Ещё

Стивен С. Роуч: Лживый рассказ Америки о Китае 

Пекин, 17 мая /Синьхуа/ — Стивен С. Роуч, старший научный сотрудник Института глобальных отношений имени Джексона Йельского университета и старший преподаватель Йельской школы менеджмента, недавно опубликовал авторскую статью в «Проекте Синдикат», озаглавленную «Лживый рассказ Америки о Китае».
В прошлом он был председателем Morgan Stanley Asia и главным экономистом этой компании.
"В редкий момент двухпартийного соглашения американские республиканцы и демократы находятся сейчас на одной стороне по одному ключевому вопросу: обвинять Китай во всем, что беспокоит США. Избиение Китая никогда не имело более широкой привлекательности", — отмечает в своей статье С. Роуч.
Эта зацикленность на Китае как экзистенциальной угрозе заветной Американской мечте имеет серьезные последствия, указывает он. Она привела к тарифам «око за око», эскалации угроз безопасности, предупреждениям о новой холодной войне и даже слухам о военном столкновении между растущей державой и действующим глобальным гегемоном, отметил он.
С торговой сделкой, по-видимому, неизбежной, весьма заманчиво сделать заключение, что все это пройдет. Это может быть принятие желаемого за действительное. Китайско-американское доверие теперь порвано в клочья, отмечается в статье.
По мнению ее автора, вероятность достижения поверхностной сделки не изменит этого, новая эра взаимных подозрений, напряженности и конфликта — вполне реальная возможность.
"Но что, если американский класс болтунов все не так понял, и избиение Китая является скорее результатом внутренних проблем, чем ответом на подлинную внешнюю угрозу?", — задает вопрос Роуч. По его словам, «на самом деле есть серьезные основания полагать, что неуверенные в себе США — страдающие от макроэкономических дисбалансов, которые сами сотворили, и боящиеся последствий своего отступления от глобального лидерства — приняли ложное повествование о Китае».
Рассмотрим торговлю. В 2018 году США имели дефицит товарной торговли с Китаем в размере 419 млрд долл., что составляет 48 проц. от огромного общего торгового разрыва в размере 879 млрд долл. Это актуальный вопрос в дебатах, виновник того, что президент США Дональд Трамп называет «бойней» потери работы и давления на заработную плату.
Но Трамп, а также и большинство других американских политиков, не признают, что в 2018 году США имели торговый дефицит со 102 странами. Это отражает глубокую нехватку внутренних сбережений, в значительной степени из-за безрассудного бюджетного дефицита, утвержденного не кем иным, как Конгрессом и президентом. Нет также никакого признания искажений в цепочке поставок, возникших в результате вводимых ресурсов, произведенных в других странах, но собранных и отгруженных из Китая, которые, по оценкам, преувеличивают торговый дисбаланс между США и Китаем на целых 35-40 проц. Не говоря уже о базовой макроэкономике и новой эффективности глобальных производственных платформ, которые приносят пользу потребителям США. По-видимому, гораздо легче очернить Китай как главное препятствие на пути к тому, чтобы снова сделать Америку великой.
Далее рассмотрим хищение интеллектуальной собственности. Сейчас принято считать «правдой», что Китай ежегодно крадет сотни миллиардов долларов интеллектуальной собственности США, вбивая кол в сердце инновационного мастерства Америки. Согласно признанному источнику этой претензии, так называемой Комиссии по интеллектуальной собственности /ИС/, в 2017 году хищение ИС стоило экономике США от 225 до 600 млрд долл. США.
