Ещё

Дедолларизация набирает скорость 

Фото: News.ru
Отношение российских и зарубежных компаний к рублю наконец-то изменилось, поэтому дедоларизация отечественной экономики приобретает беспрецедентные масштабы, рассказывает замминистра финансов Алексей Моисеев. Главная причина такого успеха российской валюты — действующие и потенциальные санкции со стороны «наших заокеанских друзей», поясняет чиновник.
«Под воздействием негативных внешних обстоятельств мы видим, что никогда наша валюта не была столь структурной, сильной, как сейчас. Что нас не убивает, делает нас сильнее», — заявляет Алексей Моисеев (цитат по ТАСС).
Рубль по качеству и силы интереса для финрынков пока ещё отстаёт от свободно конвертируемых и резервных доллара и евро, но уже приближается к «валютам средней степени твёрдости».
«Крепости» рублю придаёт ряд решений последних лет, следует из слов чиновника. Первое — переход к плавающему курсу ещё в 2014 году. Второе — бюджетное правило, при котором доходы бюджета при продаже нефти по цене выше $40 за баррель отчисляются в Фонд национального благосостояния (ФНБ). Бюджетное правило позволило снизить зависимость России от нефти, а бюджету страны — стать профицитным, рассказывал ранее министр экономического развития Максим Орешкин.
ФНБ на 1 ноября составлял 4,972 трлн рублей, отчитались ранее в Минфине. С начала года он вырос на 1,2 трлн рублей, а к концу лета 2018-го достиг рекордных с начала года 5,3% от ВВП (более 5,1 трлн). В итоге сейчас краткосрочная волатильность цен на рынке нефти на рубль уже не влияет, убеждён Алексей Моисеев.
Рубль же с начала года ослаб к доллару и евро за десять месяцев на 8%, оценивали ранее в Центробанке. Как писал News.ru, сильнее всего (на 10,4%) рубль «просел» к евро, а к доллару — опустился на 5,4%.
Цена нефти с начала года изменилась незначительно — с $69,2 за баррель в январе она снизилась до $67,51 в ноябре. Однако в течение почти 11 месяцев котировки чёрного золота прошли несколько взлётов и падений. Так, в феврале «бочка» подешевела $65,52, в мае подорожала первого максимума за год — до $77,25, «просев» в августе до $73, а в октябре и вовсе превысила отметку в $80. Но с тех пор баррель неуклонно дешевеет.
Сколько людей — столько мнений
Вопреки словам Алексея Моисеева эксперты оценивают, что рубль наоборот снова стал более зависимым от цен на нефть.
«Мы наблюдаем рост линейной взаимосвязи двух активов, который произошёл на фоне отмены валютных интервенций Минфина на открытом рынке», — рассказывала News.ru аналитик «Алор Брокер» Екатерина Конюхова в середине ноября.
Корреляция между курсом рубля и ценой нефти выросла до 0,1−0,2% с отрицательных значений в прошлом году, подсчитала эксперт. Схожую оценку давал глава аналитического управления департамента глобальных рынков Сбербанка Ярослав Лисоволик.
Не совсем согласен с замминистра финансов и глава Счётной Палаты Алексей Кудрин (ранее глава финансового ведомства), следует из его слов. Рубль — менее стабильная валюта, чем любая другая, уверял Кудрин 22 ноября.
«В мировых расчётах требуется более стабильная единица измерения. В этом смысле рубль, падая в два раза за год, не имеет такого свойства», — указывал Кудрин.
Полный переход на расчёты в рубли создаёт дополнительные валютные риски и, по сути, означает налог на компании государство, добавлял глава СП.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео