Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Глобальное противодействие изменению климата набирает обороты

Глобальное противодействие изменению климата набирает обороты
Фото: Финансовая газетаФинансовая газета

Например, если в 2019 году обязательства по достижению углеродной нейтральности приняли на себя лишь 29 стран, на долю которых приходится всего 10% глобальных выбросов, то на сегодняшний день такие обязательства приняты 92 странами, чей совокупный объем выбросов составляет 78% от общемирового. На корпоративном уровне наблюдается экспоненциальный рост обязательств, принимаемых на себя компаниями: более 2000 компаний по всему миру установили целевые показатели, подтвержденные инициативой «Научно обоснованные цели» (Science Based Targets initiative - SBTi), тогда как в 2015 году таких компаний было всего 116 – это соответствует ежегодному росту на 65%.

Видео дня

И все же, многие руководители компаний недооценивают темпы и масштабы предстоящих изменений и действуют слишком консервативно, рискуя в итоге остаться с обесценившимися активами и устаревшими бизнес-моделями. В докладе Всемирного экономического форума и BCG «Как победить в гонке за углеродной нейтральностью: советы руководителям по достижению преимущества» (Winning the Race to Net Zero: The CEO Guide to Climate Advantage) подробно рассказывается о том, как компании, первыми начавшие действовать, теперь устанавливают правила в своих отраслях и за их пределами, попутно обеспечивая себе источники преимуществ в бизнесе.

«Изменения происходят гораздо быстрее, чем большинство людей – и компаний – осознают это. Например, прогнозы по мощности солнечных энергоустановок к 2030 году были повышены в 36 раз за период 2002-2020 гг., а по удельным затратам - понижены втрое, – говорит Патрик Херхольд, управляющий директор и партнер Центра BCG по проблемам климата и устойчивого развития. – Компании, недооценивающие темпы и масштабы подобных изменений, рискуют серьезно ошибиться в оценке того влияния, которое климатические изменения могут оказывать на бизнес-модели, продукцию и стоимость компаний».

Переход может быть сопряжен с рисками, но это также и беспрецедентная возможность. В докладе, основанном на собранных количественных и качественных данных, включая интервью с более чем двумя десятками генеральных директоров и руководителей высшего звена ведущих компаний из разных регионов и отраслей, подробно описаны ключевые преимущества принятия нового вызова, а также формы конкурентного преимущества, доступные «климатические лидерам», например:

Привлечение большего количества перспективных кадров: устойчивое развитие в приоритете у половины соискателей. Выход в сегменты с более высокими темпами роста: «зеленые» альтернативы традиционным продуктам обеспечивают до 25% ускорения темпов роста. Сокращение выбросов без дополнительных издержек: почти все компании могут реализовать требуемое сокращение выбросов, как минимум, на треть без увеличения издержек бизнеса. Некоторым даже удается достичь почти полной декарбонизации без увеличения издержек (а в среднем выбросы в ключевых секторах можно сократить на 50% без увеличения издержек). Снижение риска: повышение маржи EBIT на 2–12% за счет снижения обязательств по «углеродному» налогу. Доступ к более дешевому финансированию: лидерам устойчивого развития привлекаемый капитал обходится в среднем на 100 базисных пункта (или 1%) дешевле Увеличение акционерной стоимости: совокупный акционерный доход у лидеров устойчивого развития выше в среднем на 3% (по данным 2016-2020 гг.).

В докладе также сделан вывод о том, что наибольший прогресс в последние годы достигался зачастую не коллективными усилиями, а, напротив, конкуренцией, провоцируемой действиями отдельно взятой компании, решительно вырывавшейся вперед и оставлявшей позади других игроков своего сектора. Такие первопроходцы поднимают планку для своих отраслей, меняют рыночный контекст, разрушают собственные бизнес-модели, демонстрируют, что сокращение выбросов может быть экономически выгодным, и дают потребителям возможность сделать выбор в пользу устойчивого развития.

Одним из примеров является компания Tesla. Она представила первый серийный на 100% электромобиль в 2008 году, когда многие все еще скептически относились к этой технологии. Другой пример – компания Mercedes, которая ошеломила весь мир в 2019 году, объявив, что к 2039 году намерена сделать весь свой автопарк углеродно-нейтральным. Сегодня, спустя всего три года, не только появились производители, полностью сосредоточившиеся на производстве электромобилей, но и практически все крупные автопроизводители поставили перед собой смелые цели по электрификации парка, причем многие из них планируют полностью прекратить продажи двигателей внутреннего сгорания в течение десяти-двадцати лет. Идущие первыми не только создают большую ценность – они меняют правила игры, увлекая других за собой.

Константин Полунин, партнер-эксперт и директор BCG, сказал: «Вопрос о том, изменится ли климат, уже неактуален. Актуальнее для стран и для глобальных компаний – понять, как выиграть в гонке декарбонизации, что делать с теряющими ценность активами и как менять бизнес-модели. Сейчас наступил такой момент, когда «нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее», как в свое вьюис Кэрролл в знаменитой сказке об Алисе в стране чудес. 

В российских компаниях, в первую очередь, в экспортерах, этап принятия новой реальности и новой конкуренция в целом уже пройден. Наша страна и многие крупные компании, например, в горнодобывающей отрасли и металлургии, уже озвучили амбиции в области углеродной нейтральности. Но как изменятся глобальная конкурентоспособность наших компаний и отраслей, бизнес-модели компаний и регулирование, еще предстоит осознать».

Антон Косач, управляющий директор и партнер BCG, прокомментировал текущую ситуацию: «В 2021 году были заявлены цели по углеродной нейтральности РФ, разработаны стратегические документы по развитию низкоуглеродной экономики, создан задел для развития водородного бизнеса как новой крупной конкурентной отрасли. По оценкам BCG, уже сейчас потенциал декарбонизации операционной деятельности российского бизнеса сопоставим с международными компаниями – до трети объемов эмиссии СО2 могут быть адресованы экономически рентабельными мерами.

Чтобы не проиграть в конкурентном предложении и адресовать вызовы европейского трансграничного углеродного регулирования (Carbon Border Adjustment Mechanism – CBAM), российский бизнес в 2021 заложил фундамент для развития технологий декарбонизации и выхода в новые низкоуглеродные бизнесы. Так, серьезные перспективы есть у водородного бизнеса, как в части развития внутреннего рынка – в «зеленой» металлургии, производстве удобрений или эксплуатации тяжелой и карьерной техники, так и в отношении экспортного потенциала, который, по нашим расчетам, может составить до 9-10 млн т водорода/аммиака соответственно в ближайшие 10 лет».

«Ведущая роль частного сектора и энергичные действия лидеров государств имеют решающее значение для наращивания темпов борьбы с изменением климата, – сказала Антония Гавел, руководитель Платформы противодействия изменению климата (Climate Action Platform) Всемирного экономического форума. – Мы наблюдаем зарождение нового импульса. Конференция COP26 привлекла еще большее внимание мировой общественности к проблемам климата, были приняты значительные обязательства. Мы надеемся, что на форуме "Давосская повестка 2022" лидеры бизнеса продолжат наращивать свои обязательства, признают возникающие климатические риски основными для своего бизнеса и, что важно, в скором времени реализуют принятые обязательства в преобразования бизнеса и инвестиции. В докладе изложено, как лидеры могут стать "зелеными" и ускорить принятие мер, чтобы защитить нашу планету».