Оставляя в стороне смехотворно широкий диапазон такой оценки, цифры опираются на хлипкие доказательства, полученные из сомнительного «прокси-моделирования», которое пытается оценить похищенные торговые секреты через гнусную деятельность, такую как торговля наркотиками, коррупция, профессиональное мошенничество и незаконные финансовые потоки. Китайская часть этого предполагаемого хищения исходит из данных служб таможенного и пограничного патрулирования США. Они заявили, что стоимость контрафактных и пиратских товаров, изъятых ими в 2015 году, достигла 1,35 млрд долларов. Столь же сомнительные модели экстраполируют эту крошечную сумму в совокупную сумму догадок для США и вменяют 87 проц. от общей суммы Китаю /52 проц. материковой части Китая и 35 проц. Сянгану/.
Затем есть отвлекающий маневр, подчеркнутый в разделе 301 отчета, опубликованного Торговым представителем США в марте 2018 года, который обеспечивает основополагающее обоснование тарифов, взимаемых с Китая: принудительная передача технологий между американскими компаниями и их китайскими партнерами по совместному предприятию. Ключевое слово — «принудительный», что подразумевает, что невинные американские компании, которые добровольно заключают договорные соглашения с китайскими коллегами, принуждаются к передаче своих собственных технологий для ведения бизнеса в стране.
Безусловно, СП, очевидно, подразумевает совместное использование людей, бизнес-стратегий, операционных платформ и дизайна продукции. Но обвинение со стороны американской стороны — это принуждение, которое неотделимо от предположения, что изощренные и опытные американские транснациональные корпорации достаточно глупы, чтобы передать основные запатентованные технологии своим китайским партнерам.
Это еще один шокирующий пример мягких доказательств для выдвижения жесткого обвинения. Невероятно, но Офис торгового представителя США фактически признался в отчете по расследованию на основании 301-й статьи /на стр. 19/, что нет никаких твердых доказательств для подтверждения этих «неявных практик». Как и Комиссия по делам интеллектуальной собственности, Офис торгового представителя США на самом деле провел расследования о полномочии только за счет торговых организаций, таких как Национальный совет по американо-китайской торговле. Их респонденты жалуются на некоторый дискомфорт от отношения Китая к их технологиям.
Вашингтонское повествование также рисует картину Китая как бегемота с централизованным планированием, сидящего верхом на крупных государственных предприятиях, которые пользуются льготными кредитами, несправедливыми субсидиями и стимулами, связанными с громкой промышленной политикой, такой как «Сделано в Китае 2025» и «Искусственный интеллект 2030». Не говоря уже о большом количестве доказательств, которые подчеркивают низкую эффективность и низкую отдачу китайских государственных предприятий.
Нет никаких сомнений в том, что аналогичная промышленная политика уже давно практикуется Японией, Германией, Францией и даже США. В феврале текущего года Д. Трамп издал административный указ о старте в США Инициативы по искусственному интеллекту /ИИ/, разработке графика плана действий по ИИ в течение 120 дней. Очевидно, что Китай вряд ли одинок в повышении инноваций до приоритетного уровня национальной политики.
Наконец, существует устаревшая проблема манипулирования китайской валютой — страх, что Китай намеренно девальвирует свою национальную валюту для получения несправедливого конкурентного преимущества. Тем не менее, широкий торгово-взвешенный курс юаня вырос более чем на 50 проц. в реальном выражении с конца 2004 года. Существующее в течение долгого времени положительное сальдо текущих операций Китая практически исчезло. Тем не менее, недовольство США по валютным вопросам в отношении Китая продолжает существовать, и получило заметное внимание на текущих переговорах двух сторон. Это только усугубляет ложный рассказ Вашингтона.
Одним словом, Вашингтон был неоснователен в фактах, анализе и выводах, и американская общественность была слишком доверчива в своем принятии этого ложного повествования. Дело не в том, чтобы отрицать роль Китая в содействии экономической напряженности в отношениях с США, а в том, чтобы подчеркнуть необходимость объективности и честности в установлении вины — особенно, когда так много поставлено на карту в текущем конфликте. К сожалению, зацикливаться на козлах отпущения, очевидно, гораздо проще, чем долго и пристально смотреть в зеркало. -0-
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео