Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Зачем строители самостоятельно регулируют свою деятельность?

В Волгоградской области зарегистрировано более 1500 строительных организаций — это огромный рынок, в который вовлечены десятки тысяч специалистов. Как он регулируется? Как отслеживается профессионализм специалистов и качество работ? Об этом рассказал в интервью газете «Аргументы недели» председатель Совета СРО Ассоциации «Строители Нижней Волги» . — Юрий Владимирович, что такое саморегулируемая организация в строительстве? Чем занимается СРО? — Знаете, если бы всякий, кто задумал стройку, хотя толком ничего не умеет, занимался бы этим, мы получили бы такую ситуацию, от которой все были бы в ужасе. В 2000-е годы, с учетом мирового опыта, государство сочло необходимым отойти от процедуры лицензирования и создавать институт саморегулирования. Как это работает? В организации принимаются соответствующие внутренние документы, регулирующие деятельность отдельных строительных компаний и соответствие специалистов квалификации. Членство в СРО — своего рода гарантия качества строителя. — А если не вести коммерческую деятельность и не участвовать в тендерах, можно ли заниматься строительством? — Можно, если объекты стоят до 3-х млн рублей, субподрядчик может не быть членом СРО. Индивидуальный дом более-менее реально построить в пределах 3 млн — но это максимум. За качество, за долговечность, за исполнение проектных решений должен кто-то отвечать, и тут уже процедура вхождения в саморегулируемую организацию служит своего рода гарантом. При этом замечу, что «саморегуляторы» контролируют, как правило, не сам объект, а организацию. Нас интересуют такие моменты, как профессия руководителя; наличие в штате не менее двух специалистов со стажем от 10 лет и выше, причем имеющих профильный опыт; наличие офиса или помещения; то, чем организация занималась раньше; есть ли на ней судебные тяжбы; какое у компании финансовое положение. Лишь соответствуя всем критериям, строительная компания может вступить в нашу организацию. — Что члены СРО получают взамен? — Если компания не способна самостоятельно возместить ущерб, нанесенный при строительстве, СРО должна возместить его из своего компенсационного фонда. Каждая организация - член СРО, застрахована на сумму до 10 млн рублей. Есть у нас и другой компенсационный фонд — по соблюдению договорных обязательств, где каждый договор, выигранный на конкурсах, страхуется. Каждая организация, член СРО, вносит свой вклад в компенсационные фонды, общая сумма на сегодня у нас — порядка 330 млн рублей. Мы несем ответственность за своих членов. — Вообще, кажется, что это напоминает профсоюз — Профсоюз, все-таки, предполагает деятельность на добровольных началах, а здесь все предписания обязательны: если ты не возместишь ущерб, то с тебя его все равно взыщут. Получается, что наша задача — гарантировать тот уровень квалификации, которым обладает строительная организация. К тому же, мы можем выполнять роль посредника в спорных ситуациях. Мы создали экспертный совет из 9 человек, состоящий из специалистов, много лет проработавших на стройке. Если, допустим, заказчик и строитель не находят общего языка, то мы привлекаем экспертный совет, который может защитить подрядчика от чрезмерных амбиций заказчика, например. — Как строится работа вашей саморегулируемой организации? — Основные задачи саморегулируемых организаций, согласно российскому законодательству, — предупреждение причинения вреда в процессе строительства, повышение качества. Если объяснять на пальцах, то строитель не должен наносить ущерб ни строителю, ни проходящему мимо человеку, ни объекту; а мы отвечаем и за то, чтобы минимизировать эти риски, и за то, какие последствия нарушений ждут строителя. — Как вы регулируете ситуацию, когда человек работает в нескольких организациях? — Если он руководитель или учредитель — с этим нет никаких проблем. А вот если он строитель, включенный в национальный реестр специалистов (НРС), то он обязан работать в одной организации, потому что он отвечает именно за ее результаты. Бывают «задвоенные» специалисты — и мы требуем сохранить таковых только в одной компании. Если кто-то что-то нарушил, у нас есть дисциплинарная комиссия. — Как вы получаете информацию о нарушениях? — Есть автоматизированные программы, которые контролируют ход работ. Все на цифровой основе, действует дистанционное управление, и мы можем отследить все процессы от и до. Сегодня ключевой аппарат нашей организации работает уже более 10 лет и может обеспечить буквально ежедневный контроль — легко избегая того, чтобы какая-то строительная организация, допустим, назаключала договоров, которые она не в состоянии исполнить. Наша задача — добиться того, чтобы строитель чувствовал свою ответственность не только в момент сдачи объекта, но и буквально каждый день. На каждом этапе. — Иначе говоря, ваша деятельность — это кнут. А какой же пряник? — Вообще-то, мы контролирующий орган. Непрерывный контроль и спрос за любой недостаток — это то, чем мы обязаны заниматься. Но, с другой стороны, мы стараемся уберечь строителей от своеволия заказчика, защитить интересы организаций от нарушений с той стороны, а их тоже немало. Поддерживая своих членов материально, оплачиваем за каждую организацию целевые взносы, страхование гражданской ответственности, также внутренними документами предусмотрена выдача займов своим членам. — Как на вас сказалась пандемия коронавируса? — Строительная отрасль не кажется пострадавшей в пандемии, но это только на первый взгляд. Тот же льготный процент по ипотеке, вроде бы относящийся к сферам недвижимости и финансов, — если бы этого не было сделано, то и строительная отрасль бы рухнула. — Люди ожидают серьезной инфляции в ближайшее время и думают вложить деньги — в первую очередь, ясное дело, в недвижимость. Чего ждете вы? — Мы, конечно, следим за происходящим и держим руку на пульсе. Но правительство государству для того и нужно, чтобы остановить раскручивающийся маховик, если тот ведет себя угрожающе. Ведь строительство — такая отрасль, в которую вовлечены буквально все сферы общества, и резкий рост инфляции больно ударит по нам. А дальше, как следствие, вообще по всем. — Какие меры вы принимаете для повышения ответственности со стороны строителей? — Само собой, это усиление эффективности нашего мониторинга и контроля. Мы можем не только дать право на строительство, но и забрать его. Допустил строитель какие-то нарушения — мы можем приостановить на несколько месяцев право участвовать в новых конкурсах. Продолжать сможешь, лишь когда устранишь эти недостатки. — А если строитель просто переоформит юрлицо — вы возьмете его обратно в СРО? — В первую очередь, мы смотрим на квалификацию людей. Прежде чем кто-либо будет принят, мы его со всех сторон изучим. Если критериям профессионализма он соответствует и по всем обязательствам прошлого юрлица рассчитался, — то примем. Кстати, о повышении квалификации: в каждой организации должны быть не менее двух опытных специалистов, включенных в национальный реестр, о чем я уже говорил, а когда речь заходит об особо опасном строительстве — то нужны и люди с соответствующим опытом. Наша задача — следить, чтобы такие люди в организациях всегда присутствовали. Если нужно — направляем специалистов на переобучение и повышение квалификации, причем своевременное. — Вы монополист, или у вас есть конкуренты? — Есть в регионе еще одна СРО, но она существенно меньше: у нас 550 членов, а у них - 250. — Почему же выбирают вас? — Во-первых, руководство СРО и весь наш аппарат беспокоятся о том, чтобы ежемесячные членские взносы не были чрезмерными. Мы включаем в эту сумму страховку — и из 5000 руб. за членство, фактически, 1500 руб. возвращаются в организацию. Во-вторых, мы стремимся к тому, чтобы постоянно защищать строителей — отстаиваем и их права тоже. В-третьих, мы проводим семинары и конкурсы, помогающие людям разных специальностей выйти на новый уровень. В-четвертых, мы гибко подходим к вопросам по членским взносам в трудные моменты: сейчас, в пандемию, и тем более зимой, в период простоя, многим бывает сложно платить вовремя — мы идем навстречу. Стараемся вникнуть в каждый вопрос, разобраться, какие трудности у человека возникли. — Много ли у вас новых членов за последние годы? Каков итог 2020-го для вас? — В этом году из прежней СРО СКВО в наше новое СРО «Строители Нижней Волги» перешли 437 членов или более 86% бывших членов СКВО. А так-то сам период 2020-го — очень сложный, трудно сегодня делать какие-то выводы — подрядов сравнительно мало, да и новые организации появляются нечасто. Но могу заверить вас: на всех крупных проектах Волгоградской области работают члены нашей организации. Этот год для нас, понятное дело, был сложным. Но конец 2020-го показывает: доверие строителей к СРО осталось на высоком уровне, все идет должным образом. Перед Новым годом хочется пожелать каждому строителю терпения и надежного тыла дома. Пусть все будут здоровы, а вы сможете обеспечить членам семьи нормальную жизнь. Финансовой устойчивости и оптимизма — на то нам и дан Новый год, чтобы мы вступали в него с новыми надеждами, сбросив груз уходящих двенадцати месяцев!

Зачем строители самостоятельно регулируют свою деятельность?
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели