Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

«Уткин бегал по стадиону с енотом далеко не стройным юношей». Канделаки ответила «Советскому спорту»

Генеральный продюсер телеканала «Матч ТВ» вступила в дискуссию с автором «Советского спорта» .
«Уткин бегал по стадиону с енотом далеко не стройным юношей». Канделаки ответила «Советскому спорту»
Фото: Советский спортСоветский спорт
Журналист издания в своем материале «А это разве не «обыкновенный фашизм»?» рассуждает по поводу новых претензий к сотрудникам «Матча», говоря о большой чистке комментаторов на телеканале. Канделаки высказала свою точку зрения на происходящее, резко не согласившись с автором «Совспорта».
Тина Канделаки
Поскольку в «Советском спорте» вышла статья, которая напрямую касается и меня, и руководимого мной субхолдинга «Матч ТВ», я восприняла эту публикацию как приглашение к дискуссии. Заочная полемика, войди она в тренд, лишь добавила бы основательности обсуждению проблем в российском спорте и на российском спортивном телевидении.
«А это разве не «обыкновенный фашизм»? Ждать ли от «Матч ТВ» критериев по размеру женской груди» — так звучит заголовок статьи за авторством Дмитрия Кузнецова. Я не знакома с Дмитрием и вполне допускаю, что статья эта подписана псевдонимом. Может быть, сам главный редактор Николай Яременко (который в любом случае читает все материалы) задает читателям эти вопросы. На правах читателя отвечу. Нет, это не «обыкновенный фашизм» — и нет, критериев по размеру груди ждать не стоит.
Теперь же мне хотелось бы подискутировать с автором в режиме от абзаца к абзацу, чтобы оставить читателям право судить о том, насколько содержательной и справедливой получилась статья у господина Кузнецова.
Уже с первых слов (не считая довольно желтого заголовка) автор выдает свою собственную гипотезу за факт. Мол, спущена была директива по англицизмам. В эпоху, когда даже скрину директивы (которой не существует) верить нельзя, слова, не подкрепленные ничем вообще, балансируют между клеветой и поклепом. Нет директивы Миллера — нет и чистки (а слово это, кстати, выдает в авторе советское образование).
Про попугаев и недостаток образования соглашусь. Как и с тем, что у слова «ассист» есть прекрасный русский аналог — передача. Слово, одинаково употребимое в контексте голевого паса, строчки в телевизионной сетке или распространения безосновательных сплетен.
Следом за одной гипотезой идет гипотеза номер два, подтвержденная уже двойным слухом. Источник X сооАлексей Андронов» об отстранении ведущих от ведения эфира. Здесь надо сказать, что сам факт появления слухов меня ничуть не огорчает. За последний год источник У и источник КС в дёсна обсуждали то, что я давно уже не работаю на «Матч ТВ». Все источники извне удивительно похожи на анонимные телеграм-каналы: и те, и эти делают вид, что что-то знают, не зная ровным счетом ничего. В любом случае, пока о нас (и обо мне лично) говорят, мы живы.
При этом то, что сделал Алексей Андронов, журналистикой неРомана Дмитрия Лукашова, ни у меня или в пресс-службе «Матч ТВ» он подтверждения не запросил. Обиделся потом и отправил разговаривать с папой про структурный ноль. Так я про него и так всё поняла.
Далее следует пассаж, что слова мои о мятых футболках и тройных подбородкк Василию Уткину. Ну что тут можно сказать? К сожалению, так постоянно думает даже сам Василий. Он думает, что о нем думают, на него обижаются и вообще — он является феноменом в жизни моей скромной персоны. Это, мягко говоря, не так. Да, я всегда с удовольствием верну пас. Особенно после слов Васи о том, что, обмениваясь выпадами, я играю на его поле. Но это всего лишь мерцание инфополя. А говорила я ровно то, что хотела сказать (метафоры такие метафоры): интеллект без заботы о других аспектах личности уже не гарантирует твоей победы в конкуренции на спортивном телевидении. И боже упаси меня от обид и издевательств. Даже виртуальных.
На пренебрежительном и цисгендерном «даме простительны небольшие капризы» останавливаться не буду. Давайте сразу к «обыкновенному фашизму», Собчак и обвинению, как следствие, меня в непоследовательности. Тот самый текст в ответ на очередную глупость Ксении Анатольевны имел своей целью подчеркнуть лишь ее лицемерие. Нет ничего плохого в том, чтобы рекламировать косметику, имея плохую кожу. Плохо отказывать в непоследовательности (раз уж ты укоряешь в ней человека) другим людям. Что же до спорта, то между мной и им — взаимная любовь и тепло моих рук на рукоятках тренажеров. Я сначала ворочаю мешки, а потом призываю к этому своих подписчиков. Все предельно честно, прозрачно и искренне.
Спорт одинаково любит господ Уткина и Андронова, меня, моих коллег и прекрасных сотрудников «Матч ТВ» Скворцова и Лукашова, главреда вашего издания Николая Яременко и всех-всех-всех. Я же, в меру своих сил и личным примером, призываю людей отвечать ему взаимностью.
Ну а далее, в абзаце с великими фамилиями Озерова и Майорова, происходит просто выворачивание слухов наизнанку. Мало того, что никакого отстранения от эфира не было, так автор, вменив мне это, ставит против меня на весы двух легенд спортивного телевидения. Нет, дорогой автор, по критериям Канделаки и Николай Николаевич, и Евгений Александрович работали бы на «Матч ТВ». Путать желтое с жареным удобно, конечно, но я много раз говорила, что между наплевательским отношением к себе, включая внешность, и особенностями физиологии (или проблемами со здоровьем) есть большая разница. Василий Уткин, к слову, бегал по стадиону с енотом далеко не стройным юношей. А «критерии Канделаки» уже были на месте.
Зрители канала смотрят футбол не для того, чтобы насладиться красотой человеческого тела. Но когда они смотрят обвязки, информационный эфир и репортажи людей, олицетворяющих все, что связано со спортом, им куда приятнее видеть, что спорт для журналиста это не только работа. Мы создаем ролевые модели и пропагандируем спорт и здоровый образ жизни. Делать это, забивая на себя, — еще один образец лицемерия.
Вот, собственно, и все. Рассуждение автора, основанное на пересказе слухов, выворачивании фактов наизнанку, просто на заблуждениях в силу его предосудительности привело меня к заключительным абзацам, где опять про фашизм, расовую верность и арийские лекала (странная мода на немецкие слова в контексте последних громких публикаций). Спорить здесь, за бездоказательностью и ошибочностью суждений, сделанных автором выше, бессмысленно.
В той части несмышленого, в сути, общества, которая живет под бомбардировками ужасных новостей о распаде нашего государства, бытует мнение о том, что мы движемся куда-то в 1937-й год. Несусветная глупость, конечно. Читатель газеты еще может пасть жертвой этой манипуляции, а вот автор «Советского спорта», как мне кажется, — нет.
Отсюда я делаю следующий вывод: либо автор предпочитает сидеть в шортах своих предрассудков, либо он занимается разжиганием ненависти к моей более чем скромной персоне. Как ни посмотрю, картина печальная.