и провозгласил, что именно так правительство и поступит, тем более премьер-министр Юри Ратас поспешил после критики со стороны оппозиции заверить в этом как её, так и Запад.
«Как страна, расположенная на границе НАТО и  с Россией, мы не можем идти на уступки в сфере безопасности». Юри Ратас
После этого точку в ожесточённых публичных спорах поставил министр обороны Эстонии Юри Луйк, который торжествующе заявил, что «расходы на оборону увеличатся в 2021 году до 645,4 миллиона евро, это 2,29% от госбюджета». Он явно вдохновился заявлением бывшего командующего Силами обороны Эстонии, ныне европарламентария .
«В нынешней ситуации с безопасностью Эстонии надо серьезно подумать об увеличении оборонного бюджета выше 2% ВВП, например, до 3%». Рихо Террас
Роль «акульей» обслуги
Что и требовалось доказать! Действительно, какое дело Рихо Террасу, политикам и партиям Эстонии, пресыщенной элите до бедности и бедных, тем более до простого эстонца Ральфа Мянда и его многодетной семьи?
Впечатление такое, что гособорона становится в силу комплексов национальной неполноценности самоцелью, а параллельное безразличное отношение к социальным проблемам, в том числе к демографии (семья Ральфа Мянда — многодетная,) подводит к гротескной мысли: зачем государству такая оборона, когда защищать от супостата в будущем, возможно, будет уже некого, за исключением самой политэлиты. Впрочем, скорее всего, в критический момент та сбежит с родины, как это уже было в 1944 году…
Точить зубки или нейтралитет
О том, что проблема не так умозрительна, как может показаться, говорит реальная бедность. Серьёзность вопроса подтверждают и статистика, и, пусть редкие и робкие, но редкие высказывания политиков, в основном местного уровня, то есть тех, которые реально сталкиваются с этим.
Евростат установил в 2019 году, что эстонские пенсионеры, получающие пенсию по старости, оказались самыми бедными в Евросоюзе. По риску бедности люди в возрасте старше 65 лет составляли в Эстонии 51,3%, а в Евросоюзе в среднем — 15%. При этом вне зависимости от уровня ВВП и стажа пребывания в Евросоюзе в восточноевропейских странах этот показатель кратно лучше, чем в Эстонии: в Словакии — 6,4% Венгрии — 9,7%, в Чехии — 14,6%.
На этот счёт гласом вопиющего в пустыне стало заявление крупного правоведа и историка, старейшины столичной части города Пыхья-Таллин, центриста Пеэтера Ярвелайда: «Относительная бедность пожилых людей является большой структурной проблемой нашего общества, она стала результатом политического выбора последнего десятилетия… Прискорбно, что наши пожилые люди оказались на самой низкой позиции в Европейском союзе».
С начала года в Эстонии кратно выросло число покончивших с жизнью детей и подростков. При этом в условиях бедности внушительного числа жителей страны, да той же истории с многодетной семьёй Ральфа Мянда, правительство и парламент соревнуются в милитаризме.
Видео дня. Доля золота в резервах России превысила объем долларов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео