Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Кусать ли Анатолию Аксакову свои локти?

Буквально за 2 дня до послания Президента РФ Федеральному собранию, в ТАСС состоялась пресс-конференция председателя комитета по финансовому рынку , где он, в том числе, рассуждал о деталях возможной приватизации госдоли . Коротко напомним о дискуссиях то и дело возникающих вокруг продажи контрольного пакета госакций, не побоюсь этого слова, самого главного банка страны, являющегося не только монополистом, но и финансово-образующим денежно-кредитным учреждением страны.

Кусать ли Анатолию Аксакову свои локти?
Фото: ИА RegnumИА Regnum

Сначала в СМИ «ходила» информация о том, что банк от перейдет к . Позже появились данные о переходе контрольного пакета акций государства, находящегося уже более 10 лет в руках ЦБ и попавшего в эти крепкие руки неведомо каким путем, во всяком случае, история умалчивает об этих подробностях, Правительству. Однако глава ЦБ Эльвира Набиуиллина высказалась против каких-либо «благотворительных» схем передачи акций, заявив, что именно продажа государственного пакета государству же, была бы более справедливой в данном случае схемой возврата стране ее же акций.

Видео дня

По данным агентства Рейтер, ЦБ хочет получить рыночную цену за свой пакет в Сбербанке. Согласно текущим рыночным котировкам, доля ЦБ стоит 2,8 триллиона рублей, хотя, согласно годовому отчету ЦБ за 2018 год, 50% плюс 1 акция Сбербанка регулятор оценивал в 72,94 миллиарда рублей по балансовой стоимости. Разные версии тогда звучали от экспертов, но все сходились во мнении, что дело идет к развитию не самого лучшего сценария — приватизации банка. Если, несмотря на то, что всё это время ЦБ, являясь не только держателем госпакета акций, но и в принципе основным его акционером, проводил на банковском рынке такую политику, которая позволила нарастить Сбербанку финансовые активы и охватить чуть ли не все сферы экономики своей «паутиной», позволяет игнорировать требования регулятора и в его же лице акционера, то ожидать от Сбербанка какого-то дальнейшего следования государственной политике, государственным задачам, когда большая часть его акций упорхнет в частные руки, не стоит!

Так вот, схема с покупкой акций Сбербанка по рыночной цене продолжает пестоваться по сей день. Причем отдельные политики продолжают пестовать её, ратуя за необходимость вовлечения средств ФНБ для ее реализации. В предыдущей статье о Сбербанке, мы вполне подробно излагали, почему данная схема является не то, что не желательной, а более того — ее вполне можно расценивать, как грабительскую и вредительскую.

Напомним, как писали СМИ, может купить акции Сбербанка у ЦБ за счет средств ФНБ. Рыночная цена акций Сбербанка, как мы обозначили выше, — 2,8 трлн рублей, что составляет почти треть объема всего сегодняшнего размера Фонда. Однако, согласно действующему закону, использовать в этом году, как и в последующие годы, можно будет лишь излишек средств фонда — когда его объем превысит 7% ВВП. По предварительным расчетам сумма излишка в этом году составит порядка 1,8 трлн рублей, что на 1 трлн рублей меньше рыночной цены пакета акций Сбербанка, которую запрашивает ЦБ. Таким образом, весь объем излишка ФНБ в этом году, если будет решение реализовать данную схему покупки, может пойти не в экономику страны, а в бюджет ЦБ. Да, один из источников агентства Рейтер на финансовом рынке заявлял, что деньги на выкуп акций затем вернутся в Минфин, мол, акции Сбербанка на балансе ЦБ учтены по стоимости существенно ниже рыночной, а потому при продаже у ЦБ образуется прибыль, которую можно будет легко передать в бюджет страны. Но здесь есть одно жирное «НО». Прежде чем ЦБ передаст так сказать разницу, образовавшуюся в качестве прибыли между рыночной и балансовой стоимостью акций Сбербанка, Минфину, регулятор может использовать свою же прибыль на покрытие своих же «дыр». У ЦБ, как известно, были убытки при зачистке банковского рынка, о коих он сам ранее заявлял. Как минимум это один из шагов, которые совершит ЦБ. Значит, так называемая прибыль, которая «вернется» в Минфин, вполне может оказаться по итогу половинчатой, причем в лучшем случае. А если учитывать, что мы владеем далеко не полными данными о состоянии дел ЦБ, так как, согласитесь, наличие убытка у регулятора финансового рынка страны — слишком тревожный знак, указывающий на то, что, регулятор делает что-то не так, к тому же настаивает именно на продаже госдоли Сбербанка, а не на её передаче, возможно, для того, чтобы поправить свое положение дел, то вовлечение средств ФНБ в оборот ЦБ, может иметь более плачевные последствия. Более того, когда в СМИ подливаются мнения экспертов или политиков о возможности использования средств ФНБ для выкупа Сбербанка, то тут уж точно дело нечистое!

Возвращаясь к пресс-конференции председателя комитета Госдумы по финансовому рынку, состоявшейся за два дня до послания Федеральному собранию, можно увидеть, что Анатолий Аксаков входит в число тех самых политиков, которые предлагают или предполагают использование средств ФНБ для покупки Сбербанка у ЦБ. Как передает ТАСС, говоря о том, что продажа акций Сбербанка на свободном рынке возможна после передачи принадлежащего ЦБ РФ пакета правительству, Аксаков заявил:

«Может быть, это можно сделать вторым этапом, сначала продать правительству. Для этого есть , там денег хватает, несмотря на высокую рыночную стоимость пакета ЦБ. Пакет стоит меньше 3 трлн рублей, у нас в ФНБ уже 8 трлн рублей», — цитирует ТАСС председателя комитета Госдумы по финансовому рынку.

Между тем, парламентарий пояснил, что в продаже пакета акций есть и как минусы, так и плюсы. По его мнению, присутствие ЦБ в капитале Сбербанка может положительно влиять на восприятие Сбербанка инвесторами, в том числе иностранными.

Однако заметим, думается, что особенно сейчас страну и ее народ меньше всего волнует мнение зарубежных инвесторов. Тем более инвесторы и без того знают о плюсах и минусах российской экономики. Нахождение Сбербанка на свободном рынке — не самая для них большая радость, хотя, безусловно, акции Сбербанка — лакомый товар. Но опять же лакомый ровно до тех пор, пока ЦБ осуществляет ровно ту денежно-кредитную политику, которую осуществляет сегодня. Будь эта политика ЦБ иной, как, например, за рубежом — когда ставки по кредитам могут быть не то, что низкими, а минусовыми, тогда акции Сбербанка уже не будут представлять такого, как сегодня, интереса для инвесторов — особенно, не будь у него непрофильных активов, сформированных, по сути, за госсчет, за наш с вами счет — за счет своих клиентов. Этими непрофильными активами являются экосистема, цифровые платформы, а также ряд активов, появившихся у банка, в том числе не без использования такого механизма — как досрочный возврат кредитов. На этом механизме «горит» немало отечественных предприятий, влезающих в кредит.

ТАСС напомнил, что глава Сбербанка Герман Греф в конце декабря сообщал о том, что вопрос передачи другой госструктуре пакета акций Сбербанка, которым сейчас владеет Банк России, не обсуждался с кредитной организацией, отметив при этом, что Сбербанку комфортно работать с ЦБ в качестве акционера. Что тут скажешь? Еще бы, думается, любой организации было бы комфортно иметь регулятора какого-либо рынка в числе своих основных акционеров, особенно в такой большой стране, как Россия. Также, по словам Грефа, одной из причин обсуждения вопроса о смене акционера мог стать вопрос дивидендов, которые сейчас перечисляются в федеральный бюджет.

Здесь стоит напомнить, что ЦБ не раз поднимал вопрос перечисления дивидендов от Сбербанка в бюджет своего акционера, то есть — ЦБ, а не в бюджет страны. Недавно, несколько месяцев назад издание Ведомости сообщали со ссылкой на мнение директора юридического департамента ЦБ , озвученного им на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку, что Центробанк против поправки, которая закрепит за ним обязанность перечислять дивиденды Сбербанка напрямую в бюджет. В этой связи ЦБ направил отрицательный отзыв на разработанный правительством новый законопроект. С 2017 г. дивиденды госбанка перечисляются напрямую в бюджет, а не пополняют сперва прибыль ЦБ, 75% которой регулятор отдает бюджету. Сейчас это правило ежегодно продлевается, а проект закона предлагает сделать его постоянным, указывал изданию представитель Минфина.

Собственно, когда Герман Греф указывает на то, что одной из причин обсуждения вопроса о смене акционера может быть вопрос дивидендов, то здесь и становится очевидным, то обстоятельство, из-за которого ЦБ так категорично требует за акции Сбербанка почти 3 трлн. рублей. Не похож ли такой прием на шантаж, мол, либо ищите 3 триллиона и покупайте акции Сбербанка, либо соглашайтесь на перечисление дивидендов в бюджет ЦБ?!

В этой связи мнение Анатолия Аксакова, прежде всего, как представителя государства и народного избранника, озвученное им во время своей пресс-конференции, о том, что, несмотря на высокую рыночную стоимость пакета акций Сбербанка, денег в Фонде национального благосостояния хватает для покупки правительством акций, лишь является «каплей меда», наполняющей «бочку» ЦБ. Между тем, речь Аксакова по обозначенному поводу, может войти и остаться в истории. А сам господин Аксаков, возможно, после озвучивания Путиным послания Федеральному собранию, будет «кусать локти» и сожалеть о сказанном. Так как Президент ясно расставил приоритеты. Как говорится: «Есть-то есть, да не про вашу честь!», то есть деньги ФНБ, думается, никак «не про честь» ЦБ. Эти деньги пойдут на развитие экономики, и в первую очередь, я так понимаю, на строительство совершенно новой, надеюсь, справедливой социальной системы, за которую России не будет стыдно перед будущими поколениями!