Сергей Алексашенко: «Запустить экономику быстро не получится» 

Сергей Алексашенко: «Запустить экономику быстро не получится»
Фото: Инвест-Форсайт
Экономика, которая и так была на грани рецессии, почти остановлена во многих странах. Да еще и цены на нефть скатились ниже низкого… Но рано или поздно мир победит коронавирус. Какой станет наша жизнь после него? Обсуждаем это с известным экономистом .
Сергей Пятаков / РИА Новости
«Соглашение ОПЕК+ едва ли улучшит ситуацию»
— Только что прошли трудные переговоры стран ОПЕК+ о сокращении добычи. Кое о чем договориться удалось. Это хоть немного выправит кризисную ситуацию?
— Думаю, не сильно. Страны — члены картеля и присоединившиеся к ним договорились о том, что добыча нефти в мире будет снижена на 10 млн баррелей в сутки, а еще какое-то сокращение добычи должно произойти естественным образом в США. И здесь появляются два сюжета.
Первый — хватит снижения в 10 млн баррелей или нет? По оценкам экспертов, спрос в мире снизился на 20–25 млн баррелей в сутки. При среднегодовом спросе в 2019-м 101 млн баррелей… То есть спрос упал примерно на 20–25%. Очевидно, что снижения добычи на 10 млн баррелей явно недостаточно, чтобы привести рынок в состояние равновесия. Все равно предложение будет превышать спрос. Все равно хранилища нефти будут заполняться. И все равно страны, компании, регионы с наиболее дорогой нефтью рано или поздно будут вылетать с рынка.
Кроме того, не забывайте, что это снижение добычи начнется только с 1 мая и будет продолжаться всего 2 месяца (май, июнь). Потом до конца года сокращение добычи будет уменьшаться: сначала по 8 млн баррелей, потом по 6… Это означает: страны, подписавшие соглашение, считают, что с середины года экономическая ситуация в мире улучшится — и потребление нефти начнет расти. Но на самом деле это далеко не факт.
— А каков второй сюжет, который влияет на ситуацию?
— Он связан с тем, что будет происходить в Соединенных Штатах. Америка ведь сразу заявила (и на уровне администрации Белого дома, и на уровне американских нефтяных компаний): никаких соглашений мы подписывать не будем, потому что такого рода соглашения, во-первых, противоречат антимонопольному законодательству США, во-вторых, они противоречат нашей идеологии и экономическим интересам. Президент сказал: цена на нефть все равно упала, поэтому объективно на рынке кто-то перестанет ее добывать, и все образуется само собой.
Выходит, то, как ситуация могла бы отрегулироваться в мире, она будет регулироваться только в США (еще в Канаде и, может быть, Норвегии). А в остальных странах, где нефть контролируется государством, будут приниматься административные решения по ограничению добычи.
Неслучайно, мне кажется, первой реакцией трейдеров на соглашение нефтедобывающих стран было подешевение нефти: видимо, потому что все рыночные игроки согласны с тем, что принимаемые меры явно недостаточные и в краткосрочной перспективе никак не изменят ситуацию. Но, как говорится, поживем увидим.
— Как-то несправедливо получается: большинство стран будет сокращать добычу, пытаясь спасти рынок и цену на нефть. А плодами их усилий воспользуются США, которые к соглашению не присоединились.
— Мне кажется, ситуация немного сложнее. Думаю, цена нефти не только не повысится, наоборот, будет снижаться, потому что предложение будет превышать спрос. Нефти на рынке будет все больше, и в конце концов страны, компании согласятся продавать ее по любой цене, лишь бы освобождать свои хранилища.
Воспользуется ситуацией тот, кто предложит потребителям лучшие условия. Кто быстрее отреагирует на ситуацию снижением цены ниже существующей сегодня на рынке. К слову, пару недель назад уже были сообщения о том, что какая-то американская компания начала продавать нефть из своих арендованных хранилищ (ей было нужно их срочно освободить) по… отрицательной цене. То есть она даже приплачивала (пусть лишь какие-то центы, но все-таки) покупателям. Поэтому предсказать, кто победит, а кто выиграет в этой сложнейшей ситуации, сейчас невозможно.
«Сегодня идет выбор между плохим и худшим»
— Получается замкнутый круг. Сейчас все страны принялись рушить экономику ради спасения от коронавируса. Такого еще не было. Но раз все закрывается, спроса на энергоносители так и не будет. Есть ли альтернатива?
— Она обсуждается. Что правильно делать — резко сжимать экономику по решению государства, или разрешить эпидемии развиваться на полную катушку, зато не останавливать экономику? Во втором случае вовсе не исключено, что в какой-то момент вы (как государство, как регион, как крупный город и т.д.) столкнетесь с тем, что, скажем, заболеют все работники системы энергоснабжения, и там не останется никого… Или заболеют все врачи, которые сегодня лечат больных. Тогда экономическая жизнь в данном населенном пункте остановится сама собой. Ведь любой крупный город, оставшийся без воды и канализации, достаточно быстро придет в ужасающее состояние.
Поэтому то, что сегодня делают власти, — сродни организованному отступлению во время войны, когда войска отходят на заранее подготовленные рубежи обороны. То, что сегодня делается во всех странах с экономикой, — это попытка сохранить ее каркас и сделать так, чтобы те сферы, которые обеспечивают жизнедеятельность, продолжали работать. Попытка сделать так, чтобы свет, газ, тепло были во всех домах, чтобы водопровод и канализация работали, чтобы работала связь, банки, учреждения здравоохранения, правительственные структуры, заводы, фабрики, магазины, которые снабжают людей продовольствием. Это с одной стороны.
С другой стороны, контроль за эпидемией, запреты на общение в парках, в кинотеатрах, в ресторанах — все эти запреты направлены на то, чтобы снизить пик заболевания. Чтобы количество людей, которым требуется экстренная медицинская помощь в больницах, если и будет превышать возможности больниц, то не в 5, не в 20 раз. Поэтому то, что происходит сегодня, — это, конечно, выбор плохого. Просто альтернатива еще хуже…
— Как долго мир может выдержать такое безумие?
— С 1939-го по 1945 год шесть лет шла Вторая мировая война. Многие страны в этой войне участвовали. Во всех этих странах экономика в том или ином виде существовала. Да, она могла быть ограниченной, куцей, перекошенной в сторону военного производства, но тем не менее экономика существовала.
У меня нет никаких сомнений, что и мировая экономика, и экономика каждой отдельной страны в конечном итоге такие удары, как сегодня, выдержит. Но, мне кажется, едва ли экономика начнет полноценно функционировать до того момента, как появится вакцина против этого вируса, и она станет общедоступной. А сегодня горизонт появления вакцины — это год-полтора, и прибавьте еще полгода-год — до тех пор, пока вакцина станет общедоступной. При этом какие-то ограничения, думаю, будут сохраняться и достаточно длительное время после.
Выключатель и реостат
— Сейчас Китай уже объявил, что возвращается к жизни… Тот, кто раньше выйдет из этого пике, выиграет в посткризисном мире?
— Еще две недели назад считалось, что Сингапур, Тайвань, Гонконг, Южная Корея эпидемию подавили. И впрямь, число заболеваний там снизилось до нескольких десятков в день. Но вот они открыли границы, к ним приехали иностранцы, тут же привезли вирус. Количество заболеваний снова резко пошло вверх… В итоге этим странам пришлось вторично вводить ограничения, и они стали еще более жесткими.
Сейчас некоторые европейские страны начинают выходить из коронавирусных ограничений. Каждая идет своим путем. Австрия и Чехия, например, решили, что разрешат работать маленьким непродуктовым магазинам, а Дания — что сначала разрешит работать детским садам и школам. Что окажется правильным, никто не знает.
— Удастся ли быстро снова запустить экономику после коронавируса?
— В русском языке есть фраза «ломать — не строить». Понятно, что экономику остановить очень легко: приказать людям сидеть дома и сказать, что никто, кроме ограниченного списка предприятий, не имеет права функционировать. Но чем дольше ограничения сохраняются, тем сильнее люди теряют социальные связи: между собой, между работниками и компанией… Фирмы перестают платить им зарплату. Люди начинают искать другие формы получения доходов и считают, что у них нет никаких обязательств перед работодателем…
Нужно понимать: есть выключатель, который можно нажать, и зажжется свет. А есть реостат, который снижает или увеличивает силу тока, и у вас лампочка то ярко горит, то тускло… Представьте, что государство выключило экономику классическим выключателем, одним щелчком. А вот включать ее будут реостатом — медленно, постепенно, методом проб и ошибок…
Беседовала
Видео дня. Forbes составил рейтинг самых щедрых миллиардеров Америки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео