Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Как трудно быть олигархом Потаниным, или о том, как репутация может не соответствовать правде жизни

Скандал вокруг расследования экологической катастрофы на топливохранилищах привлек внимание к предпочитающему находиться в тени . Ведь это он, как президент ГМХ, казалось бы, должен публично отстаивать интересы предприятия в этой непростой ситуации. Однако олигарх отмалчивается и выжидает. Если оглянуться назад, то можно понять, что это его стратегия на протяжении последних 30 лет. Нейтральная позиция, отмежевание от любого скандала и тайные джокеры в рукаве позволили ему сохранять влияние и богатеть, несмотря на все повороты истории. Ретроспективный взгляд из сегодняшнего дня дает понять, что публичная репутация далеко не всегда соответствует истинному облику. Тем более, что по истечении 30 лет должны же появиться осязаемые результаты деятельности. А пока главный осязаемый результат – это отравленный Таймыр. Может ли из представителя «золотой молодёжи» выйти что-то дельное? У , родившегося, как говорят англосаксы, с серебряной ложкой во рту, плюнуть нельзя, чтобы не попасть в какого-нибудь из его элитарных предков: прадедушка - мэр и сенатор, дедушка — вице-президент Национального банка, отец – член совета директоров крупнейших банков США. Но даже в воспаленном мозгу отъявленного ура-патриота не повернётся язык, чтобы обвинить Гейтса в том, что он – продукт мировой закулисы, который стал миллиардером и квазимонополистом на IT-рынке исключительно благодаря всемирному масонскому заговору. В Штатах таких, как Гейтс-амбициозных отпрысков богатых и элитарных родителей - как грязи. Другое дело, что он сам, чутко уловив веяния времени и мировые технологические изменения, с нуля создал , ставшую рыночным лидером. Конечно, связи и деньги родителей ему в этом деле тоже пригодились, но основа его успеха – его личность и характер. Такое определение - self-made из «мажоров» как нельзя лучше подходит к Владимиру Потанину. Выходец из семьи работника системы Министерства внешней торговли СССР, выпускник престижного экономфака суперблатного , основатель холдинга «Интеррос», основной владелец и президент сырьевого гиганта «Норильский никель», благотворитель, попечитель и т.д. и т.п. Ну чем не «Билл Гейтс российского розлива»? Он тоже, как и Гейтс, почувствовал ветер перемен. Правда, в несколько иной плоскости: развал СССР и социалистической экономики требовал свежих подходов к собственности и деньгам. Связи его отца и, как говорят, тестя, также имевшего отношение к внешнеторговой деятельности в советское время (Потанин женился на Наталье Варламовой ещё в студенческие годы) помогли ему и его партнёру запустить «Интеррос» и потом и ОНЭКСИМ Банк на деньги «красных директоров». Но вот тут и наметился интересный поворот. «Красные директора» считали, что держат банк под контролем. Ведь в те времена, существовало понятие «схемы», в которой и компания типа «Интерроса» и основанный банк должны были стать одноразовыми, выполнив предусмотренную функцию. Получилось все с точностью до наоборот. Потанин – вот, он. И где те «красные директора»? Молодой человек обвел вокруг пальца маститых зубров, и они в одночасье стали сидеть просителями в его приемной, а не наоборот. С этого момента в окружении Потанина появилось слово «разводка», а сотрудники олигарха бравировали блатным жаргоном, уезжая не на переговоры, а на «терки» и «стрелки». С тех пор за самим Потаниным в олигархическо-чиновничьем кругу постепенно закрепляется репутация «разводилы». Выгодная дружба с ним в любой момент может стать опасной. Искусство Потанина как человека и предпринимателя, как отмечали его партнёры, коллеги и соратники, заключалось в умении дружить со всеми и нравиться всем. Потанин нашёл «ключики» к сердцу , соратника и зампреда во время приватизации, что и позволило бизнесмену стать своим человеком у либералов. Несколько позже, во время конфликта Потанина с Гусинским и Березовским вокруг «Связьинвеста», некоторые из этих «ключиков» всплыли в виде публичного разоблачения выплат «Интерросом» гонораров Чубайсу, Коху и другим правительственным приватизаторам за ненаписанную книгу о приватизации в России. Поэтому хваткий молодой человек пришёлся ко двору и т.н. младореформаторам в лице Анатолия Чубайса и Ко, благодаря чему в потанинский банк потекли деньги российского и других госструктур, а потом и госсобственность. Апофеозом признания со стороны либералов можно считать тот факт, что именно Потанина они сделали фронтменом залоговых аукционов. Хотя официальная биография бизнесмена утверждает, что именно ему пришла в голову гениальная идея обмена частных денег на госсобственность, однако не стоить забывать, что у Чубайса были мощные оппоненты в правительстве в лице тогдашнего премьера и его первого зама . Они представляли интересы тех самых «красных директоров» и никогда бы не согласились на затею, исходившую от самого Чубайса или кого-нибудь из его адептов. Фигура Потанина, нашедшего общий язык и с теми, и с другими, подходила просто идеально для озвучивания такой деликатной инициативы, родившейся в недрах интеллектуального клуба имени Чубайса, как раздача «бриллиантов» социндустрии доверенным предпринимателям (потом их назвали олигархами). За блестящее выполнение столь ответственного задания Потанин был отблагодарен по-царски. Ему единолично, или с ситуативными партнёрами, досталась львиная доля активов, розданных на залоговых аукционах: «Норильский никель», нефтяная компания «Сиданко», Новороссийское и Северо-Западное морские пароходства, Новолипецкий меткомбинат. Обратите внимание, что из этих бриллиантов в короне отечественного олигарха сохранился только «Норильский никель». Почему? Вернемся позже. В зените свой бизнес-славы Потанин показал все свои «таланты». Заходя на «Норильский никель», он позиционировал себя перед тогдашним менеджментом цивилизованным инвестором, своим в доску человеком, которому можно доверять. Поведшийся на красивые слова «друга» «красных директоров» президент «Норникеля» , управлявший комбинатом с 1988 года, был «вынесен» из предприятия с использованием, в том числе и лоббистских возможностей Потанина в правительстве. Так же, а иногда и жёстче, он поступал с другими руководителями, доставшимися ему в наследство с советских времён вместе с приватизированными активами. Как, например, на ЗИЛе, где он тогда кооперировался с владельцами группы «Микродин» Зелениным и Ефановым. Когда «красные директора» поняли, что «друг Володька» их цинично кинул, было уже поздно – он их сдал «в утиль» и стал полновластным хозяином бывшей общенародной собственности. Кстати, Бог с ними с «красными директорами». А кто помнит фамилии Зеленин и Ефанов? И только «разводила» остался в зените. В знак признательности за поддержку на президентских выборах 1996 года Владимир Потанин получил признание на самом-самом верху «политического Олимпа» и получил пост 1-го заместителя председателя . Фактически это означало, что его назначили «первым среди равных» в кругу российского олигархата. Однако надежды коллег-олигархов на то, что в Белом доме он не будет забывать и интересы тех, с кем он вместе ковал победу Ельцина, не оправдались. За время своего 7-месячного чиновничества Потанин прославился лоббированием интересов исключительно своего «Интерроса», а также сибаритскими замашками, неприятно поражавшими даже других не менее рафинированных бизнесменов: по их воспоминаниям, он брезговал питаться в столовой Белого дома и еду ему доставляли из кухни «Интерроса». Кинув однажды своих первых покровителей в лице «красных директоров», Потанин продолжил такую парадигму и по отношению к своим коллегам по рынку. Вспоминают, что в дефолт 1998 года Потанин не заплатил по обязательствам никому, кто ему не угрожал. Из кризиса, разорившего многих, Потанин вышел только богаче. Яркий пример «разводиловки» – аукцион по «Связьинвесту», когда владелец «Интерроса» нарушил предварительную договорённость с Березовским и Гусинским о том, кому достанется актив, и захапал его себе. Из той же серии его как бы дружба с , который видел в Потанине чуть ли не президента при своём гипотетическом премьерстве, закончилась в одночастье с арестом владельца – Потанин ни слова не сказал в защиту опального бизнесмена. Также он моментально отвернулся от своего многолетнего бизнес-партнёра Михаила Прохорова (даже логотип созданного ими ОНЭКСИМ Банка представлял собой две буквы «П» их фамилий), которого застукали в Куршавеле с дамами «пониженной социальной ответственности». Ну а самый одновременно отвязный и скандальный «кидок» — это, конечно, развод с супругой Натальей, которой он во многом обязан своей карьерой, но которой он показал фигу, а не деньги и собственность при разделе имущества. Кстати в окружении Прохорова не сомневаются, что «куршевельский скандал» - происки бывшего партнера, который «скормил» французской полиции пикантную информацию. Неудивительно, что Владимира Потанина не любят ни выходцы из 90-х, ни бизнесмены второго призыва. Удивительно даже, что такому человеку, который своей бизнес-биографией доказал, что ему нельзя доверять, до сих пор верят акционеры, кредиторы, партнёры «Норильского никеля» и государственные надзорные органы. Впрочем, и здесь Потанин наконец-то «саморазоблачился». Конечно, речь идёт об эпического масштаба разливе топлива из резервуаров принадлежащей «Норникелю» ТЭЦ. Этот экологический «эпик фейл» вскрыл ещё одну характерную особенность Потанина как бизнесмена: выжимать максимум из имеющихся мощностей актива, пусть даже 60-х годов постройки, и по минимуму вкладываться в модернизацию. Тут даже малосведущему в бизнесе человеку понятно, что доходы владельца в таком случае будут значительно больше. Неслучайно, по-видимому, Потанин в своё время избавился от активов, требовавших больших затрат, – будь то «Сиданко» или пароходства. И если даже тот же Ходорковский, при всех его недоставках и противоречиях, смог перестроиться и сделать из ЮКОСа современную технологически продвинутую компанию, которую с удовольствием «проглотили» более влиятельные игроки, то Потанин продолжал и продолжает культивировать бизнес-модель «клеща-паразита», весьма, распространённую в 90-е, но уже почти изжитую в 2000-е годы. И это вышло на поверхность, только сейчас. А ведь до этого эффективные управленцы легко рекрутировались во власть. Выходцы из «Норникеля» и сделали головокружительную карьеру в федеральных органах власти. Отметим, что «успехи» реформ Ольги Голодец стали особенно заметны в момент пандемии, когда по всей России возникла нехватка больничных мест. А ведь все начиналось там, на Севере, когда «социалка» снималась с баланса ГМХ и передавалась городу. Что же позволяет так долго удерживаться владельцу «Норникеля» на вершине бизнес-Олимпа, что он может себе позволить игнорировать даже гневные замечания президента Путина и огрызаться на требования Росприроднадзора по компенсации ущерба природе? Несмотря на то, что с момента «Интерроса» прошло уже 30 лет (компания, кстати, отмечает в этом году юбилей), у Потанина наверняка остались связи от отца и тестя-внешторговцев, близких к разведке. Однако покровительство же может иметь и другое объяснение. Всем хорошо известны расшифровки разговоров очень важных персон, сделанные в своей время службой безопасности фирмой «Атолл». Однако мало кому известно, что где-то глубоко в недрах «Интерроса», как святая святых, хранятся весьма пикантные и взрывоопасные материалы о чиновниках, лица которых продолжают мелькать на телеэкранах. Этот компромат был сделан при разных обстоятельствах, но он позволяет Потанину быть уверенным, что фигуранты этих материалов прикроют его на самом верху. А если «клиент» выходит из-под контроля, их можно опубличить, как это было в случае с сексуальными развлечениями зампреда правительства с Настей Рыбкой на яхте Дерипаски. Даже поверхностный анализ показывает, что деловая стратегия Потанина такова: избавляться от всего, что требует работы и инвестиций. «Норильскому никелю» не повезло. Он оказался «золотым рудником», из которого можно было качать прибыль, ничего не оставляя взамен. Расследование экологической катастрофы выявило, что Норильск до сих пор живет на том, что было создано в доинтерросовские времена. А благотворительность нужна была, чтобы монополизировать власть, подчинить себе силовые структуры и для имиджа. Пиар скрывал от многих факт, что во главе списка «Форбс» стоит не только самый богатый, но и самый далекий от практического бизнеса олигарх, который создал свое состояние банальным «купи-продай», политическими маневрами и циничным отношениям к собственным обязательствам. Владимир Потанин любит рассуждать на отвлеченные темы о величии России или необходимости хорошо учиться, это заставляет думать, что он равнодушен к своему состоянию и прочим мирским соблазнам. Однако любой маскарад заканчивается, и под плащом Диогена оказывается костюм от Бриони. И выясняется, что слова перед телекамерой – это совершенно не те мысли, которыми руководствуется опытный хищник. Конечно, олигарх – это не купюра в 100 евро, чтобы всем нравиться. Но речь идет не о симпатиях и антипатиях, а об ответственности, которая лежит на «капитане бизнеса». И совершенно очевидно, что «капитан», о котором идет речь, собственно, не капитан – а только владелец яхты, которую он приобрел за пол-цены, и который всегда готов расстаться и с ней, и с экипажем.

Как трудно быть олигархом Потаниным, или о том, как репутация может не соответствовать правде жизни
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели