118 дней протеста в Хабаровске: Фургаломобиль стал последней каплей терпения для власти 

118 дней протеста в Хабаровске: Фургаломобиль стал последней каплей терпения для власти
Фото: Свободная пресса
В Хабаровске 118 дней продолжаются акции протеста. Периодически они сопровождаются арестами и задержаниями. Так на на днях был задержан, а затем по решению суда арестован на 15 суток водитель «Фургаломобиля 2.0» Андрей Маклыгин. По информации ОВД-Инфо, причиной ареста стало повторное нарушение митингового законодательства (ч. 8 ст. 20.2 КоАП).
Впервые микроавтобус, оборудованный для приготовления и продажи еды, появился на улицах Хабаровска летом, колесил по городу, присоединился к акциям протеста, став их своеобразным символом. Из установленных на крыше колонок автомобиля, обвешанного портретами бывшего губернатора Хабаровского края , звучали советские патриотические песни, например, «Вставай, страна огромная». Примечательное кафе на колесах назвали «фургаломобиль».
Первый водитель микроавтобуса Ростислав Смоленский (Буряк) был задержан и арестован. Затем пришла очередь и второго водителя. В сентябре Андрей Маклыги был арестован на 4 суток за участие в несанкционированной акции в конце августа, однако 10 октября он вновь присоединился к акции в поддержку Сергея Фургала. На сей раз суд вынес более суровое решение.
Любопытно, что по официальной версии первый случай ареста с фургаломобилем связан с тем, что его владелец не уплатил транспортный налог. Есть и другая версия — в ходе протестных акций микроавтобус создавал помехи на дороге для других автомобиле. Есть еще одна деталь: как пишет ряд СМИ, Ростислав Буряк не мог получить разрешение на легальную работу в Хабаровске и обратился за помощью к Сергею Фургалу, но того арестовали. И тогда предприниматель решил его поддержать.
Как бы то ни было, но первые задержания и аресты водителей полюбившегося хабаровчанам микроавтобуса вызвали возмущение местных жителей. На этот раз столь громкого недовольства пока не отмечается, но надо сказать, что и сами протесты пошли на спад. По информации «МБХ медиа», 3 ноября жители Хабаровска впервые не вышли на акцию поддержки бывшего губернатора края.
«Вчера было самое малочисленное шествие, на котором задержали несколько человек. Думаю, это и стало «последней каплей» Хабаровского протеста», — предположил хабаровский журналист Андрей Пастухов.
Впрочем, и власти стали действовать жестче. Акцию, проходившую 10 октября, впервые разогнали силовики. Тем временем врио губернатора Хабаровского края усилил свою охрану якобы из-за поступающих в его адрес угроз.
«Мы слишком многих оттащили от корыта. Это не может нравиться некоторым, поэтому да, служба безопасности работает и будет работать», — заявил он на пресс-конференции об итогах 100 дней работы.
По его словам, подобные меря меры безопасности существуют во всех органах власти субъектов РФ. А вообще временно исполняющий губернатора высказывается за запрет митингов из-за неблагоприятной эпидемиологической ситуации. Запретят и всем станет спокойнее.
Политолог, эксперт ПРИСП считает, что протесты, безусловно, находятся на стадии спада, и даже арест водителя популярного в народе фургаломобиля вряд ли придаст им новые силы.
— Если учесть, что даже разгон марша сторонников Сергея Фургала 10 октября не спровоцировал мощную вспышку протеста, то арест водителя фургаломобиля тем более не приведет к подъему протестного движения. Но региональные власти не должны рассматривать это как повод для оптимизма. Недовольство хабаровчан никуда не исчезло, оно просто перешло в иную форму. Могу предположить, что для местных единороссов выборы в  станут самым сложным испытанием за все время существования регионального отделения партии. Серьезные проблемы возникнут и у представителей .
«СП»: — Почему акции пошли на спад?
— С одной стороны, граждане уже успели выплеснуть значительную часть накопленного негатива. С другой стороны, сказывается воздействие таких факторов, как отсутствие ощутимого эффекта (в виде хотя бы частичного удовлетворения требований протестующих), имевший место раскол среди организаторов акций и ухудшение погодных условий.
«СП»: — Ждать ли нового подъема протестного движения в Хабаровском крае?
— В данном случае любые прогнозы имеют такую же точность, как и гадание на кофейной гуще. Точно можно сказать одно: большинство проблем, наличие которых обеспечило поражение партии власти на выборах 2018 — 2019 гг., сохраняют актуальность для жителей края. Более того, устранение Сергея Фургала с должности губернатора основательно разозлило их.
Во-первых, его воспринимали именно как избранного, а не назначенного губернатора. Действующая модель смены главы регионов, признаем честно, предполагает почти гарантированную победу назначенного из Кремля врио, чаще всего являющегося «варягом». Это обеспечивает стабильность политической системы, но вызывает сбои в работе механизмов «обратной связи».
Во-вторых, риторика и публичные жесты Фургала в целом соответствовали представлениям широких масс о «правильном губернаторе». В-третьих, Фургал действительно активно помогал различным волонтерским и благотворительным проектам, в отличие от своих предшественников. И потому экс-губернатор сумел оставить о себе добрую память.
Не будем забывать и о том, что для региона характерен высокий уровень неформальной занятости. А именно представители теневого и серого секторов экономики больше всего пострадали от противоэпидемических ограничений. В итоге Хабаровский край продолжает оставаться «пороховой бочкой». Но когда в следующий раз «рванет» этот заряд, точно не знает никто.
«СП»: — В каких еще регионах в обозримом будущем могут вспыхнуть акции протеста?
— Нас, безусловно, еще ожидает немало масштабных акций протеста: сочетание экономического кризиса с сокращением социальных расходов государства естественным образом приводит к росту недовольства. Однако предсказать возникновение очагов протестной активности на конкретной территории крайне сложно, поскольку слишком часто детонатором протеста становятся непродуманные действия властей или связанных с ними бизнесменов. Шиес, Куштау, протесты против слияния Архангельской области и НАО, события в Хабаровске — всего этого можно было бы избежать, если бы изначально были просчитаны все риски сопутствующих решений чиновников.
«СП»: — И все-таки чего в истории с фургаломобилем больше — политики или креативного бизнес-решения?
— В данном случае, как мне кажется, преобладает все-таки политика. С учетом того, какое влияние региональные власти оказывают на условия работы предпринимателей, владелец фургаломобиля может уже смело закрывать свой бизнес.
«СП»: — Может ли он стать символом протеста в других регионах или это сугубо хабаровская история?
— Он может быть заимствован как элемент политической технологии, но не как символ. Это сугубо локальная история, как, например, «девочка в розовом» (она же — «девочка в шапке» или «девочка-секир башка») из Волоколамска.
Гендиректор Центра развития региональной политики также считает, что протест, связанный с Сергеем Фургалом, в Хабаровске если постепенно и не «сдувается», то приобретает иные формы.
— Такие художественные элементы характерны как раз для тлеющего протеста: он в обществе есть, но вместо уличных акций находит выход в акциях художественных. Это нормальная практика.
Это показывает, что уровень напряженности в Хабаровске по-прежнему высок, что принимать губернатора «от власти» люди не хотят, что настроены плохо по отношению к действующей власти в целом.
Не думаю, что такие автомобили могут поднять вторую волну, но помогут нарастить количество похожих небольших мероприятий подобного характера. Будут изобретаться новые формы, показывающие, что протест жив.
«СП»: — Фургаломобиль хоть и стал символом акции протеста, но изначально история была связана с бизнесом. Так что это — политическая позиция или хороший пиар-ход коммерсанта?
— Одно накладывается на другое. Со стороны человека — креативное бизнес-решение, а все остальные расценили как политический жест. Так и должно происходить: человек не должен думать, что он сейчас будет совершать политический жест, он делает то, что считает единственно возможным в сложившейся ситуации, а это приобретает некую ценность. Соответственно, подхватывается, превращается в мем, а дальше образ распространяется по медиа. На примере такого решения мы видим, что часто совершенно случайные события становятся культурными триггерами.
«СП»: — Эта идея может получить поддержку и продолжение в других регионах в случае протестов?
— Конкретно эта история нет. Но часто схожие художественные решения расползаются и тем больше их стараются включит в политический диалог. Все зависит вообще от количества протестов, пока в России подобных хабаровским нет. Были экологические, но они были иными и закончились.
Как только где-то начнет происходить что-то схожее с Хабаровском, думаю, что сначала копирование, а потом самостоятельные мемы могут возникнуть.
«СП»: — А какие протесты и где потенциально могут произойти, исходя из нынешней ситуации?
— Протесты могут быть разные — социальные, трудовые, политические, как с Фургалом (в Хабаровске никто не ожидал). Могут быть экологические: в Башкирии ситуация в подвешенном состоянии, мусорные протесты как на Северо-Западе, где пока непонятно как будет развиваться ситуация. Пока тяжело прогнозировать.
Видео дня. Forbes составил рейтинг самых щедрых миллиардеров Америки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео