Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Сильные руки или умные головы

На минувшей неделе Министерство юстиции России захотело получить доступ к операциям и банковским счетам юридических лиц и граждан, разработав законопроект о внесении поправок в закон «О банках и банковской деятельности». Документом предлагается внести ведомство в перечень организаций с правом получать сведения, которые составляют банковскую тайну. Кто выиграет, а кто пострадает от этой инициативы? Банковская тайна в России сегодня охраняется законом «О банках и банковской деятельности», что гарантирует соблюдение тайны об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов. За разглашениеые лица и работники несут ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба, в порядке, установленном федеральным законом. Если сейчас силовики запрашивают сведения у банков, то благодаря обсуждаемым законодательным поправкам они, возможно, вскоре смогут получать данные в рамках регулярного информационного обмена с Центризвестно, на минувшей неделе Министерство юстиции России захотело получить доступ к операциям и банковским счетам юридических лиц и граждан. Минюст разработал законопроект о внесении поправок в закон «О банках и банковской деятельности». Документом предлагается внести ведомство в перечень организаций с правом получать сведения, которые составляют банковскую тайну.Мы встретились с Андреем Коршуновым, председателем коллегии адвокатов Челябинской области «Экономическая», и задали ему несколько вопросов об этом: – Андрей Геннадьевич, банковская тайна для подавляющего количества россиян понятие темное и абстрактное. Тем более непонятно, зачем ее надо еще и защищать. Может быть, Минюст правильно делает, что подозревает богатых людей, хранящих свои средства в банковских учреждениях, во всех смертных грехах? – Банковская тайна существует не только в интересах клиентов банков. Но и всего общества. А в первую очередь, конечно же, в интересах самих банков. Банки своей многолетней репутацией закрытого учреждения способствовали тому, чтобы люди все, что ими было нажито непосильным трудом, сохраняли бы в этих самых банках. Банковская тайна привлекает людей вкладывать туда свои средства. И хранить их в банках Конечно, если исходить из посыла, что всякая собственность преступна, а точнее, что всякая собственность есть кража, как говорил Пьер Жозеф Прудон, французский социалист-анархист, накануне революции 1793 года, то тогда, конечно, никакой банковской тайны быть не может.А если считать, что всякая собственность есть продукт труда человека, продукт его созидания, то правильнее, наверное, будет применять классическое английское судебное решение по делу писателя Джона Энтика против Натана Кэррингтона и трех других 1762 года. А это ведущее дело в английском и конституционном праве, прямо устанавливающее гражданские свободы людей и ограничивающее объем исполнительной власти.Напомню, что лорд Камден тогда постановил, что «Великая цель, ради которой люди вступали в общество, заключалась в сохранении своей собственности. И это право остается священным».Впоследствии это судебное решение стало рассматриваться как общий принцип, что государство не может делать ничего, кроме того, что прямо разрешено законом, в то время как индивидуум может делать все, кроме того, что запрещено законом. – И раньше по мотивированному запросу суда банки представляли силовым структурам всю необходимую информацию. Что-то меняется? Зачем нужны эти новации? Что они дадут нам всем? – Судя по всему, Минюст намерен получить доступ к банковским секретам в легком режиме, для своего внутреннего использования, без возбуждения уголовных дел. Без использования судов. Для контроля некоммерческих организаций. Так им, конечно же, будет проще контролировать деятельность этих некоммерческих организаций. Причем опять заявляется, что все это будет делаться в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и противодействию неким зарубежным интересантам. Я люблю повторять, что отношение к существующему в стране режиму у нас у всех можетазное. Но силы, которые пытаются наше государство расшатывать снаружи, вряд ли кто-то будет поддерживать С одной стороны, в этом нет ничего плохого. Минюст совершенно справедливо полагает, что его контроль, в рамках его компетенции, так будет осуществлять удобнее. Поэтому он выходит со своим интересом в законодательный орган. И это хорошо, наверное – Инициатива Минюста будет обсуждаться в Госдуме. И депутаты наверняка трезво взвесят все возможные плюсы и минусы от принятия этого закона. – Понимаете, в законодательном органе теперь должны столкнуться интересы тех, кто может пострадать от принятия этого облегчения в жизни Минюста, и интересы самого Минюста, который хотел бы себе организовать это послабление И теперь, когда эти диаметрально противоположные интересы явно сталкиваются, законодательный орган должен будет принять такое решение, которое более всего будет в интересах населения страны в целом. Очевидно, что может появиться связанное с усилением контроля увеличение затрат на него. Появятся вопросы к ряду некоммерческих организаций, на которые тем надо будет отвечать, тратить свое драгоценное время, доказывать свою правоту Но, с другой стороны, Минюсту будет легче и удобнее контролировать и реагировать на возможно выявленные погрешности и нарушения. И многочисленные неприятные вопросы задавать – Кто в первую очередь может пострадать, если эта инициатива пройдет все этапы и станет федеральным законом, обязательным для исполнения? – Очевидно, что от принятия такого закона могут косвенно пострадать интересы самого банка как института. Мы уже сегодня видим, как все больше и больше вымывается понятие самой банковской тайны. Соответственно уменьшается доверие населения к банкам. И если это доверие уменьшается, то и доходы банков тоже должны падать. Банки сегодня играют очень большую роль. Проведение расчетов осуществляется, как правило, через банки. Деньги хранятся в банках. А деньги — это кровь экономики. И любые проблемы с закачиванием денег в эту кровеносную систему, и наличие значительных средств помимо них всегда создают проблемы обороту, создают проблемы государству. Напомню, что, когда на счетах предпринимателей начали блокироваться средства, я всегда говорил банкирам: вы, ребята, пилите сук, на котором сами сидите. Потому что предприниматели сегодня пользуются тем способом решения финансовых вопросов, который им удобен. Сегодня им пока удобен безналичный расчет. Завтра вы им сделаете безналичный расчет непонятным, непрозрачным и непредсказуемым, и они начнут уводить средства, к примеру, в векселя, в долговые расписки А наши предприниматели, которые еще помнят бартеры 90-х годов? Этот переход сделают очень легко. И тогда существующее количество банков будет не нужно. Нужно контролировать, но при этом палку не надо перегибать. Потому что можно «уконтролировать» бизнес так, что он уйдет в серую зону. Или зону черную. И это с точки зрения экономических интересов безопасности государства не есть хорошо. Перетекание расчетов с прозрачной банковской дороги на какие-то побочные тропинки Векселя ведь появились еще раньше денег. И ими долгое время успешно пользовались для взаиморасчетов. А вексель — это всего лишь бумажка, суррогат полновесных денег, квалифицированная расписка между предпринимателями. И закон их использование сегодня не запрещает. Но векселя — это сознательный отход от безналичного банковского расчета. Я им говорю: когда вы сделаете оформление банковского счета, возможность быстрого банковского расчета между организациями делом более сложным, проблемным и дорогостоящим, чем оформление векселя, то не надо полагать, что предприниматели будут массово пользоваться услугами банков. Станет оформление векселей дешевле и выгоднее работы с банками — и предприниматели, минуя банки, начнут выписывать векселя. И мы вернемся в средневековье, когда банков еще не было. Электронных денег тогда не было, а были векселя. И рыцари-тамплиеры обеспечивали вексельные сделки – Вы полагаете, что бизнес способен так гибко реагировать на изменение ситуации в стране? – Существует авторитетный международный рейтинг, где, в какой стране проще, дешевле и выгоднее делать бизнес. Где не надо массово уходить в офшоры. И там, где бизнес сегодня делать трудно, он собирается, пакует чемоданы и уходит туда, где созданы лучшие условия для его развития. Перевод денег из одной страны в другую сейчас решается простым нажатием кнопки. Нажал кнопку — и деньги из Сингапура, к примеру, тут же ушли на Мадагаскар. Я уж не говорю про гибкий переход средств из одной области нашей страны в другую. Про то, что сегодня предприниматели друг у друга все чаще кредитуются. Спросите об этом любого бизнесмена. И он подтвердит мои слова. Или попробуйте, например, сегодня получить в банке кредит. Замучаетесь оформлять. А потом мы еще говорим что-то про инвестиционный климат. Как мантру повторяем. И не можем понять, куда он у нас делся
Сильные руки или умные головы
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели