Ещё

Козак объяснил, почему бензин в России дорогой 

Еще недавно казалось, что нефть никому не нужна, и цены на нее стали падать. Сегодня стали понятны две вещи. Во-первых, даже если Европа будет и дальше переходить на альтернативную энергетику, будет вырабатывать электричество на все более модных электромобилях, ловя ветер, солнечные лучи и колебания приливов и отливов, даже тогда углеводороды потребуются. Просто пойдут они не на бензин, а на нефтехим: на производство новых материалов. Например, те же автомобили могут стать электрическими, но их надо будет из чего-то делать. Во-вторых, не откажем себе в удовольствии в данном случае, кажется, все-таки со всеми основаниями применить "теорию заговора". Очень похоже, что Трамп нагнетает ситуацию вокруг Ирана, чтобы гарантированно поднять цену не нефть до 80 долларов за баррель, ведь после этого вновь становится рентабельной добыча в Америке сланцевой нефти, добыча ее друзьями Трампа из числа американских промышленников.
И вот даже президент Болгарии, страны-новобранца Евросоюза и НАТО, приехав в к Путину, благодарит Россию за то, что она не держит зла за срыв первоначального проекта "Южный поток" и просит: давайте уж как-нибудь направим газ из "Турецкого потока" в Европу через Болгарию, хотя, конечно же, не будем отказывать болгарам и в глубоко скрытых, латентных, но все же, наверное, искренних братских чувствах.
Как бы то ни было, калькулятор работает: цены не нефть и газ и за их транзит для стран вроде Болгарии будут расти. Но у этого есть и оборотная сторона. Как только мировые цены на нефть идут вверх, и внутри страны происходит повышение. А это не всегда вовремя. И кто же отвечает за это в правительстве?
Недавно произошло распределение обязанностей между вице-премьерами. Первый
вице-премьер Антон Силуанов отвечает за все финансы и экономику, а также за нацпрограммы по международной кооперации и экспорту, повышению производительности труда и поддержки занятости.
Вице-премьер Максим Акимов курирует цифровую экономику, а также автодороги. И в целом — за вопросы транспорта, связи, инноваций. Плюс недвижимость и интеллектуальная собственность.
Алексей Гордеев — на агропроме и рыболовстве, лесе, природопользовании и экологии.
Татьяна Голикова — демография, здравоохранение, образование и наука.
Ольга Голодец — культура, спорт и туризм.
Константин Чуйченко отвечает за планирование работы всего кабмина и контроль за исполнением его решений. За ним же и юстиция, правоохранительные органы, взаимодействие с судами и прокуратурой. Помимо этого, госполитика в сфере массовых коммуникаций и СМИ.
Виталий Мутко отвечает за вопросы жилья и городской среды. В сфере его компетенции — строительство и ЖКХ, жилищная политика и развитие регионов.
Юрий Борисов — оборонно-промышленный комплекс.
Наконец, вице-премьер Юрий Трутнев по-прежнему отвечает за Дальний Восток: еще и как полпред президента. За ним же — Арктика.
Но кто же отвечает за топливо и конкретно за бензин? И к кому же по коридорам Белого дома, где работает руководство правительства, недавно ходили руководители нефтегазовых компаний России? От кого зависят цены на бензин и дизель? "Вести в субботу" встретились с вице-премьером, ответственным за это теперь.
— Дмитрий Николаевич, меня здании правительства меня периодически охватывает чувство географического кретинизма. Я в нем теряюсь. По-моему, я пришел в тот же кабинет, где вы были до этого?
— Да, я его уже 10 лет не меняю.
— Вы — ветеран правительства в хорошем смысле этого слова, но у вас изменились полномочия. Скоро будут перераспределения. Не могу не обратить внимание — висят еще олимпийские факелы.
— Это из прежней жизни, что называется.
— Из прежней жизни, когда вы курировали Сочи. И карта Крыма. А вы курировали Крым? А сейчас, кстати, Крым не закреплен ни за кем из вице-премьеров?
— Да, в распределении обязанностей между вице-премьерами Крымского полуострова нет.
— Почему?
— В основном проблемы интеграции Крыма в экономическую, правовую систему завершены, и мы в большей степени будем подходить к Крыму, как и к другим субъектам Российской Федерации. Крым не останется без внимания правительства. Есть масштабная федеральная целевая программа по его инфраструктурному развитию.
— Мост открыли.
— Такие же программы имеются и в Калининграде, и на Дальнем Востоке, и в Карелии.
— То есть Крым стал рутиной в хорошем смысле этого слова?
— Мы будем работать с Крымом так же, как со всеми другими субъектами Российской Федерации. Это была наша цель, и в основном она достигнута.
— Ваше теперь — это промышленность, топливно-энергетический комплекс?
— Электроэнергетика.
— Что скрывать, конечно, я напросился к вам в гости, чтобы про бензин поговорить. В майс