Ещё

Ужесточение законов и санкции подтолкнули бизнес к возвращению домой 

Ужесточение законов и санкции подтолкнули бизнес к возвращению домой
Фото: Российская Газета
Процесс возвращения российского бизнеса из зарубежных юрисдикций начался в 2016 году, когда бизнес обязали отчитываться о владении российскими активами через контролируемые иностранные компании (КИК) и платить налоги с их прибыли. В первый год действия нового закона число таких компаний снизилось сразу на 42%. Всего по данным СПАРК-Интерфакс, с 2015-го по первое полугодие 2019-го число зарубежных компаний с активами в России уменьшилось на 55%.
Выбытие компаний из зарубежных реестров не всегда означает их перевод в Россию. Это может быть и перерегистрация в другой стране, и смена схемы владения: например, слияние с аналогичной компанией или перевод под управление другого российского собственника с иностранным капиталом. Доступны только сведения о российских компаниях с иностранными собственниками в первом звене владения. Это лишь вершина айсберга, но она хорошо показывает, что самое активное выбывание российских компаний из зарубежных юрисдикций происходит в офшорах — в первой половине 2019 года на них пришлось около 46% компаний.
В 2018 году количество иностранных компаний с активами в России сократилось на несколько тысяч, или на 5%. Но при этом доля контролируемых ими активов снизилась всего на 0,3 процентного пункта. Это значит, что «экономический вес» КИК в российской экономике практически не уменьшается, их число сокращается за счет ухода мелких и средних компаний.
С 2015-го по первое полугодие 2019-го число зарубежных компаний с активами в России уменьшилось на 55%
Партнер юридической фирмы Astey объясняет перегруппировки задачами развития бизнеса. «Ключевой момент, который мы наблюдаем: российский бизнес осознал, что возврата к безналоговым юрисдикциям уже не будет. При этом запрос на создание новых международных холдинговых и операционных структур связан с международными проектами российских бенефициаров», — отметил он.
Одной из самых востребованных юрисдикций для российского бизнеса остается Кипр. Здесь зарегистрированы около 80 российских компаний, имеющих годовую выручку более 10 млрд рублей. На Кипре базируется четверть всех КИК, имеющих активы в России, а по совокупной величине активов на их долю приходится даже более половины — 56%. Хотя число российских резидентов Кипра стабильно падает (на 7% в 2018 году и на 5% в первой половине 2019-го), доля кипрских резидентов в российских активах не сильно уменьшилась. В 2018 году — лишь на 0,2 процентных пункта.
Страны Западной Европы остаются вторым по значению центром базирования КИК с активами в России. На середину 2019-го на эти государства без учета Кипра приходилось 37% от их общего количества. И снижалось оно меньшими темпами, чем на Кипре — на 1% в 2018 году и на 3% в первой половине 2019 года (всего с 2015 года снижение составило 47%). Сокращение числа западноевропейских владельцев российских дочек не уменьшило их вес в нашей экономике: доля подконтрольных им активов никак не изменилась.
Доля прямых иностранных инвестиций из России в офшоры упала до 9% от общероссийских
По присутствию компаний с активами в России в  выделяются Нидерланды. Хотя с 2015 года их число сократилось на 36%, в последние годы снижение шло совсем небольшими темпами: на 3% в 2018 году (при этом доля в совокупных российских активах сократилась всего на 0,1 процентного пункта) и на 2% в первой половине 2019 года. В Россию было вложено в виде прямых инвестиций около 8 млрд долларов в 2018 году и еще более 5,3 млрд долларов за 9 месяцев 2019 года, что сделало страну крупнейшим инвестором в экономику РФ в последние годы.
Еще одним прибежищем КИК является Швейцария. Динамика снижения числа компаний за 2018-2019 годы совпадает с Нидерландами, а их доля в совокупных российских активах не изменилась. На потенциальные изменения указывают только сдвиги в прямых иностранных инвестиций из России в Швейцарию. В 2018 году они упали на 65% до 0,8 млрд долларов, за 9 месяцев 2019-го отток достиг почти 2,5 млрд
Процесс исхода бизнеса из офшорных территорий ускорился с изменением глобального регулирования в отношении этих зон, в том числе развитием международного автоматического обмена финансовой информацией. Судя по динамике прямых иностранных инвестиций, офшорный бизнес реагирует на эти перемены сокращением масштабов. Доля прямых иностранных инвестиций из России в офшоры упала с 33% в 2015 году до 9% от общероссийских в 2018 году. При этом объем инвестиций из офшоров в Россию за 9 месяцев 2019 года превысил 5 млрд долларов.
Темпы ухода из офшоров наиболее высоки по сравнению с другими юрисдикциями: число зарегистрированных здесь компаний уменьшилось на 9% в 2018 году и еще 12% только в первой половине 2019 года. Эти процессы затрагивают в основном Сейшельские острова, Британские Виргинские острова и Белиз, где сосредоточены 82% от общего числа таких компаний.
"Стратегии, направленные на нераскрытие информации о собственниках, уходят в прошлое. Ключевым вопросом при анализе операций становится вопрос экономической обоснованности. Налоговые реформы продолжаются. Можно ожидать, что следующим фокусом при проверке международных операций станет вопрос трансфертного ценообразования. Не исключено, что появятся инструменты, ограничивающие возможности использования компаний в низконалоговых юрисдикциях в связи с планом BEPS ("Группы 20"/ по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения — «РГ»)", — прогнозирует из PWC.
Видео дня. В России растет спрос на загородную недвижимость
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео