Ещё

«Это все благодаря мне»: Трамп уронил нефть и рубль 

Североморская марка Brent дешевеет второй месяц подряд. Нефтяные котировки упали ниже $70 за баррель. Дональд Трамп считает такую динамику своей заслугой: на фоне его антииранской риторики ряд стран увеличили добычу. Падающие цены и угроза избытка нефти на рынках может заставить ОПЕК+ вновь сократить добычу. Вслед за котировками рубль также опустился до 67,5 руб. за доллар.
Нефтяные котировки к концу недели ускорили снижение: 9 ноября баррель североморской Brent опустился ниже $70. Это самый низкий показатель для нефти с апреля. Одновременно ниже $60 упала нефть другого популярного сорта — WTI.
По состоянию на 18:30 мск за январские фьючерсы на лондонской бирже ICE давали всего $69,83. Падение за день составило 2,75%. Фьючерсы WTI на декабрь к этому времени стоили $59,77 на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX).
К новой реальности нефтяной рынок привыкает с начала октября. Тогда котировки, после более чем годового непрерывного роста перешагнув рубеж в $86 за баррель, сменили тренд и медленно начали снижаться.

Трамп посмотрел в зеркало

7 ноября президент США Дональд Трамп назвал себя причиной снижения нефтяных цен.
«Я дал передохнуть некоторым странам в плане (покупки) нефти (у Ирана). Я сделал это отчасти, потому что они действительно просили о помощи, но на самом деле я это сделал, потому что я не хочу, чтобы цены на нефть поднялись до $100 за баррель или $150 за баррель», — сказал он.
Интересно, что ранее именно Трампа называли причиной роста нефтяных котировок. Баррель Brent стал стремительно идти вверх после того, как президент США объявил о выходе его страны из Сводного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранскому атому. Тегерану было обещано возвращение прежних — и даже еще более жестких — санкций со стороны Вашингтона. Первая волна мер была довольно сдержанной, вторая должна была ограничить экспорт иранской нефти и в виде вторичных санкций всерьез угрожала всем, кто сотрудничал с Ираном.
С весны рынок отыгрывал эти новости, закладывая риски нефтяного дефицита в котировки. На фоне снижения добычи в Венесуэле и Алжире, перебоев с добычей в Ливии и ряда других факторов участники сделки ОПЕК+ приняли решение ослабить размер квот и нарастить добычу. Кроме того, появлялись новости о том, что Вашингтон ведет переговоры со странами ОПЕК об увеличении добычи, чтобы предотвратить возможный дефицит на рынке, параллельно власти Соединенных Штатов пытались убедить покупателей иранской нефти — а это в первую очередь, Китай, Индия и Южная Корея — поменять поставщика.
Игроки отрасли и экспертные агентства заговорили о том, что в ближайшее время нефть может вновь уйти за $100 за баррель. Трамп при этом не переставал критиковать ОПЕК, обвиняя картель в искусственном завышении котировок.
Президент РФ Владимир Путин в начале октябре на Российской энергетической неделе заявил, что рост нефтяных цен во многом обусловлен ожиданием ввода санкций со стороны США в отношении Ирана, снижением добычи в Северной Африке и Венесуэле, на которую также влияют санкции Соединенных Штатов.
«Если бы мы сейчас обсуждали этот вопрос (с президентом США Дональдом Трампом — «Газета.Ru»), то я бы ему ответил: «Если ты хочешь найти виновника роста цен на нефть, Дональд, тебе нужно посмотреться в зеркало», — добавил Путин.
Трамп, похоже последовал его совету, но сделал это по-своему. «Если вы посмотрите на цены на нефть, они значительно снизились за последние пару месяцев — это все благодаря мне, — утверждал президент США. — Потому что у вас есть монополия под названием ОПЕК, и мне не нравится эта монополия».
Инвесторы ожидали снижения активности от Ирана — вплоть до 1,3 млн б/с (в апреле республика экспортировала около 2,5 млн б/с), однако санкции оказались существенно мягче, чем ожидалось, отмечает Михаил Мащенко, аналитик социальной сети для инвесторов eToro в России и СНГ. При этом основные игроки, включая сами Соединенные Штаты, Саудовскую Аравию и Россию, нарастили добычу, предоставив рынку дополнительные объемы.
Если Дональд Трамп изначально планировал заставить основных экспортеров нарастить добычу и таким образом повлиять на цены, то у него все получилось, констатирует эксперт.

Поддержка из пустыни

Существенное влияние на движение нефтяного рынка оказывают и выборы в конгресс США, прошедшие 6 ноября, отмечает главный аналитик БКС «Премьер» Антон Покатович,. Пониженная ценовая конъюнктура была весомым фактором поддержки республиканской партии в выборной период, так как оказывала прямое сдерживающие влияние на цены топливного рынка США. В связи с этим можно предположить, что между США и Саудовской Аравией действовали некоторые негласные соглашения, целью которых было оказания давления на цены.
В течение октября новостной фон активно наполнялся вербальными интервенциями со стороны саудитов, например, в виде заявлений о планах королевства нарастить добычу до 11 млн б/с (в октябре страна добывала 10,7 млн б/с), а при необходимости и до 12 млн б/с.
Саудовская Аравия становится все более знаковой фигурой на нефтяном поле. С одной стороны — Эр-Рияд и Москва в последние годы на фоне договоренностей ОПЕК+ по стабилизации рынка после недавнего кризиса все больше сближаются, с другой — Соединенные Штаты — давний союзник Королевства и сдавать свои позиции не собираются. В отрасли поговаривают, что и недавний скандал с убийством журналиста Джамаль Хашкаджи на территории консульства Саудовской Аравии в Стамбуле может стать очередным этапом в договоренностях с США.
Интересно, что 7 ноября The Wall Street Journal сообщил, что финансируемый королевством исследовательский центр изучает возможное влияние распада ОПЕК на нефтяной рынок. Высокопоставленный советник, знакомый с проектом, рассказал изданию, что критика картеля со стороны Вашингтона в этом исследовании будет учитываться.
«В Королевстве знают, что спрос на нефть не будет вечным, поэтому нужно думать о будущем после ОПЕК», — сказал источник WSJ.
По мнению аналитиков, эти новости также усилили спад на нефтяном рынке. Ожидаемая 11 ноября министерская встреча в рамках ОПЕК+ против ожидания добавляет мало оптимизма инвесторам.
Сейчас часть инвесторов пользуется стратегией «покупай на слухах, продавай на фактах», а те трейдеры, которые хотели занять длинные позиции в нефтяных фьючерсах уже сделали это, отмечает Антон Покатович.

Рубль под ударом

Между тем ситуация со снижением нефтяных котировок не преминула сказаться на российской валюте.
Крайне негативная конъюнктура, сложившаяся за последнее время на мировых сырьевых площадках, послужила поводом для резкого ослабления курса рубля, констатирует аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов. Рубль серьезно «просел» по отношению к доллару и евро. К 18.30 за единицу американской валюты на Мосбирже давали 67,49 руб. (рост на 0,88%), за евро — 76,58 (+0,81%).
Это является весьма неприятным сигналом, так как закрепление нацвалюты над уровнем 67 руб. создает предпосылки ее дальнейшего ослабления в район 69 руб. за одну американскую единицу, отмечает аналитик.
Снижение Brent пока что не носит критически негативный характер для рубля, однако с учетом нового витка ужесточения западной санкционной риторики в отношении РФ, курсу российской валюты остается только вернуться в девальвационный канал, полагает Антон Покатович. По его словам, сейчас большинство наиболее существенных факторов влияния складываются не в пользу российской валюты.
Следующая неделя, по мнению эксперта, может стать весьма сложной для рубля: без фундаментальной поддержки со стороны нефтяного рынка любое даже незначительное усиление санкционной риторики будет отражаться его ослаблением. Курс в ближайшую неделю по отношению к доллару ожидается в диапазоне 66,4-68,2 руб.
Комментарии278
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео