Ещё

«Собачья» нефть Urals внезапно стала очень человеческой 

«Собачья» нефть внезапно стала очень человеческой
Фото: Юрий Смитюк/ТАСС
Неожиданный эффект от кризиса перепроизводства на нефтяном рынке: российский высокосернистый сорт нефти «Urals» теперь торгуется с премией относительно более легкой и подразумевавшейся в прошлом более качественной европейской марки «Brent».
Оставим за кадром тот факт, что группа месторождений «Brent» уже давным-давно не является определяющей в составе марки: на сегодняшний день нефть оттуда в составе смеси составляет около 1%, а последняя скважина в Северном море, относящаяся к «Brent», будет закрыта в этом году.
В любом случае, вот уже лет тридцать россиянам постоянно с экранов и страниц СМИ долбят максиму: «Urals» плохой, «Brent» хороший, «Urals» для НПЗ бяка, «Brent» — класс, арабы всегда продадут нефть по рынку, а вот Россия — исключительно с дисконтом.
И тут вдруг на северо-западе Европы на прошлой неделе относительно эталонного «Brent» возникла ПРЕМИЯ на российский сорт «Urals», которая составила без малого 2,30 доллара за баррель, при цене 36,7 долларов за баррель (6% от цены)!
Что за парадокс? Что не так? Дело тут, как и в «Собачьем сердце», в требованиях к очистке!
Всё дело в том, что европейские НПЗ уже давным-давно научились работать с серой в «Urals». Обессеривание (гусары, молчать, это термин из нефтепереработки!) нефти уже стало обычной, рутинной и в общем-то недорогой процедурой.
А вот дальше включается физика: баррель — это мера объёма, «бочка», а не параметр массы. Тяжёлая нефть просто элементарно весит больше, чем лёгкая, причём весьма существенно.
В прошлом, на заре нефтепереработки эту премию по весу барреля всё равно не могли использовать. В тяжёлой нефти дополнительный вес сосредоточен в самой высокомолекулярной фракции, битуме, который только на связующее для асфальтобетона и пригоден. Но потом химики додумались до процесса крекинга (англ. cracking — раскалывание), при котором «длинную» молекулу битума расщепляют на 2-3 молекулы бензинов и дизельного топлива. После этого оказалось, что из тяжёлой нефти можно «настрогать» бензина гораздо больше, чем из лёгкой, причём весьма существенно.
В американской статистике, которая ведётся агентством EIA это дополнительная премия НПЗ уже давно учитывается в виде отдельной строки, называющейся Refinery Processing Gain. Например, в марте 2020 года эта премия составила в целом по США без малого 30,3 млн баррелей (около 1 млн баррелей в день, 7,6% от общей добычи).
Более того, эта премия монотонно растёт год от года, так как тяжёлой нефти в мире всё больше и больше, а найти сейчас среди НПЗ предприятия, которые готовы эдак четверть нефти спускать в битум, ещё надо постараться — дураков нет.
Вот такая история об очистке и о «собачьей» якобы нефти Urals, которая внезапно стала очень даже человеческой.
Видео дня. Тарифы на услуги ЖКХ вырастут в Москве
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео