Концессии Среднего Урала — 2021. Как власть и бизнес соображают на двоих 

Концессии Среднего Урала — 2021. Как власть и бизнес соображают на двоих
Фото: РИА "ФедералПресс"
Власть, бизнес, деньги В список проектов концессионных соглашений 2021 года вошли: — гостиница Исеть (требуется реконструкция), — детская поликлиника в Серове (необходимо построить объект) — клинический центр «Охрана здоровья матери и ребенка» (нужен ремонт) — строящаяся трамвайная ветка от Екатеринбурга до Верхней Пышмы — мусорный полигон и центр переработки отходов на юге Екатеринбурга (необходимо построить объект) Оценочная стоимость работ по концессионным соглашениям большинства объектов уже определена. Поликлиника в Серове была оценена чиновниками в 558,8 млн рублей, реконструкция центра «Охрана здоровья матери и ребенка» в 1,4 млрд рублей, а создание нового мусоросортировочного комплекса и полигона на юге Екатеринбурга в 11,7 миллиардов. С гостиницей «Исеть» и трамваем «Екатеринбург — Верхняя Пышма» суммы подсчетов пока неизвестны. Хотя в начале 2020 года заместитель мэра Екатеринбурга говорил, что трамвайная линия может стоить около 800 млн рублей. А реставрация «Исети» еще в 2016 году требовала десятки миллионов рублей инвестиций. Концессионеры, желающие принять участие в предложенных проектах, будут определены на конкурсах в течение 2021 года. При этом строительство детской поликлиники в Серове и капитальный ремонт центра «Охрана здоровья матери и ребенка» уже выносились властями на заключение концессионных соглашений в 2020 году, но тогда чиновники еще не определились с ориентировочной стоимостью работ по проектам. На примере этих учреждений здравоохранения видно, что оформление концессионных соглашений — процесс достаточно медленный. И нет гарантий, что государство заключит договоры с бизнесом по всем объектам в 2021 году. «Сложность оформления таких соглашений состоит в том, они касаются государственной собственности. За нее отвечают региональные или муниципальные власти, которые подстраховываются перед оформлением, например, концессии или другого ГЧП соглашения. Они долго согласовывают условия договора, долго размышляют над финансовым участием в проекте и долго решают на какой срок они могут отдать конкретный объект в частное управление», — пояснила журналисту «ФедералПресс» управляющий партнер «Пионеров ГЧП» Дарья Годунова. По ее словам, договоры подобного рода всегда заключаются на длительный срок, чтобы частный инвестор мог окупить свои вложения в инфраструктуру. При этом государство так или иначе компенсирует частнику некоторую долю понесенных затрат. Случаи, когда бизнес заключает концессию с властями и не получает от них даже минимальной финансовой поддержки, достаточно редки. «Особенно если это касается тарифных концессий ЖКХ, энергетики, твердых бытовых отходов. Инвестор, построивший мусорный полигон, просто не сможет покрыть свои траты с тарифных платежей населения», — подчеркивает эксперт. Однако это не значит, что после создания мусоросортировочного комплекса на юге Екатеринбурга, горожанам стоит ждать увеличения тарифов на вывоз мусора. Бизнес может согласовать такой ход с властями при заключении концессии, но это слишком рискованный ход для самих предпринимателей, уверен старший директор «» . Он согласен с тем, что частные инвесторы не отобьют свои траты на новый полигон при помощи только одних тарифных сборов, но идея их повышения — проигрышная. «Гипотетически это возможно, но в большей части случаев власти обязательства по повышению тарифов просто не выполняют. Это очень непопулярно у населения и много примеров было, когда чиновники в договоре обещали их поднять, но не делали этого по политическим причинам. Тогда частник попадал на деньги. Повышение тарифов — это самая рискованная схема для бизнеса», — утверждает Сиваев. В таких проектах, по его словам, большую часть прибыли предприниматели получают благодаря поддержке государства. В то же время эксперт считает правильной идею создания комплекса по сортировке и хранению отходов путем государственно-частного партнерства, поскольку у регионов нет денег на самостоятельное осуществление таких проектов, а «мусорный вопрос» является одним из самых актуальных в стране. Точно так же людям не стоит опасаться того, что детская поликлиника в Серове и центр «Охрана здоровья матери и ребенка» в Екатеринбурге будут полностью отданы на откуп бизнесу и станут платными, если в 2021 году удастся заключить концессионный договор по этим объектам. Концессионные соглашения в сфере здравоохранения не подразумевают такого способа заработка для частных компаний. «Есть два итоговых варианта структурирования — российский и британский. Во втором случае частник не только строит здание, но действительно потом оказывает в нем медицинские услуги за деньги. В первом же случае бизнес только строит здание, а медицинские услуги осуществляются уже только за счет государства», — говорит Сергей Сиваев. Эксперт отмечает, что даже британский вариант в российских реалиях подразумевает введение платных медицинских услуг, которые не включены в пакет ОМС. И пока такого развития концессионных соглашений в медицинской отрасли в стране еще не было. По британскому пути хотели пойти власти Самарской области, которые заключили концессионный договор на создание центра сердечно-сосудистой хирургии, но позднее чиновники отказались от этой идеи. «Здесь, как и в мусоре, возможная прибыль частного партнера зависит от бюджетных денег», — резюмирует эксперт. Первые реалии Совсем недавно в Свердловской области была заключена первая концессия в сфере здравоохранения. Глава областного и директор Уральского медицинского центра 11 декабря подписали договор о создании диализного центра в Березовском. По нему концессионер обязуется за свой счет реконструировать неиспользуемое помещение в здании местной городской больницы. В то же время аналитики с большой настороженностью отнеслись к планам областного правительства провести трамвайную ветку из Екатеринбурга в Верхнюю Пышму при помощи бизнеса. Они опасаются, что трамвай будет убыточен для областного бюджета. «В транспортной сфере концессионные соглашения заключаются нечасто и вот эта одна ветка — плохой пример такого соглашения. Общественный транспорт создается в схеме, а не как одна ветка или маршрут. Как ее потом интегрировать в городскую систему Пышмы или Екатеринбурга?» — говорит генеральный директор «Национального института конкурентоспособности» . По его мнению, трассировка трамвайных путей между двумя городами была проведена некачественно и из-за этого транспорт будет ехать очень медленно, проигрывая по времени автомобилям. Эксперт считает проект трамвайной ветки «показушным», поскольку подавляющее большинство граждан не будет ей пользоваться и продолжат ездить в Екатеринбург на машинах, из-за чего трамваи почти всегда будут курсировать полупустыми. Сергей Сиваев менее радикален в своих суждениях, но указывает на то, что даже при актуальности маршрута и его популярности предприниматели не смогут компенсировать свои затраты одной лишь платой за проезд. Поэтому частникам придется договариваться с чиновниками и искать другие пути заработка. Хотя в целом ситуация с концессионными соглашениями в Свердловской области обстоит намного лучше, чем в других частях России. «Такие проекты могут осуществляться только с подачи властей и при хорошем отношении с ними. Государственно-частное партнерство в том же Екатеринбурге является образцовым не только для Урала, но и для всей страны», — заявил президент ГК «КОРТРОС» во время недавней пресс-конференции. При правильном подходе концессии и ГЧП одинаково полезны для государства и для бизнеса. Предприниматели могут с их помощью заработать, а власти получить по итогам сделки здоровый актив, который генерирует прибыль в бюджет. Фото: ФедералПресс / , , Евгений Поторочин, Юлия Иванцова
Видео дня. «Семейную ипотеку» предложили распространить на строительство домов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео