Импортозамещение в строительстве: о чем думает государство, что предпринимает бизнес, чем делятся специалисты

Упрощенный порядок решено продлить, параллельный импорт включить, производства локализовать

Импортозамещение в строительстве: о чем думает государство, что предпринимает бизнес, чем делятся специалисты
© BFM.RU

Сначала о том, что происходит в сфере строительного импортозамещения на высоком федеральном уровне. Одно из последних решений правительства — продлить действие упрощенного порядка подтверждения пригодности новых стройматериалов, который был введен в апреле 2022 года как одна из мер по обеспечению развития российской экономики в условиях санкционного давления. Согласно постановлению, подписанному , упрощенный порядок, который позволяет быстрее выводить на рынок новые строительные материалы, изделия и конструкции и нивелировать риск их дефицита из-за внешних ограничений, будет действовать до конца 2023 года.

При использовании упрощенного порядка срок подтверждения пригодности отечественных стройматериалов сокращается с 90 до десяти рабочих дней: это стало возможным благодаря отказу от разделения процедуры на министерскую и подведомственную части и созданию механизма подтверждения пригодности по системе одного окна — «под ключ». Что касается стройматериалов, которые ввозятся в Россию из-за границы, то для подтверждения их характеристик российские органы стройнадзора продолжат учитывать результаты испытаний, проведенных в зарубежных лабораториях.

Информация о продлении упрощенного порядка появилась на правительственном сайте 5 октября, а днем ранее на заседании координационного совета по импортозамещению и технологической независимости заместитель руководителя аппарата Национального объединения строителей, директор департамента ценообразования в строительстве Павел Малахов в очередной раз представил каталог импортозамещающих строительных материалов и оборудования, который НОСТРОЙ при поддержке запустил весной этого года.

По словам Павла Малахова, на сегодняшний день в каталоге размещено более 1700 импортных материалов, оборудования и ресурсов с уже подобранными аналогами отечественного производства или из дружественных стран. «Каталог очень востребован среди застройщиков, представителей служб государственного заказа, а также органов госэкспертизы на территории всех субъектов Российской Федерации. Каталог развивается и продолжает расширяться. В него включаются новые позиции, в том числе дорожная строительная техника, потому что там особенно наблюдаются проблемы как с запчастями, так и с самими машинами», — подчеркнул эксперт.

Кроме того, он обозначил возможные направления развития каталога, в том числе в части внесения законодательных изменений по использованию позиций-аналогов без дополнительных согласований с госэкспертизой. Это позволит сократить сроки строительства за счет того, что аналогичность строительного ресурса будет подтверждаться сервисом автоматически.

А еще раньше, в конце сентября, заместитель главы Минстроя рассказал* о прорабатываемых мерах по импортозамещению в строительстве на панельной дискуссии в рамках программы обучающей стратегической сессии «Современные подходы к управлению государственным заказом в области строительства». Как отметил замминистра, «анализ текущей ситуации на рынке строительных ресурсов показал, что достижение крайне низкого уровня зависимости отрасли от импорта из недружественных стран — это вполне реализуемая задача. И она может и должна быть выполнена в ближайшие несколько лет путем создания и увеличения отечественных производственных мощностей, развития науки и повышения квалификации специалистов».

Говоря о направлениях соответствующей работы Минстроя, и других министерств и ведомств, Сергей Музыченко подчеркнул, что для обеспечения бесперебойной деятельности отрасли часть наиболее недоступной продукции будет поставляться через механизм параллельного импорта, а также через ввоз аналогов из дружественных стран. Но это целесообразно только в перспективе ближайших двух-трех лет — времени, необходимого для замещения импорта путем создания новых производств.

Другие направления — это локализация производств с учетом возможности использования запатентованных технологий зарубежных изготовителей, а также расширение имеющихся производственных мощностей при условии, что у конкретного расширяющегося производства незначительная доля импорта и одновременно высокий уровень компетенций. Еще одно направление — проведение научно-исследовательских работ, направленных на достижение технологического суверенитета с помощью разработки новых материалов, оборудования, инструментов и технологий.

Сергей Музыченко отдельно отметил, что по каждому важному строительному ресурсу Минстрой определил уровень зависимости от импорта и меры из обозначенных направлений, которые планируется принять для минимизации этого показателя, чтобы снизить риски для отрасли.

Опыт мальчиков, которые выжили

Ну, это все там, наверху. А как обстоят дела в сфере реального бизнеса? Прожив и проработав полгода в условиях импортозамещения, что сегодня игроки рынка называют его болевыми точками? И каким опытом готовы поделиться с коллегами?

По признанию вице-президента, директора департамента закупок ГК ФСК , важно и показательно, что в сегменте строительства жилья комфорт-класса компании удалось на 100% перейти на российских производителей и при этом добиться еще и снижения цен до уровня января-февраля текущего года.

Александр Ткаченко вице-президент, директор департамента закупок ГК ФСК «Основные сложности, которые на текущий момент есть, — это более долгая и непредсказуемая логистика строительных составляющих и дефицит рабочей силы на строительных площадках. Но все преодолимо: вопрос с логистикой мы решаем за счет более раннего планирования, чтобы успеть доставить продукцию для стройки в сроки согласно графику, а вопрос с дефицитом рабочей силы — путем увеличения числа подрядчиков на площадке. Сейчас важно обмениваться опытом, и участники рынка стали более активно общаться, делиться между собой информацией. Это очень важно, поскольку помогает в текущих непростых реалиях».

В компании «Интеко» отмечают, что все их проекты на сегодняшний момент находятся в активной фазе строительства и сложно оценить их успешность, так как основным показателем является реализация проекта в срок и с заданными экономическими результатами. «То есть себестоимость проекта должна стремиться остаться в заданном и утвержденном бюджете. Пока все наши проекты, которые «приняли на себя удар» обстоятельств после 24 февраля, и по срокам, и по бюджету находятся в своем графике. Срыва срока и превышений бюджета на сегодня нет», — говорит директор департамента управления себестоимостью строительства компании «Интеко» Александр Родивилов.

Александр Родивилов директор департамента управления себестоимостью строительства компании «Интеко» «Один из самых больших рисков в случае полного замещения импортного материала или оборудования на отечественный заключается в том, что в доле отечественного материала может присутствовать сырье из-за рубежа, и это затрудняет само производство этого материала. В таком случае либо полностью снимается линейка продукции с производства по причине отсутствия зарубежного сырья, либо не выдерживаются сроки изготовления продукции. Решением может стать поиск альтернативного сырья в дружественных странах или разработка собственных месторождений в России. Однако открытие нового месторождения — процесс небыстрый и финансово затратный. В качестве примера можно привести сантехнические изделия из фаянса (раковины, унитазы и так далее), которые производятся в России и в производстве которых используется белая глина — каолин. Каолин добывается в Великобритании (Корнуолл), в Германии (в районе Дрездена), Чехословакии (окрестности Карлови-Вари), США (штат Джорджия), на Украине. Все эти месторождения на сегодняшний момент недоступны для производителей из России, поэтому прорабатывается возможность добычи каолина на Урале и в Казахстане. В случае замещения на импортные материалы и оборудование из дружественных стран риски заключаются также в логистике и в применении материала или оборудования впервые. Решение: успешно идет работа по поиску поставщиков из Турции, Китая, ОАЭ, Индии, стран СНГ. Также прорабатываются альтернативные логистические решения, в том числе благодаря параллельному импорту, который был легализован весной. Стоимость такой поставки вырастает до 30-50%, а также может увеличиться срок, но тем не менее варианты решения есть».

По мнению эксперта, опыт каждой компании, которая успешно справилась с проблемами и трудностями, связанными с импортозамещением, может пригодиться всему рынку. «Единственное, все-таки в жилищном строительстве очень важно учитывать класс проекта, так как проекты комфорт-класса и премиум-класса в решении задач по импортозамещению практически не имеют точек соприкосновения», — считает Александр Родивилов.

У «Группы Аквилон» и ее сооснователя и председателя совета директоров импортозаместительный опыт особый: компания работает в Архангельске, на Крайнем Севере, что умножает некоторые трудности на два, если не на три.

Насколько Крайний Север отличается от других территорий страны, если мы говорим о производстве, о доставке стройматериалов, о самом строительном процессе?

Александр Фролов:

Север, конечно, отличается в силу своих климатических условий в первую очередь. То есть строительство здесь идет так же, как и во всех регионах, круглогодично, но имеет определенные ограничения в рамках суровой зимы. Логистические моменты для нашего региона также достаточно проблематичны: везти сложно, плюс дорогие энергоресурсы, не развито на сегодняшний день производство строительных материалов, их приходится на 90% завозить. Другое дело, что как таковая проблема импортозамещения для нас стоит не столь остро, поскольку мы исторически работаем на отечественных стройматериалах. Речь идет скорее о локализации производства, которое мы вынуждены были начать еще в пандемию и продолжаем сейчас, в условиях санкционного давления. Для нас принципиально, чтобы наши партнеры обеспечивали поставки вовремя, а они нередко работают на импортном оборудовании, и у них могут возникать определенные проблемы. Поэтому мы, что называется, максимально перевели процессы «под себя».

А именно?

Александр Фролов:

У нас основные строительные материалы, наличие которых необходимо жестко контролировать и точно понимать, сколько их есть в запасе, — товарный бетон, железобетонные изделия, те, которые максимально востребованы в общестрое. Речь идет о непрерывности процесса: если с поставками что-то начинает сбоить хотя бы на день-два-три, то приходится буквально все переделывать, именно поэтому это так важно. В свое время мы планировали заранее логистические поставки материалов и сами их хранили. А сейчас мы приобрели оборудование казанского производства — по сути, заводы, два больших бетоносмесителя, которые выпускают товарный бетон. На сегодняшний день у нас есть свой парк отечественных миксеров на базе «КамАЗов», так что основной цикл, который присутствует в монолитном домостроении, мы смогли себе обеспечить.

Если честно, во сколько вам это обошлось? И на какой экономический эффект вы рассчитываете?

Александр Фролов:

Около 150 млн рублей мы потратили на оборудование и на парк миксеров, скорее всего, нам придется его еще расширить. Производственные мощности были в наличии: земельный участок для производства железобетонных изделий, подъездные пути, нужные мощности, электрические мощности — это все у нас было, и поэтому не такие уж сумасшедшие суммы. Года через три-четыре выйдем в плюс.

Компания Dantone Home — представитель сегмента производителей мебели, которых на рынке недвижимости считают жителями другой, но все-таки соседней галактики. Мебельщикам тема сегодняшнего разговора тоже отлично знакома. Более того, как признается генеральный директор Dantone Home , этот бренд появился именно в результате процессов импортозамещения. «С момента создания мы практически все производили в России. Импортные составляющие — только в тех продуктах, которые в России не производят исторически: ковры, свет, декор, какие-то вещи ручной работы. В остальном — кухни, мягкая мебель, спальни, кабинеты, гардеробные, библиотеки и многое другое — производится в России на фабриках-партнерах», — поясняет эксперт.

Сергей Воронов генеральный директор компании Dantone Home «Если говорить о сложностях, то это всегда — произвести качественно, в сроки и в соответствии с техзаданием и чертежом: производство пока несовершенно, к сожалению. Качество, цена, сроки — вот основные проблемы. Также было непросто привлечь иностранных дизайнеров, но нам удалось это сделать, хотя, безусловно, были сложности с реализацией их идей в России. Мы исторически старались формировать собственную дизайн-команду, но при этом продолжаем сотрудничество с международными дизайнерами, потому что именно они создают тот уровень, на который нужно ориентироваться нашим молодым дарованиям. А сами мы ориентируемся на интернациональную аудиторию, так как наш продукт должен быть воспринят в любой точке мира».

Технологическое импортозамещение — отдельное направление, набирающее обороты. Отечественные разработчики ПО полны оптимизма, о чем BFM.ru подробно рассказывал много раз, власти этот оптимизм вполне разделяют, а вот взгляд девелоперов, оказывается, не всегда столь же позитивен.

«С уходом Autodesk из России жить стало печальнее: вся прогрессивная часть девелоперского рынка для хранения и согласования документации пользовалась сервисом Autodesk BIM 360, а для проектирования — Autodesk Revit, Navisworks, AutoCAD, Civil 3D и так далее. Лицензии на систему хранения у большинства девелоперов работают до ноября-декабря, после чего всем придется переносить базы данных на какое-то другое импортозамещающее ПО», — напоминает директор по цифровому продукту компании GloraX .

По словам эксперта, если в случае с системой хранения альтернативы внутри РФ найдутся (например, в GloraX выбрали лицензию платформы Sarex, которая сейчас активно дорабатывается по требованиям компании), то в случае с ПО для проектирования останется либо работать на пиратских версиях, либо отказываться от идеи повсеместного внедрения BIM на ближайшие лет пять.

Артем Чернов директор по цифровому продукту компании GloraX «ПО от Autodesk уже 10-15 лет является отраслевым стандартом для проектирования в нашей стране. Российский филиал давно выиграл в маркетинговой войне, и 95% работодателей требуют от своих соискателей-проектировщиков владения именно AutoCAD и Revit. Никто не ожидал, что однажды Autodesk перестанет продавать лицензии в России. Причем параллельный импорт проблему как будто бы не решает: ведь по тексту лицензионного соглашения пользоваться перепроданным ПО так же незаконно, как и пиратским. Есть ли альтернативы в проектировании? Теоретически есть: черчение в AutoCAD заменяется российским nanoCAD, а Revit можно заменить относительно свежим решением под названием Renga. Но если в случае с «отечественной чертежной доской» все это хотя бы на словах реально (хотя я и не представляю, как десятки тысяч проектировщиков по всей России переучиваются работать в другом ПО), то в случае с Renga ситуация гораздо сложнее: по мнению большинства активных участников рынка, продукт еще очень сырой для реального использования в работе».

Если вложить много денег и государственных субсидий в разработку/доработку нового ПО, создать новые команды программистов и усилить старые, то через два-три года мы могли бы выйти на определенный конкурентный уровень. Но сейчас это направление — не самое приоритетное для госбюджетирования. Поэтому в ближайшей перспективе внутреннему рынку России придется спешно искать собственные решения, чтобы делать свои проекты в привычном ключе, уверен Артем Чернов.

* Есть в распоряжении BFM.ru