Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Косяки проблем. Приморские рыбоводы не вписываются в рынок

Пресноводная аквакультура – направление в Приморском крае куда менее популярное, чем марикультура, то есть выращивание морских гидробионтов. Между тем рыба из пресных водоемов на практике идет хорошим дополнением к другому бизнесу (фермерство, туризм, рыболовство).

Косяки проблем. Приморские рыбоводы не вписываются в рынок
Фото: Konkurent.ruKonkurent.ru

Видео дня

За девять месяцев прошлого года в Приморье выращено 155 тонн сазана, амура, толстолобика и осетра. Для сравнения: за этот же период морских гидробионтов (гребешка, трепанга, мидии, устрицы и ламинарии) в крае выращено более 47 тыс. тонн. В целом по России объемы производства пресноводной аквакультуры – около 300 тыс. тонн в год. По данным Производственной и сельскохозяйственной организации ООН, доля выращенной рыбы в мировой продаже составляет 52%.

Для Приморья характерна сигово-лососевая и карпово-сигово-лососевая направленность рыбоводства. Южная часть региона относится к третьей зоне прудового рыбоводства (карповодства) РФ, с естественной рыбопродуктивностью 160 кг/га.

Объектов, которые теоретически можно выращивать в Приморье, достаточно много: голец, форель, сиговые (чир, ряпушка, сиг, пелядь, тугун, нельма, валек, омуль), горбуша, кета, нерка, кижуч, сима, мальма, ленский и сахалинский осетр, калуга, ауха, налим, щука, хариус, таймень, ленок, судак, сом, лещ, линь, плотва, язь, серебряный карась, окунь, карп, сазан.

Как отмечает пресс-секретарь ФГБНУ «ТИНРО-Центр» , в Приморье выращивают карпов, сазанов, осетровых: «В Лучегорске работает наша научно-исследовательская станция, есть свои успехи. В Приморье большие возможности связаны с развитием аквакультуры на теплых водах ТЭС, а также в установках замкнутого водоснабжения».

С полями и зверями

Крупнейшее в Приморье предприятие пресноводной аквакультуры – КФХ «Чистые пруды» – находится в Хорольском районе, близ поселка Ярославского. В собственности хозяйства, которое работает уже больше двадцати лет, десять заводей общей площадью под 100 гектаров. Рыбоводы, в частности, используют для разведения рыбы и хранения продукции для реализации в зиму затопленный бывший карьер Ярославского ГОКа.

«Выращивать рыбу мы научились – в год это 40–50 тонн карпа, сазана, белого амура, карасей, форели, – отмечает глава КФХ Иван Лисов. – Больной для нас вопрос – рынок сбыта. Покупателей не хватает, а в пандемию их стало меньше, чем обычно. Часть продукции мы реализуем через торговые сети и традиционные рынки, в том числе во Владивостоке. Все поставляется в живом виде либо во льду, потому что морозить не на чем и объемы сбыта невелики. Для нас чем теплее на улице, тем сложнее организовать доставку. Живую рыбу продаем по 170 рублей за килограмм, мороженая была бы еще дешевле. Конкуренты для нас – браконьеры с Ханки: та же рыба, но дикая, у них доступнее по цене».

Местный рынок по понятным причинам ограничен. В Китае много своей пресноводной аквакультуры, туда же стараются продать продукцию пресловутые браконьеры с Ханки.

Рыба в «Чистых прудах» выращивается с использованием кормов. КФХ владеет большими площадями, где высаживается пшеница, рожь, соя. «Поля совместно с водой – хорошее дело с точки зрения экономики», – считает Лисов.

Так повышается продуктивность. Если на естественной кормовой базе один гектар дает 300 кг рыбы в год, то с искусственным кормлением можно довести до 1000 кг. Существует также такое понятие, как «плотность посадки». Если выпустить в небольшой водоем тысячу мальков, они выживут и без подкормки. Большему количеству необходима дополнительная пища. Существуют и другие интенсивные технологии, допустим, внесение в водоемы удобрений для увеличения естественной продуктивности, но Иван Лисов не спешит их использовать, потому что рыбы выращивается столько, сколько можно продать.

«В прудах мы можем выращивать хороший посадочный материал для восстановления рыбных запасов Приморского края, – отмечает Иван Лисов. – Есть цех, где мы выращиваем мальков из личинок. Но для этого нужны государственные программы, задания».

Руководитель экофермы в Рязановке Андрей Юрченко выращивает рыбу ради повышения рекреационных возможностей хозяйства. Это не товарное производство, но прибыльное бизнес-решение. Приезжающие отдохнуть и посмотреть на обитателей уссурийской тайги туристы могут за плату поудить рыбу и покормить ее – тоже за свой счет. Также за деньги можно забрать улов с собой. Сделано все по науке.

«Мы удачно стартовали, – считает предприниматель Юрченко. – Наладили связь с ТИНРО-Центром, в Лучегорске (научно-исследовательская станция института) брали первый посадочный материал, пользовались услугами и консультациями ихтиологов ТИНРО и Рязановского рыборазводного завода. В результате многих ошибок удалось избежать, а те особи, которые изначально весили по 50 граммов, перевалили за 10,5 кг. У нас содержатся пять видов карпов, толстолобик, лещ, белый амур, гибрид стерляди и калуги. Распределена рыба по пяти озерам, каждое из которых содержит особый комплект видов. В водоемах образована замкнутая сбалансированная экосистема: есть рыба, которая питается фекалиями других, тиной. Вода очищается, таким образом мы избавляемся от необходимости регулярной чистки озер».

Учредитель СХПК «Лидовский» из Дальнегорска отмечает, что хозяйство удачно совмещает вылов рыбы с ее выращиванием.

«Когда добываем кету, то часть икры закладываем в инкубатор. Затем мальков выпускаем в море, когда рыба вырастает и идет на нерест, вылавливаем ее», – говорит рыбопромышленник.

Несколько лет назад в «Лидовском» занялись также выращиванием радужной форели – сначала больше из интереса, но почин оказался выгодным. Икра завозится из Адлера, где работает специализированное хозяйство, затем мальков выводят в инкубаторе и выращивают до товарного веса в садках. На искусственном корме форель хорошо растет, набирая до 2 кг в год. Между тем продавать рыбу можно весом уже около 400 граммов (достаточно для порционных блюд в ресторане). Такую массу радужная форель набирает к восьми месяцам.

«Форель – высококачественная и дорогая рыба, потому ее выращивают, допустим, и во Владивостоке, – говорит Максим Мельников. – Направление интересное, выгодное. Форель, парную и мороженую, покупают оптом, в том числе предприятия общепита. Рынок не насыщен. Что характерно, был перерыв, три года мы форель не продавали, бывшие клиенты до сих пор обращаются».

Предложение и спрос

В период 2017–2020 гг. средние цены производителей на пресноводную живую рыбу в России выросли на 43,2% – с 98 628 руб./т до 141 226 руб./т. Наибольшее увеличение средних цен производителей произошло в 2019 г., тогда темп роста составил 19,8%.

Несмотря на позитивные ценовые тенденции, как считают участники рынка, без специализированной государственной поддержки ожидать взрывного роста пресноводной аквакультуры не стоит. Хотя бы потому, что есть более интересные варианты.

«Научная база в России имеется, для Приморья она исследована. В отличие от марикультуры, заниматься рыбой в озере проще, это направление лучше изучено, – говорит руководитель Центра аквакультуры и прибрежных биоресурсов Национального научного центра морской биологии ДВО РАН . – Что касается стоимости кормов, стоимости конечной продукции – само производство хорошо просчитывается. Но у пресноводной рыбы в Приморье низкая стоимость, небольшие обороты. Ее невыгодно возить далеко, дорого морозить. Потому это продукция только для местного рынка, который ограничен. Морская рыба всегда вкуснее, полезнее и безопаснее, ее приморцы в массе своей и предпочитают. Пресноводная переносит паразитов, потому хороша только живая, свежая. Как правило, если есть выбор, покупатель выбирает морскую рыбу. В общем, можно зарабатывать деньги, а можно растить рыбу в озерах, если это ваше хобби».

«Что касается развития пресноводной аквакультуры, здесь все упирается в экономику, – подтверждает мнение ученого председатель Дальневосточного союза предприятий марикультуры Роман Витязев. – Марикультура в разы более рентабельное направление. Рядом зарубежные рынки, куда можно сбыть продукцию в больших объемах. С учетом высокой себестоимости есть возможность перерабатывать тот же трепанг. Пресноводных водоемов в Приморье достаточно, если бы направление было интересно с точки зрения бизнеса, озера бы давно были разобраны».

Есть и препятствия нерыночного характера, отчасти схожие с теми, что приходится преодолевать марикультуристам.

Вице-президент Ассоциации прибрежного рыболовства и марикультуры Ауказывает: «Периодически появляются инвесторы, в том числе достаточно крупные. Проверки, придирки со стороны проверяющих органов, работать очень сложно. Отдельные предприятия пытаются что-то развивать, но выпуск продукции невелик».

Например, «Магаданская база тралового флота» пыталась выращивать рыбу в озерах в районе Новошахтинска, но ничего толком не вышло.

«Знакомые марикультурщики пытались выращивать карповых в озерах Хасанского района, – говорит Роман Витязев. – На самом деле, отработка технологии – дело недешевое, немного видов, которые оправдывают вложения. При тех ценах, что есть на пресноводную рыбу, взрывоопасного роста инвестиций ожидать не стоит. Я часто бываю на совещаниях, посвященных развитию аквакультуры, – «пресноводников» просто не слышно, они даже не озвучивают свои проблемы, к органам власти не обращаются.

Были бы у «пресноводников» интересные льготы и преференции (административные, материальные) со стороны государства, возможно, ситуация бы изменилась. Пока про них даже никто не спрашивает».