Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Дмитрий Чернейко: в Западную Европу люди приезжают за пособием, к нам люди едут работать

Рынок труда в России изменился за последний год: с одной стороны — коронавирус, повлекший отток трудовых мигрантов из страны. С другой — в России с начала года появился новый алгоритм набора иностранной рабочей силы. Обе тенденции стали главными темами V Санкт-Петербургского международного форума труда, проходящего в городе 20-23 апреля. О том, как теперь жить и работать в новых условиях, рассказал в интервью ТАСС председатель городского комитета по труду и занятости населения .
— Прошлый год принес Петербургу дефицит иностранных работников. Удалось ли восстановить необходимый городу уровень?
— За время пандемии рабочих мест стало меньше в известных областях. Но сейчас экономика восстанавливается, появляются рабочие места в строительстве, в сфере общепита, гостиничного, туристического бизнеса. недавно приняло так называемый алгоритм, по которому разрешения на ввоз людей получают только крупные компании с постоянным штатом минимум 250 человек и годовым объемом продаж от 2 млрд рублей. На сегодняшний день в в профильную комиссию обратилось порядка 20 предприятий, в общей сложности выдано разрешений на 6,5 тыс. человек. Ситуация уникальная: мы получим организованный набор, за который мы боролись лет 20. Речь пошла сейчас о беспрецедентном обелении рынка трудовой миграции.
— Сколько всего иностранцев приедет на работу в Петербург в этом году?
— Сейчас сколько их приедет — трудно сказать, я думаю, порядка 50 тыс. Сейчас задача решается спокойными рациональными средствами. Крупные строительные компании готовы платить большие деньги, нанимая иностранных граждан.
— Отток мигрантов в прошлом году стал не единственным волнующим петербуржцев вопросом. Эксперты активно обсуждали возросший уровень безработицы. Какой он сейчас? Удается ли городу постепенно возвращаться к "допандемийным" показателям?
— На сегодняшний день у нас 45 428 безработных. Много это или мало? Сейчас у нас уровень безработицы — меньше 2%, до пандемии был 0,3%. Скорее всего, он опять выйдет на прежний уровень. Ситуация с занятостью и безработицей всегда очень сложная к описанию. С чего у нас в сентябре появилось 109 тыс. безработных вдруг? Причина простая — президент Российской Федерации принимает решение, что пособие — 12 130 рублей, еще по 3 тыс. — на каждого несовершеннолетнего ребенка. И люди регистрировались как безработные, получали пакет социальной поддержки. Как только этот пакет стал приходить в "доковидную" норму, и уровень безработицы начал снижаться.
— Получается, что социальная поддержка стимулировала повышение уровня безработицы?
— На пленарном заседании V Санкт-Петербургского форума труда очень подробно рассматривался вопрос, а в чем вообще смысл пособия по безработицы. Это то, на что человек, потерявший работу, должен жить? Тогда одни размеры. Если это просто признание того, что у него нет работы, и он просто фиксирует свой статус, — это другая ситуация. Должна наступить четкость и ясность — в чем смысл пособия. Во многих странах Европы пособия по безработице настолько большие, что люди остаются официально безработными годами, десятилетиями обучаются в университетах, путешествуют. Но правилен ли такой подход? Это очень сложный вопрос. Даже касательно миграции: в Западную Европу люди приезжают в первую очередь за пособием, к нам люди едут работать.
— Все же, несмотря на пандемию, город не оказался в крупном экономическом кризисе. Как вы считаете, почему даже тогда, когда рестораны и кафе были закрыты, многие работники этой сферы не оказались без работы?
— Наш город прекрасен тем, что у нас очень диверсифицированная экономика. В Петербурге если где-то убывает, то в другом месте прибывает. Да, какое-то время рестораны и кафе были закрыты, но появилась доставка. Сейчас доставка не исчезает, ее становится все больше. У нас все время возникают все новые решения, новые рабочие места. Вспомните: раньше многие эксперты говорили, что курьеры и водители — это профессии, которые быстро исчезнут. А сейчас мы видим совершенно другую картину.
— Пандемия привнесла во многие сферы жизни общества онлайн-формат. Эксперты говорят о том, что такой формат открыл больше возможностей для работы людям с ограниченными возможностями. Какова ситуация с трудоустройством людей с инвалидностью?
— Петербург — национальный лидер в вопросе трудоустройства лиц с ограниченными возможностями. Уровень трудоустройства инвалидов трудоспособного возраста у нас составляет 36,7% от числа инвалидов этой возрастной категории. Это самый высокий показатель в России. Формально, целью является 50%, это решение, принятое на правительственном уровне. Но цена этих оставшихся 13% колоссальная. Надо снять очень много оставшихся барьеров, самые большие из них даже не нормативные, хотя нам и нужно бегом приступить к индексации пенсий работающих граждан, потому что это в первую очередь касается работающих инвалидов. Мы у себя в городе сняли эти блоки, по социальному кодексу все выплаты, которые инвалид получает, он продолжает получать даже работая. Другой вопрос — как интегрировать людей с ограничениями возможностей к труду в обычную трудовую жизнь? Одна из задач, которую мы сейчас решаем, — это организация системы сопровождаемой занятости. У тех же шведских коллег на шесть работающих граждан с ограниченными возможностями один наставник, который курирует этот процесс и взаимодействие с работодателем. Это очень дорогая система, но она того стоит. Мы пробуем это, пробуем лучше, чем другие, но очень много барьеров, и эти последние 13% — очень серьезный путь.
— То есть, в Петербурге может появиться такая "шведская модель", когда несколько работников с ограниченными возможностями имеют наставника?
— Шведская модель никогда не появится в России, потому что у нас нет столько шведов. Они приобретали привычку работать с инвалидами больше 120 лет, и это у них уже налажено. Мы здесь во многом пришельцы, мы начали этот путь, опираясь совершенно на другую базу. Мы должны создавать что-то свое, но понимая опыт других стран. Но там, кстати, нет такой цели — 50%, как у нас. У них этот уровень существенно ниже. Кстати, у нас уже давно есть наработки, которых не было ни у кого в мире. Например, мы здесь в Петербурге научились прогнозировать ситуацию на рынке труда в профессионально-квалификационном разрезе — ну примерно лет на 5-10. И научились делать это ещё в середине 90-х годов прошлого века, на тот момент этого ещё никто в мире не умел. Сейчас мы тоже научились измерять ситуацию на рынке труда с помощью так называемых больших данных и знаем, сколько людей приезжает в город, откуда приезжает, куда уезжают, где работают, где рабочие места, где люди живут. Этот опыт уже получил приличную оценку. В конце прошлого года под эгидой АСИ проходил форум "Новые идеи для нового времени" и эти наши предложения вошли в топ-10 его главных идей. Такие вещи, как создание цифрового двойника рынка труда — это на самом деле, очень важные штуки. Потому что сегодня — поскольку экономика антропоцентричная — если вы не научитесь создавать человеческий капитал нужного количества, нужного качества, в нужное время и в нужной точке пространства вы не сможете обеспечить развитие вообще. Никакое.