Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Правовая коллизия: почему бизнесмен, получивший 25 млрд рублей от IKEА, не может выплатить НДФЛ государству?

Правовая коллизия сложилась в уголовном деле бизнесмена , получившего 25 млрд рублей у по внесудебному соглашению. В 2020 году признанного самым крупным неплательщиком НДФЛ в России предпринимателя обязали заплатить государству 3,2 млрд НДФЛ, вместе с пенями сумма составила 5,8 млрд рублей.

Правовая коллизия: почему бизнесмен, получивший 25 млрд рублей от IKEА, не может выплатить НДФЛ государству?
Фото: BFM.RUBFM.RU

Видео дня

Однако Краснинский районный суд Смоленской области отказался дать отсрочку бизнесмену, чье имущество на сумму более 36 млрд рублей было арестовано в рамках уголовного дела. Решение районной инстанции впоследствии отменил Смоленский областной суд, теперь 12 марта районная инстанция рассмотрит данный вопрос заново.

Между тем, пока собственность продолжаеся под арестом, налоговики продолжают ежемесячно выставлять пени бизнесмену, исчисляемые миллионами рублей.

Тяжбы с IKEA и уголовные дела

Бывший владелец компании «Системы автономного электроснабжения» (САЭ) Константин Пономарев получил известность благодаря тому, что в 2010 году смог по внесудебному соглашению получить 25 млрд рублей от компании IKEA за аренду генераторов в 2007-2008 годах для своих магазинов в Санкт-Петербурге. Получив деньги, он не остановился и продолжил тяжбы с ретейлером. Так, Пономарев через суд заморозил активы российского представительства IKEA на 9 млрд рублей, а также потребовал выплаты 507,6 млн рублей неустойки за то, что IKEA не выкупила у него дизельные электростанции. В августе 2016 года Краснинский районный суд встал на его сторону. Однако впоследствии это решение отменил Верховный суд России, а в 2017 году бизнесмена арестовали.

В июле 2018 года Люберецкий городской суд Подмосковья признал Пономарева виновным в организации заведомо ложного доноса (ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 306 УК РФ) и приговорил к восьми годам лишения свободы. Затем последовало второе уголовное дело.

Солнечногорский городской суд Московской области 9 декабря 2020 года назначил предпринимателю десять лет и два месяца колонии за уклонение от уплаты налогов организацией (налог на прибыль и НДС) за 2010 год на общую сумму 12,6 млрд с учетом пеней (ч. 2 ст. 199 УК РФ). Также суд счел доказанным покушение на мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ) в размере 5,4 млрд рублей. Сам Пономарев вину отрицал, считая оба своих дела заказными. Так, он утверждал, что через суд всего лишь пытался получить арендную плату с ПАО «Кубаньэнерго» за использование его 71 генератора в Крыму. По приговору их все конфисковали в доход государства. При этом был удовлетворен иск УФНС на 12,6 млрд рублей.

По еще одной статье — «уклонение от уплаты налогов физическим лицом» (ч. 2 ст. 198 УК РФ) — суд также признал Пономарева виновным, но освободил от наказания за истечением срока давности.

НДФЛ и пени

Здесь речь шла о налоге на доход физического лица (НДФЛ). Следствие указало, что предприниматель в 2010-2011 годах не заплатил налог с 25 млрд рублей, которые принадлежавшая ему компания САЭ получила от структур IKEA за аренду генераторов для гипермаркетов в Санкт-Петербурге. Вначале речь шла о 3,2 млрд рублей, а к лету 2020 года за счет начисления пеней сумма выросла до 5,8 млрд рублей.

На вопрос, почему Пономарев не заплатил налоги много лет назад, защита бизнесмена отвечает так. По словам юристов, Пономарев перевел деньги на свой счет для получения более высоких процентов, а затем платежными поручениями возвращал их на счет фирмы в 2010-2011 годах. «Часть суммы была зачтена впоследствии в счет компенсации за его увольнение с должности генерального директора ООО «ИСМ» и на дату выплаты полностью не облагалась НДФЛ», — говорит его юрист Анна Легейда. Компанией ISM владели финские бизнесмены, сотрудничавшие с IKEA.

Пономарев пытался оспорить решение налоговых органов, начисливших НДФЛ. Пока он был на свободе и мог представить в суд все документы, подтверждающие выплату компенсации и возврат денег, судьи принимали решения в его пользу, но е того как бизнесмен оказался в СИЗО и у него были изъяты все документы, он стал проигрывать дела.

Краснинский районный суд Смоленской области (Пономарев прописан там) 25 июня 2020 года по иску Межрайонной инспекции ФНС России № 6 по Смоленской области обязал Пономарева выплатить 5,8 млрд рублей налогов и штрафов. Это решение устояло в апелляции.

Время на пользу налоговой

После этого предприниматель обратился в тот же суд с заявлением о предоставлении ему отсрочки до снятия ареста до августа 2021 года — именно до этого срока по решению Солнечногорского городского суда все его активы стоимостью свыше 36 млрд рублей были арестованы.

Однако 4 декабря 2020 года Краснинский районный суд просьбу об отсрочке отклонил. Сам бизнесмен не смог выступить на заседании, поскольку был извещен о нем уже после процесса. Это решение было отменено Смоленским областным судом 2 февраля 2021 года, а дело направлено на новое рассмотрение. Слушание по нему ожидается 12 марта.

«Парадокс ситуации заключается в том, что Пономарев готов заплатить налоги, однако не может этого сделать до снятия ареста с его имущества, стоимость которого значительно превышает сумму всех налоговых претензий. Между тем ему ежемесячно начисляются пени. И эта правовая коллизия не сильно беспокоит государство», — сказала Анна Легейда.

Снять арест с имущества мог в ходе приговора Солнечногорский городской суд. Однако он не стал этого делать. Не снял арест и Мособлсуд, который 25 февраля в отсутствие адвокатов фигуранта (один из них болел, а втоят в другом процессе. — Business FM) рассмотрел их апелляцию и оставил приговор, дав Пономареву защитника по назначению. Сам бизнесмен, заявивший о нарушении его прав, с 8 февраля держит голодовку.

Что делать?

О том, как снять арест с активов, рассуждает управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов. По его словам, подчас нормы одного законодательства противоречат нормам другого. И это ставит в невыгодное положение всех — и подследственных, и взыскателей.

Федор Трусов управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» «Здесь парадоксальная ситуация. Подчас в законодательстве идет конкуренция норм: налогового, гражданского, уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Уголовный арест [имущества] подчас такая полусвятая штука, которую следствие любит набрасывать на все, что движется и не движется. Подчас этими мерами уголовного принуждения причиняется очень серьезный ущерб. Иногда, понемножку снимая арест, удается гасить ущерб, платить налоги, например, и тем самым хоть как-то нивелировать свои потери, защищая права потерпевшего, в данном случае налогового органа. Такая ситуация очень часто существует».

По словам адвоката, следствие часто добивается ареста имущества на более крупные суммы, чем предполагаемый ущерб, ссылаясь на то, что следователи не являются экспертами в области оценки. Они действуют по принципу «пусть дальше разбирается суд».

«Это дальше не наше дело, мы скажем — родина велела», — вот это, к сожалению, их любимая отговорка. Плюс все боятся ответственности. Ведь снять арест с имущества — это взять на себя ответственность. А вдруг еще потерпевший появится, а вдруг еще что-то? Абсурд? Абсурд. И часто государство превращается в главного рейдера в таких делах», — отмечает эксперт.

По словам юристов, инициировать процедуру снятия ареста с имущества можно в судебном порядке через разъяснения вступившего в силу приговора или в кассации. За снятием ареста могут обратиться в суд приставы в рамках исполнительного производства. Но все это занимает месяцы, в течение которых продолжают «капать» проценты.

По мнению Федора Трусова, единственной лазейкой в таких случаях может стать банкротство юрлица и физлица, чтобы максимально защитить интересы всех сторон, включая должника.

По делу Константина Пономарева процедуру банкротства инициировала сама ФНС в Арбитражном суде Смоленской области. Вероятно, налоговики рассчитывают на то, что в ходе банкротства им удастся снять арест с имущества и удовлетворить свои требования, полагают адвокаты Пономарева. По их словам, сам находящийся в СИЗО Волоколамска бизнесмен не прибегал к банкротству по одной простой причине: он рассчитывал, что в любом случае ему на все хватит денег.