Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Основателя "Симурга" не смогли обанкротить

Бизнесмен не дал вывести актив из конкурсной массы и рассчитался с кредиторами, несмотря на препятствия

Основателя "Симурга" не смогли обанкротить
Фото: Реальное времяРеальное время

Как стало известно "Реальному времени", казанский предприниматель Самат Хакимов успешно вышел из процедуры банкротства, исполнив все обязательства перед кредиторами и не допустив вывода актива из конкурсной массы "Интехбанка". Производства по делам в отношении бизнесмена и его компании "Симург" прекращены в результате заключения мирового соглашения. Конкурснику общества Якову Кунину, выступавшему против сделки, не удалось обосновать свои возражения в суде.

Видео дня

Бизнесмен расплатился с кредиторами

Арбитражный суд Татарстана прекратил производства по делам о банкротстве в отношении казанского предпринимателя Самата Хакимова и его компании "Симург". Благополучно завершить процедуру удалось после заключения мирового соглашения и исполнения бизнесменом всех обязательств перед кредиторами, несмотря на препятствия, с которыми ему пришлось столкнуться.

Прекращение производства по делу означает, что Хакимов не был обанкрочен. Как следует из статьи 57 закона о банкротстве, это происходит в случае восстановления платежеспособности должника или заключения мирового соглашения, что и произошло в данном случае.

Что касается банкротства компании "Симург", Хакимов сам его инициировал — со слов директора компании, чтобы не дать вывести актив из конкурсной массы "Интехбанка" накануне краха финансовой организации, поскольку усмотрел злоупотребление и мошеннические схемы со стороны банка. Предприниматель неоднократно предлагал "Интехбанку" мировое соглашение, однако получал отказы.

Все это время у основателя "Симурга" была законная возможность вывести свой актив, поскольку он был единственным кредитором. Фото tatarstan.ru

Поэтому Хакимов решил дождаться введения временной администрации в банке в лице , чтобы заплатить законному кредитору, действуя, таким образом, в интересах обманутых вкладчиков "Интеха". Все это время у основателя "Симурга" была законная возможность вывести свой актив, поскольку он был единственным кредитором. Но он не воспользовался этим правом, а терпеливо ждал длительное время, когда АСВ аннулирует незаконную сделку. Дождавшись, сразу предложил агентству мировое соглашение, рассказал директор компании. Правда, столкнулся с другой проблемой — противодействием со стороны управляющего.

Корреспондент "Реального времени" проследил по материалам суда, что ввел внешнее управление сам Хакимов.

Все кредиторы "Симурга" за мировое, конкурсник — против

Кроме того, согласно картотеке арбитража, конкурсник компании пытался исключить из реестра кредиторов "Симурга" требования самого Хакимова на 79,26 млн рублей. Сам же, напротив, пытался войти в реестр к бизнесмену с требованиями в 25 млн рублей, однако суд в январе этого года пришел к выводу, что заявление Кунина "подписано неуполномоченным органом" в виду того, что производство по делу о банкротстве "Симурга" прекращено, и он больше не является арбитражным управляющим компании.

Общая сумма долга перед кредиторами "Симурга" составила 168,5 млн рублей, из которых 79,3 млн — требования самого Хакимова. Суд прекратил производство по личному банкротству Хакимова, а мировое соглашение по делу "Симурга" утвердил прошлым летом. Сделку могли заключить и раньше, но этому активно противился Кунин, который и впоследствии добивался ее расторжения, но все суды проиграл. При этом заключению мировой он препятствовал, судя по материалам дела, вопреки воле всех кредиторов, которые активно выступали за сделку. Таким образом, Кунин действовал вразрез с нормами арбитражного права, считают эксперты.

Хакимов решил дождаться введения временной администрации в банке в лице Агентства по страхованию вкладов, чтобы заплатить законному кредитору, действуя, таким образом, в интересах обманутых вкладчиков "Интеха". Фото: Лина Саримова

"В случае покупки имущества на торгах он получил бы 8% от суммы сделки"

Поведение конкурсного управляющего во время его работы по делу "Симурга" действительно вызывает вопросы. Разногласия между Хакимовым и Куниным достигли апогея, когда конкурсник публично обвинил предпринимателя в махинациях.

Так как с самим Хакимовым связаться не удалось, мы дозвонились до директора компании.

— Кунин не подписал мировое соглашение, а еще оспаривал его после утверждения: в кассации, и в Верховном суде России. Везде проиграл. Ладно бы, если хоть один кредитор был не согласен, а тут все согласны, а он: я не буду подписывать мировое, потому что оно противоречит интересам кредиторов. Вот я не понимаю — это как? — дивился поведению конкурсника руководитель "Симурга" Равиль Садриев.

По словам директора компании, во время исполнения обязанностей арбитражного управляющего директор допустил несколько ошибок и упущений. Во-первых, конкурскник не снял обременения с компании, хотя по закону обязан был это сделать. Также допустил ошибки, которые привели к серьезным проблемам у "Симурга" с налоговой, службой судебных приставов, (на сегодня устранены).

Возможно, Кунин исходил из соображений личной выгоды. Ведь в случае конкурсной реализации имущества должника он мог получить вознаграждение в размере 8% с продажи, а с учетом того, что имущество оценили в 165 млн рублей, сумма была бы немаленькой, порядка 13,2 млн рублей. Если же спор должника с кредиторами решался миром, конкурсник мог рассчитывать лишь на возмещение ежемесячных расходов.

Согласно картотеке арбитража, конкурсник компании пытался исключить из реестра кредиторов "Симурга" требования самого Хакимова на 79,26 млн рублей. Фото: Максим Платонов

— В случае покупки имущества на торгах он получил бы 8% от суммы сделки. Любому арбитражнику выгодно продать имущество, потому что он получает за это деньги. А при мировом соглашении он получил бы лишь текущие платежи 45 тысяч рублей в месяц, — рассуждал в разговоре по телефону Садриев, — Когда он был конкурсником, с бухгалтерским учетом напортачил, неправильную отчетность в налоговую сдал. Потом, когда уже я был руководителем, пришли требования, что неправильно поданы отчеты, была блокировка счета.

Кроме того, Кунин, по словам директора компании, срывал подписание мирового соглашения. Получив деньги на текущие платежи, по одному из них заплатил дважды, так что возник долг по другим. Тем самым вновь помешав заключению сделки.

"Не согласен с позицией суда, были определенные мотивы"

Судя по всему, Кунин опасался, что Хакимов подпишет мировое соглашение, если не по делу "Симурга", то в рамках личного банкротства, где были те же кредиторы. По сути, не имея отношения к другой процедуре, направил письмо арбитражному управляющему Хакимова, где возражал против заключения сделки уже по делу о персональном банкротстве. Конкурсник бизнесмена подтвердил эту информацию:

— Со стороны Кунина были возражения по вопросу заключения мирового соглашения по делу "Симурга". Он направлял мне письмо с возражениями, в нем было несколько пунктов. Дословно сейчас не приведу, все-таки год прошел. Но сам факт остается, он возражал и, это была нестандартная ситуация. Если все кредиторы согласны, то в чем его возражения? Закон обязывает арбитражного управляющего действовать добросовестно и разумно. Что касается Хакимова, с долгами он рассчитался, и дело прекращено.

"Реальному времени" удалось связаться и с самим бывшим конкурсным управляющим "Симурга" Яковом Куниным. На вопрос, почему он был против мирового соглашения, он категорически отказался отвечать:

— Нет, я сейчас не буду пояснять. Мне это уже абсолютно неинтересно. Я был не согласен с позицией суда, но это мое личное мнение, были определенные мотивы. Но поскольку по делу все-таки утвердили мировое соглашение, после этого я ушел из процедуры, поэтому дальше эту тему я обсуждать не хочу.

— Возражения со стороны конкурсного управляющего, возможно, были обусловлены только тем, что мировым соглашением не было предусмотрено его вознаграждение, — высказал независимое экспертное мнение казанский юрист и арбитражный управляющий Анвар Айнутдинов, — Обычно после удовлетворения требований кредиторов конкурсник получает вознаграждение, где-то от 3% до 7%. Утверждать не буду, могу только предположить, возможно, у него была экономическая заинтересованность. С точки зрения законодательства о банкротстве, вообще примирительные процедуры, конечно, приветствуются. Я тоже их сторонник, считаю, если есть возможность примирения, нужно, конечно, такой возможностью пользоваться.

С учетом материалов суда и тех сведений, которыми с нами поделился директор компании и помощник юриста, у Хакимова могут быть основания для подачи иска о причинении убытков, а возможно и заявления о проверке на предмет возбуждения уголовного дела. Но в связи с тем, что дозвониться до самого предпринимателя не удалось, позиция основателя "Симурга" по этому вопросу остается неизвестной.