Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Локдаун, которого нет: почему мэры городов не протестуют против зимнего карантина

Инициатором предыдущих протестов стал мэр города Черкассы , заявивший о сопротивлении Киеву, что привело к его открытому конфликту с президентом Зеленским. Осенью Бондаренко был переизбран на местных выборах при поддержке партии Коломойского «За будущее», несмотря на объединение против него усилий со стороны «Слуги народа», партии «Голос» и «Евросолидарности».

Локдаун, которого нет: почему мэры городов не протестуют против зимнего карантина
Фото: Украина.руУкраина.ру

Видео дня

Сейчас на Украине объявлен новый локдаун, так называемый карантин «зимних каникул». Тем не менее мэр Черкасс и главы многих других «мятежных» городов новый бунт поднимать не намерены, хотя некоторые грозили ослушаться в первых числах января, до введения локдауна. Еще 6 января Бондаренко анонсировал проведение заседания горисполкома, чтобы рассмотреть вопрос отказа города от карантинных ограничений, затем анонс исчез с сайта мэрии, а 11 января Бондаренко вместе с горисполкомом сам ушел в отпуск. Всю вину за последствия он заранее свалил на Киев, пригрозив финансовым коллапсом.

Что же изменилось? Почему Бондаренко и мэры других городов решили не бунтовать?

Для ответа на этот вопрос следует взглянуть на то, как проходит локдаун в Черкассах и других городах и чем он отличается от весеннего карантина. В первую очередь следует отметить, что полностью работает общественный транспорт. По идее, водители должны перевозить пассажиров не больше, чем имеется сидячих мест в салоне, но в реальности многие маршрутки и троллейбусы забиты, особенно в час пик. Во-вторых, работают рынки и базары. В первые дни зимнего локдауна напуганные предприниматели закрыли свои торговые точки с непродовольственными товарами, но через пару дней многие стали открываться, осознав, что никаких карательных мер не последует.

По всему городу прекрасно работают кафе, клубы и рестораны, которые должны быть закрыты. Обслуживают клиентов парикмахерские, салоны красоты, массажные салоны и прочие заведения сферы услуг. Конечно, закрыты школы, но школьники и без того должны были находиться на зимних каникулах. Магазины одежды, стройматериалов, ювелирные салоны — работают. Некоторые работают открыто, даже анонсируя в соцсетях акции и распродажи в период локдауна. Другие работают с опаской — нужно подойти к двери, чтобы охранник, смерив вас взглядом, решил, имеете ли вы отношение к проверяющим органам.

Во время весеннего карантина особое недовольство мелких предпринимателей вызвала работа строительных гипермаркетов «Эпицентр», принадлежащих миллиардерам Герегам. Они открыто игнорировали локдаун. Осенью, во время карантина выходного дня, «Эпицентр» решил притвориться продовольственным супермаркетом на том основании, что там стали продавать также чипсы и минералку. Для борьбы с этой лазейкой «Эпицентра» во время зимнего карантина были специально введены, казалось бы, нелепые ограничения: даже в настоящих продовольственных супермаркетах было запрещено продавать непродовольственные товары (предметы гигиены, лампочки, батарейки и т.д.).

С точки зрения карантинных мер эти ограничения бессмысленны, так как если посетители зашли в супермаркет, то уже нет разницы, возьмут ли они кроме хлеба еще и мыло. Однако это было попыткой заставить «Эпицентр» как-то соблюдать карантин и не злить мелких предпринимателей.

Тем не менее и эту борьбу с миллиардерами, семейством Герег, власти бесславно проиграли. «Эпицентр» нашел другую лазейку. Отпускать непродовольственные товары можно по онлайн-заказам, но нигде не говорится, откуда должен быть сделан онлайн-заказ. В результате онлайн-заказы оформляются просто в самом гипермаркете. Для этого нужно выстоять очередь к столику оформления онлайн-заказов, а затем — очередь в кассу для оплаты покупки. Там, где до карантина покупатели рассредоточивались по гипермаркету, теперь они толпятся в очереди на оформление онлайн-заказа. Очевидно, что это никак не способствует снижению уровня распространения инфекции.

В продовольственных супермаркетах на полках с батарейками, колготками, журналами и средствами гигиены сначала появились распечатанные объявления, гласящие о том, что их приобретать во время локдауна нельзя. Однако уже через день стало ясно, что их покупают и пробивают на кассах, а на объявления о запрете продаж просто не стоит обращать внимание. Фактически повторяется история и с запретом продажи алкогольной продукции после 23:00 — на полках есть объявления со ссылкой на постановление Кабмина, запрещающее продажу алкоголя ночью, но в реальности его можно купить всегда.

По сути, локдаун финансово ударит лишь по тем законопослушным предпринимателям, которые соблюдают требования, ставя их заранее в невыгодное положение относительно коллег, игнорирующих ограничения. Часть предпринимателей формально заявили о своем закрытии и отправили сотрудников в отпуск, рассчитывая на обещанные государством компенсации, но в реальности сотрудники продолжают ходить на работу, а заведения — работать.

Естественно, подобное возможно только с благословения полиции, которая должна следить за соблюдением карантина. Однако 11 января Госпродпотребслужба и Нацполиция Черкасской области заявили о соблюдении карантина: «Нарушений не выявлено». Фактически локдаун стал еще одной коррупционной схемой, позволяющей проверяющим органам собирать лишние поборы с мелких предпринимателей, что, конечно, на снижении эпидемиологической ситуации никак не сказывается. Кроме того, карантинные ограничения можно избирательно использовать для пресечения нежелательных социальных протестов. Например, в Геническе 11 января к организатору протеста местных жителей против повышения тарифов на газ Эдуарду Коваленко пришла полиция. Его обвиняют именно в нарушении карантинных мер.

В той форме, в которой был введен зимний локдаун, а вернее, в его соблюдении проявляется и общая стратегия поведения украинских властей в сложных ситуациях. Ее суть определяет слово «имитация». Столкнувшись с противоречивыми требованиями, оказавшись «на растяжке», украинские власти обещают всё и всем, но это никак не связано с практическим выполнением. Если националисты требуют войны с Донбассом до победного конца, а большинство избирателей хотят мира, тогда для одних имитируется война, а для других — бесконечные мирные переговоры. Если медики хотят ослабить нагрузку с помощью карантинных мер, а предприниматели хотят заработать себе на хлеб насущный, то вводится локдаун с необязательным его соблюдением.